Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Общество
«Аэрофлот» заявил о разработке нового решения по системе развлечений в самолетах
Спорт
Тренер сборной Бельгии ушел в отставку на фоне сенсационного вылета с ЧМ-2022
Происшествия
Сотрудник МЧС погиб при обстреле центра Донецка со стороны ВСУ
Политика
Кабмин расширил список запрещенных к вывозу из РФ товаров
Спорт
Бельгия не смогла пробиться в плей-офф ЧМ-2022
Мир
Лукашевич назвал СВО реакцией на неспособность ОБСЕ урегулировать конфликт на Украине
Политика
Песков призвал «всех молчать» на тему об обмене заключенными
Мир
Байден подарил Макрону зеркало
Мир
Шольц признал дефицит боеприпасов в вооруженных силах ФРГ
Происшествия
Задержан обстрелявший машину с ребенком в Новой Москве мужчина
Мир
Кулеба заявил о получении посольствами Украины в двух странах писем с угрозами
Мир
Позиция Испании по Украине не изменится из-за писем со взрывчаткой
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин 22 июня сообщил об окончании проекта тяжелых ракет-носителей «Протон», использовавшихся уже более пятидесяти лет, с 1967 года. Предполагается, что их произведут достаточное количество для исполнения уже заключенных контрактов и утвержденных проектов, а затем перейдут на использование более современной «Ангары». Тем самым в истории одного из наиболее успешных отечественных носителей будет поставлена точка. Почему так произошло и в чем причины подобного решения — разбирался портал iz.ru.

Что может «Протон»?

Для начала маленькая ремарка. Когда говорится о том, что ракете «Протон» более шестидесяти лет, не стоит думать, что с момента ее создания так ничего и не изменилось. Нет, ракеты постоянно модернизируются, одни доработки делаются от пуска к пуску, другие объединяют в большие модернизационные пакеты. Например, в 2012 году «Роскосмос» завершил переход на самую современную версию ракеты — «Протон-М». И она очень сильно отличается от «Протона», созданного в Советском Союзе более полувека назад.

Главным отличием стала полностью цифровая система управления. Кроме того, увеличен диапазон возможных наклонений опорных орбит, упрощена конструкция, появилась возможность установки головных обтекателей больших размеров, а значит и возможность размещения полезной нагрузки больших габаритов.

Если это так и «Протон-М» — практически новая ракета, какой смысл менять ее на «Ангару»? Вся проблема в том, что в программе «Протон» есть несколько критических минусов, усложняющих использование ракеты.

Ракета-носитель «Протон»

Фото: РИА Новости/Рамиль Ситдиков

Проблемы «Протона»

Основная «родовая травма» «Протона» в том, что он изначально разрабатывался для совсем других целей. Исходно это УР-500 — межконтинентальная баллистическая ракета тяжелого класса. Ее создавали для нужд военных, и главной ее задачей было донести до противника сверхмощную термоядерную головную часть (индекс — 8Ф17, мощность — 150 мегатонн). Запуск тяжелых спутников был лишь побочным заданием разрабатываемой программы. Но от этого проекта в итоге отказались, и на вооружении стоят совсем другие баллистические ракеты, а «Протон» все еще используется в качестве основного российского «космического грузовика».

В качестве топлива для УРов был выбран несимметричный диметилгидразин, он же гептил. Его основной плюс в самовоспламенении при контакте с окислителями на основе азотной кислоты и тетраоксида азота, что упрощает конструкцию ракеты и делает проще многократный запуск двигателей. Основные недостатки же этого вещества в его высокой токсичности и высокой канцерогенности. Просто вдохнув пары гептила, можно получить воспаление слизистых оболочек носоглотки и глаз, а в худшем случае реален и летальный исход. Оставшееся в падающих на землю топливных баках первой ступени горючее наносит приличный экологический вред казахстанской степи.

«Протон-М» с разгонным блоком «Бриз-М»

Фото: РИА Новости/Олег Урусов

Вот и получается, что запуски «Протона» стали главным аргументом в спорах об увеличении размера аренды за космодром Байконур, выплачиваемой «Роскосмосом» Казахстану. В 2007 году ступень «Протона» упала менее чем в сорока километрах от города Джезказган. Тогда Астана потребовала $60,7 млн и уменьшения количества пусков «Протона». После переговоров стороны сошлись на $2,5 млн компенсации. И это было штатное падение ступени, в ней остаются неизрасходованными несколько центнеров топлива. В случае же аварии количество выливающегося в степь гептила исчисляется тоннами.

Поэтому в случае ухудшения отношений между странами это же может стать и причиной разрыва космических отношений. В таком случае у России вообще не будет возможности запускать тяжелые ракеты. Стартовые позиции для «Протонов» имеются только на космодроме Байконур, и запуски проводятся лишь оттуда.

А вот стол для запуска «Ангары» есть на военном Плесецке, а к 2021 году его предполагается построить и на Восточном. Раньше предполагалось, что стол на Восточном будет иметь возможность для запуска пилотируемых вариантов ракеты «Ангара», однако в 2017 году от этой идеи отказались, и все пилотируемые полеты достались спешно разрабатываемому в настоящее время «Союзу-5».

Другой проблемой «Протона» часто называют его высокую аварийность, но и это не совсем так. К настоящему моменту «Протон» запускали 404 раза. 49 пусков закончились неудачей по причине аварии или некорректной работы ракеты-носителя. Это дает в итоге менее 90% удачных запусков, что по современным меркам немного. У самой современной версии «Протон-М» статистика лучше, на сегодняшний день ракета стартовала 103 раза, доля успешных запусков составила 90,2%. При этом, если не учитывать аварии разгонных блоков (ракета отработала штатно, а проблема случилась уже после, на этапе работы разгонного блока), то процент успешных запусков «Протон-М» составит более 96%.

Сборка ракет-носителей «Протон» в центре имени Хруничева

Фото: РИА Новости/Рамиль Ситдиков

Но заказчику в общем все равно, на каком этапе случился отказ, и слава «не самой надежной ракеты» неотступно следует за «Протоном», особенно после череды аварий 2010–2015 годов, часть которых пришлась на более старую версию ракеты — «Протон-К».

Основными заказчиками ракеты-носителя «Протон-М» являются Министерство обороны и ФГУП «Космическая связь», занимающееся телевещанием в России. Они обеспечивают достаточное количество запусков ежегодно, чтобы поддерживать проект на плаву. Однако до появления частного американского Falcon 9 запуски российского «Протона» составляли основную часть коммерческих запусков, успешно конкурируя с другими ракетами по цене. Даже сейчас «Протон» — наиболее успешная с точки зрения продаж пусковых услуг ракета России.

Новый фаворит

А на что же собираются поменять «Протон»? Чем лучше и современней приходящая ему на смену «Ангара»? Начнем по порядку. Основным плюсом стала более экологичная пара топливо/окислитель. «Ангара» использует керосин и жидкий кислород, что гораздо менее токсично, чем гептил. Правда есть у «Ангары» и свои слабые места.

Чтобы их увидеть, стоит сравнить обе ракеты-носителя. И сравнивать нужно уже существующие варианты (предполагается создание «Ангары-А5В» с кислородно-водородной третьей ступенью и новым разгонным блоком КВТК, также работающим на водороде, но это случится не раньше 2025 года). Поэтому разумнее всего сравнивать «Протон-М» с уже летавшей «Ангарой-А5», с одинаковым разгонным блоком «Бриз-М».

Ракета-носитель тяжелого класса «Ангара-А5» во время запуска

Фото: РИА Новости/Пресс-служба МО РФ

У «Ангары» выше стартовая масса, за счет этого и больше полезной нагрузки она может доставить на низкую опорную орбиту высотой в 200 километров. Если «Протон-М» закинет туда 23 тонны, то «Ангара» аж 25,8. Проблема в том, что редко требуется доставка полезной нагрузки максимального веса, под завязку. Чаще всего востребованы гораздо меньшие веса.

А вот при доставке спутников на геопереходную и геостационарную орбиту (высота 35 786 км) «Протон» гораздо грузоподъемнее. Для «Ангары-А5» это 5,4 и 2,8 тонны, а для «Протона-М» 7,1 и 3,7 тонны. Это может оказаться критичным при запуске массивных и сложных спутников связи.

Вторая проблема — это деньги. Во время «ценовых войн» по запускам цена на запуск «Протона-М» снижалась до $65 млн, что более чем привлекательный для клиентов вариант. Если сравнивать государственные проекты такого класса, то европейская Ariane 5 будет стоить более $220 млн, а цена за запуск американской Delta IV Heavy подойдет вплотную к 300 млн.

У «Протона» пока есть лишь один соперник, способный тягаться по цене, — это частная американская компания SpaceX и ее ракета-носитель Falcon 9 с указанной в спецификациях возможностью доставки на низкую опорную орбиту 22,8 тонн полезной нагрузки. Стоит сразу оговориться, пока Falcon 9 ни разу не продемонстрировала подобной возможности. По стоимости это сравнимо с российским «Протоном», точнее же сказать нельзя, учитывая, насколько ревностно бережется информация о реальной стоимости пусков.

А что «Ангара»? Проблема в том, что пока нельзя даже примерно сказать, сколько будет стоить один пуск. Если брать в расчет те две ракеты, что были созданы в 2014 году для тестовых запусков, то 15 апреля 2018 года глава научно-технического совета «Роскосмоса» Юрий Коптев в интервью СМИ сообщил, что стоимость первой «Ангары-А5» составила 3,4 млрд рублей, что сопоставимо со стоимостью двух единиц «Протон-М».

Макет ракеты-носителя «Ангара» на космодроме Плесецк

Фото: ТАСС/Михаил Джапаридзе

Это очень дорого и малоконкурентно, хотя изначально говорилось о том, что стоимость ракеты-носителя «Ангара» сильно снизится после запуска полномасштабного производства. Благодаря ее модульной структуре предполагается уже после производства ракеты тиражом 6–8 экземпляров ежегодно уменьшить ее себестоимость в полтора-два раза. Последующее увеличение количества по расчетам «Роскосмоса» сможет снизить стоимость пуска ракеты на несколько миллионов, чем у «Протона-М» сейчас.

Однако это лишь расчеты и говорить об этом можно в сослагательном наклонении. Дело в том, что в настоящее время производство «Ангары» создается в Омске, куда и переедет весь Центр им. Хруничева. Производство предполагается наладить лишь к 2021 году, да и то если не возникнет никаких дополнительных трудностей.

Переходный период

Что предлагается делать сейчас, пока производство «Ангары» еще не налажено? Дмитрий Рогозин говорит о том, что «Протоны-М» будут производиться и запускаться под все имеющиеся на данный момент контракты. Их более десяти, включая несколько коммерческих запусков и доставку модуля «Наука» на МКС. Предполагается, что сделанные под запас ракеты помогут российской космонавтике «продержаться» до момента начала полноценного производства «Ангары». Соответственно и основная задача сейчас не протянуть с переносом производства.

Фото: ТАСС/Владимир Смирнов

Можно говорить о том, что «Роскосмос» сделал ставку на «Ангару» как основной проект российской тяжелой ракеты. И это логично, учитывая более двадцати лет разработки. После этого «задушить» проект было бы не самым умным решением. Да и возможностей для модернизации у «Ангары» гораздо больше, за счет более современных решений, заложенных при проектировании.

Решение заменить одну тяжелую ракету на другую оправданно по многим причинам, среди которых и безопасность, и невозможность поддерживать и заниматься модернизацией сразу двух проектов. Вопрос только в том, успеет ли «Роскосмос» подготовить «Ангару» на замену и не случится ли лаг, оставляющий Россию без ракет тяжелого класса. Впрочем, и тут есть решение: достаточно пока просто поддерживать выпуск «Протонов» и ждать. В настоящее время это выглядит наиболее логичным.

 

Читайте также
Реклама