Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Юбка-брюки
2018-06-20 11:00:20">
2018-06-20 11:00:20
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

С 21 июня в российском прокате «8 подруг Оушена» — своеобразный полусиквел-полуремейк знаменитой трилогии Стивена Содерберга о шайке обаятельных грабителей; все роли в новом фильме играют женщины. На подходе — еще несколько подобных лент. Журналист Алексей Королев для портала Iz.ru разбирался, откуда пошла эта новая мода и насколько она новая.

Боевые подруги

О советском телефильме «Мой нежно любимый детектив», снятого в 1986 году Алексеем Симоновым по сценарию Горина и Хайта, нет статьи в англоязычной википедии и это, конечно, вызывает сейчас, в годину победившего гендерного равноправия, неописуемое удивление. Сами посудите. В тот самый год, когда в мировом прокате безраздельно царили Сталлоне («Кобра») и Чак Норрис («Отряд «Дельта»), Шварценеггер («Без компромиссов») и Пол Хоган («Крокодил Данди»), Том Круз («Лучший стрелок») и Микки Рурк («9 с половиной недель»), то есть в эпоху, когда главным на экране был маскулинный доминант, а героини в лучшем случае страстно приоткрывали влажный рот, чтобы заполучить туда клубнику, в СССР сняли абсолютно феминистский по духу фильм, в котором Шерлок Холмс и доктор Ватсон оказываются женщинами, а мужчины оказываются идиотами.

Кадр из фильма «8 подруг Оушена»

Фото: Каро-Премьер

В английском языке для таких фильмов есть отдельный термин, разумеется, поразительно емкий и понятный — gender-swapped, «гендерно замененные», по-русски ничего лучше, чем «женская версия» в голову не приходит; надеемся, феминистки не обидятся.

Сейчас gender-swapped movie — на вершине зрительского и, главное, продюсерского интереса. Все началось в позапрошлом году с новых «Охотников за привидениями» (довольно посредственных), продолжилось «Подругами Оушена» и целым букетом проектов, выход которых запланирован на ближайшую пару лет (о них поговорим ниже). Конечно, это отчасти показатель кризиса прорывных креативных решений, но на какое-то время агонию традиционного театрального жанрового кино (с каждым днем теряющего позиции по сравнению с миром новых сериалов), это отложит. Другое дело, что идея заменить героя мужчину на женщину вовсе не нова — и началась, разумеется, даже не с «Моего нежно любимого детектива».

От Гамлета до русалки

Датчанку Асту Нильсен называют первой настоящей международной кинозвездой в истории — перед Первой мировой ей не было равных популярности в Германии, России и Франции, она получала астрономическую зарплату в $80 тыс. в год и сама выбирала для своих фильмов не только режиссеров и сценаристов, но и продюсеров. В 1921 году Асте захотелось сыграть Гамлета — нормальное желание для любого артиста, вне зависимости от пола. Фильм вышел весьма скандальным, разумеется, хотя полноценным gender-swapped его все же считать нельзя — все остальные мужские роли играли актеры-мужчины, да и Гамлет Нильсен был одет в камзол и рейтузы, просто по сюжету он был рожден девочкой. Впрочем, то, что было позволено Асте Нильсен, остальным повторять было рискованно, поэтому серьезные попытки перелицевать известный и даже классический сюжет под исполнителя-даму не предпринимались на протяжении нескольких десятилетий.

Актриса Аста Нильсен в роли Гамлета

Фото: Art-Film GmbH

В качестве курьеза можно упомянуть пьесу «Двенадцать разгневанных женщин», поставленную в 1956 и успеха не имевшую — но зато это первая настоящая «женская версия», все героини-присяжные здесь в юбках. Сорок лет спустя на экранах мелькали «Парень-каратист 4», где «парнем» была двадцатилетняя Хиллари Суонк и «Степфордские мужья» с Майклом Онткиным (шериф Трумен из «Твин Пикс»), но все это проходило по разряду малобюджетных киношуток.

Ныне за дело взялись всерьез. Кроме «Подруг Оушена» в этом году уже вышли японский сериал «Мисс Шерлок» (привет Горину и Хайту), комедии «Душа компании» (женский ремейк «Снова в школу» с Роджером Данджерфилдом) и «За бортом» (мать-одиночка вылавливает в море миллионера, потерявшего память), в октябре ждем новый сезон «Доктора Кто» с Джоди Уитакер («Броадчерч») в заглавной роли, а под Рождество — фильм «Чего хотят мужчины», где Тараджа Хенсон («Империя») в роли баскетбольного агента будет безжалостно проникать в мысли игроков и менеджеров НБА — в корыстных, разумеется, интересах. На будущее лето твердо анонсированы «Отпетые мошенницы» с Энн Хэтуэй и Ребел Уилсон вместо Майкла Кейна и Стива Мартина, а там, глядишь, и доживем до нового «Повелителя мух» с девчачьим кастом, «Всплеска» (Ченнинг Татум играет русалку?) и женской версии комедии Фрэнка Оза «А как же Боб?».

Ничего общественного, только бизнес

Разумеется, всё это проще всего списать на политкорректность и феминизм. Однако при всем их опасливом уважении к текущим общественно-политическим тенденциям, продюсеры — это в первую очередь люди, которые очень хорошо умеют считать деньги. И подсчитали они, например, что в 2015 году фильмы, в которых главные герои — женщины, собрали почти на 16% больше денег, чем фильмы с героями-мужчинами. То есть это тренд в первую очередь коммерческий — и только во вторую социальный.

Кадр из фильма «Черная пантера»

Фото: WDSSPR

Впрочем, если расчет на целевую аудиторию «сестер» у продюсеров тоже имеется, то в этом году он получил неожиданное и мощнейшее обоснование. Речь, разумеется, о «Черной пантере», фильме небывалом по замыслу — настоящий блокбастер, в котором практически все герои — чернокожие.

Конечно, его создатели не рассчитывали, что делают блэксплоатейшн, но сборы «Пантеры» превысили все разумные прогнозы. Если среди зрителей среднестатистического фильма в США афроамериканцы составляют 15%, то у «Пантеры» этот показатель зашкалил за 37%. Но ещёе интереснее другая цифра: в то время как на обычном фильме о супергероях (которые, понятно, в 9 случаях из 10 — мужчины) в зале сидят 62% мужчин и 38% женщин, то у «Пантеры» это соотношение — 55:45.
Это и называется «расширение аудитории», и на примере «Пантеры» абсолютно понятно, за счет чего это расширение произошло. Любая, самая робкая попытка отойти от стереотипов вызывает неслыханный энтузиазм у людей, которых в обычных обстоятельствах купить билет не заставишь.

Маловероятно, что мы присутствуем при рождении нового стратегического тренда. В конце концов, драматических ситуаций, если верить Жану Польти, всего-то 36, а фильмов, пригодных для genderswap’а. — и того меньше. Но во всяком случае на ближайшие несколько лет стоит разучиться удивляться самым неожиданным попыткам поменять киногероям пол — ведь слухи ходят о феминизированных версиях «Омерзительной восьмерки» и даже — Господи, дай сил это представить — сериала «Во все тяжкие».

 

Читайте также