Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Сюжет:

«Мы делаем всё для цифрового рывка»

Глава Sberbank CIB Игорь Буланцев — об искусственном интеллекте, блокчейне и оживлении инвестрынка
0
Фото: РИА Новости/Виталий Аньков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Sberbank CIB совместно с Национальным расчетным депозитарием готовит к запуску инновационный проект по ICO, рассказал в интервью МИЦ «Известия» на полях Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) старший вице-президент Сбербанка, руководитель Sberbank CIB Игорь Буланцев. О блокчейне, работе банков с «поколением Z» и оживлении на инвестиционном рынке — в материале портала iz.ru. 

— Игорь Владимирович, как Вы считаете, возможен ли рывок в развитии цифровой экономики в России в существующих условиях? Сколько на это нужно лет? 

— Конечно, это и возможно, и абсолютно необходимо. Мы делаем всё, чтобы этот цифровой рывок произошел. В каких-то отраслях он станет особенно очевидным, но на самом деле изменения происходят и сейчас, каждый день. 

— Мы живем в цифровую эпоху, цифровые технологии стали частью нашей будничной жизни. А как они повлияли на банковский сектор? 

— Коренным образом. Банки всегда были проводником технологий. Вообще, инновации появляются прежде всего в массовом, розничном бизнесе. И банки, поскольку работают с розничными клиентами, конечно же, применяют новации. Это касается и новых продуктов, и улучшения существующего сервиса, и модернизации внутренних технологии и процессов. Везде мы видим существенное продвижение. 

— Как это отразилось на поведении клиентов, их требованиях к услугам? 

— Сейчас очень много разговаривают про разные поколения и их взгляд на новые продукты. Есть, допустим, «поколение Z», которое не вылезает из социальных сетей. Конечно, к каждому клиентскому сегменту должен быть отдельный подход. Всё новое, что сейчас появляется, неизбежно проникает в нашу жизнь. Дальше всё зависит от конкретных людей и их привычек. 

— Много в последнее время говорят и о блокчейне, технологиях распределенных реестров. Можете объяснить для простого человека, что же это все-таки такое?

— Это очень просто. Блокчейн, как Вы правильно сказали, представляет собой распределенный реестр. Это запись в распределенном (то есть без централизованного контрагента) реестре, запись каких-то событий — транзакций, например. Которые невозможно обратить назад, которые доступны для широкого круга. Это порождает большое количество технологических возможностей. 

— А что эта технология дает банковскому сектору?

— Можно смотреть в разных аспектах. Это новые сервисы, улучшение имеющихся и существенная реорганизация бизнес-процессов, внутренних процессов, а также экономия затрат на них. 

— Какие Вы видите перспективы этой технологии? Когда она станет массово применяться для клиентских операций в розничном секторе? 

— Какие-то аспекты уже применяются. Был большой хайп вокруг криптовалют — сейчас мы видим, что в России уже в первом чтении принят закон о цифровых активах. 

Много наработок, пилотных проектов есть по разным направлениям. Мы за последний год сделали, например, аккредитив на блокчейне. Мы делаем гарантии на блокчейне, первую платежную транзакцию. Буквально вчера мы сообщили, что вместе с Национальным расчетным депозитарием (НРД, входит в группу Московской биржи) готовим в регулятивной песочнице ICO — это одно из очень перспективных направлений, которое может дать очень серьезный толчок к альтернативным формам привлечения инвестиций. 

— А какой проект выходит на это ICO?

— Это российская компания, которая является лидером в онлайн-обучении. Мы потом раскроем все детали. Надеемся, что в августе-сентябре мы сделаем это ICO и те токены, которые мы будем продавать, будут привязаны к сервису, который работает в компании. 

— Какие новые подходы, кроме тех же криптовалют, Вы применяете в инвестиционном бизнесе? 

— Наверное, самым прорывным можно считать применение искусственного интеллекта. Под это понятие начали обобщать очень многое, в том числе машинное обучение нейросетей. Для нас это имеет огромное значение — внедрение различных аспектов искусственного интеллекта, начиная с анализа финансового состояния, кредитоспособности, принятия кредитного решения, заканчивая улучшением бизнес-процессов и увеличением внутренней эффективности.

— Искусственный интеллект способен помочь сделать индивидуальное предложение клиенту, проанализировать его потребности или помочь ему сделать выбор самостоятельно?

— Конечно. Они нужны там, где необходимо работать с большими базами данных, большим количеством вводных, внутренних и внешних источников информации. Это как раз то, что позволяет сделать максимально персонифицированное предложение клиенту. 

— Как Вы оцениваете ситуацию на инвестиционном рынке? 

— В 2017 году мы видели серьезный всплеск и рост размещений, например, облигационных займов. И на внутреннем, локальном рынке — рублевые облигации, и на внешнем рынке — еврооблигации. Мы видели большой интерес со стороны западных инвесторов к российским именам. Рынок IPO и SPO (вторичное размещение) точно так же начал активно подниматься. 2014–2015 годы были совсем не активными, а в период 2016–2017 годов мы видим прорыв в этом направлении. Я думаю, что тенденция сохранится.

 — Из-за чего расклад изменился?

— Во-первых, повлияла экономическая ситуация. Конечно, в 2014 году на фоне падения цен на нефть и рецессии в экономике риски оценивались как увеличенные, и многие инвесторы делали такую позицию hold («держи»), останавливались. Но вместе со стабилизацией и цены на нефть, и других экономических факторов мы увидели в 2017 году переход от падения к стабилизации и к росту. Он пока не такой существенный, как хотелось бы, но, так или иначе, мы видим рост. 

— Как инвестиционное сообщество сейчас чувствует себя в России? Какие отрасли наиболее активны? 

— По технологиям мы видим рост, конечно. Технологии прежде всего внедряются и переворачивают рынки, которые связаны с массовым потреблением и большим количеством клиентов. Очень активно развивается всё, что касается розничных индустрий. Во многих отраслях ситуация зависит от конкретных компаний. К наиболее прогрессивным компаниям, которые и применяют технологии, и показывают хорошее корпоративное управление, и интерес существенный. 

— Можно ли выделить какую-то инвестиционную стратегию, которая сейчас наиболее эффективна в России? 

— Это зависит от профиля инвесторов. Мы приглашаем вас, допустим, поучаствовать в запуске проекта «Сбербанк — инвестор». Когда розничный клиент заходит туда, он проходит риск профилирования, и в зависимости от его риск-профиля предлагаются разные стратегии. Это могут быть и инвестиции в акции, очень интересные потенциально. Российский рынок сейчас в этом плане явно недооценен. Это могут быть исключительно продукты с фиксингом, когда более стабильный доход, но меньшая доходность. 

— Чего Вы ждете от ПМЭФ в части цифровой экономики? 

— Все предыдущие форумы показывали, что повестка, которая обсуждается на форуме, а уж тем более поддерживается президентом и правительством, получает дополнительный толчок к развитию. Мы тоже привезли свои предложения, продукты, сервисы по разным направлениям и технологиям. Мы с вами говорили про искусственный интеллект, блокчейн, но есть и большое продвижение в робототехнике, автоматизации и других сферах. Мы следим за дискуссиями на полях форума, которые впоследствии найдут отражение в сотрудничестве Сбербанка с нашими клиентами.

 

Прямой эфир

Загрузка...