Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Не «застрять» в тюрьме
2018-05-03 13:58:01">
2018-05-03 13:58:01
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В скором времени должен состояться очередной этап обмена пленными между Киевом и самопровозглашенными республиками ДНР и ЛНР. По словам представителей Донбасса, украинская сторона всеми силами пытается затянуть эту процедуру, но надежда, что списки будут сверены и процесс запустится, всё же сохраняется.

Ранее, в декабре 2017 года, в ходе большого обмена Киев передал республикам Донбасса 233 политических узника. На границе освобожденных встречали аплодисментами и цветами. «Начинаем новую жизнь!» — делились вчерашние заключённые.

В Донецке бывших военнопленных после медицинских осмотров расселили в пунктах временного размещения — общежитиях. Отдельных квартир никто не обещал, рады были и такому углу — тем более после бетонных мешков, в которых многие провели и год, и два, и три. Первые три месяца проживания — бесплатно. Далее — за «коммуналку»: от 210 до 790 рублей в зависимости от отопительного сезона. Соседи по секциям — такие же собратья по несчастью: вынужденные переселенцы, потерявшие кров в ходе войны.

Обмен пленными между Киевом, ДНР и ЛНР в Донбассе

Фото: ТАСС/Матыцин Валерий

Главный «временный пункт» Донецка располагается при медицинском университете на улице Калужской. Сегодня здесь размещено 65 человек, прошедших плен. Большинство — гражданские, по тем или иным причинам попавшие в «сепаратисты».

За четыре месяца, признаются новоселы, только единицы из них смогли кое-как наладить свою жизнь: определиться с работой, обзавестись документами (в тюрьмах паспорта у всех уничтожили). Остальные по-прежнему находятся в подвешенном состоянии. Особенно трудно приходится тем, кто прибыл из других регионов. Родственников и друзей нет, город чужой. Обратно вернуться невозможно — уголовные дела на Украине не закрыты.

Одна из обитательниц такого пункта — харьковчанка Елена Петрук. «Почётная бабушка, — говорит она про себя. — Пять внуков». В украинском плену провела 2 года и 8 месяцев.

— В начале 2014-го я руководила инициативной группой, которая вывозила дончан из зоны боевых действий и размещала в Харькове, — рассказывает Елена. — Потом вступила в подпольную группу «Сопротивление», мы проводили диверсии против националистов — в частности, взорвали памятный знак УПА. В 2015-м меня схватили, поместили в СИЗО. Издевались — прострелили ногу, выбили пальцы, повредили переносицу. Пять месяцев держали в одиночке. Срок светил от 15 лет до пожизненного. На обмен попала чудом — походатайствовал кто-то на российской стороне.

О жизни на новом месте Елена отзывается неоднозначно. За комнату — спасибо. Предметами первой необходимости обеспечили. Больных и инвалидов лечат. Но где брать средства к существованию? «Красный Крест» привозит продуктовый набор раз в два месяца: его хватает на неделю. На работу пенсионеру не устроиться — возраст не тот. Да и многие молодые не способны взять быстрый старт: необходимо сначала поправить здоровье. Вот и получается, что зависли между небом и землей. Спасают инициативные группы, волонтеры, те же военные. Да, понятно, что с ложки кормить никто не будет — республика на военном положении. Но на автономное существование способны пока не все.

Ольга Л. родом из городка Дзержинск Донецкой области (сейчас это территория Украины). В плен попала в декабре 2016 года.

— Корректировала огонь артиллерии ДНР, — рассказывает она. — Из моего Дзержинска прямой наводкой бьют по Горловке, Зайцево, Никитовке. Танки и «Грады» ставят между частными домами. Моя задача была ходить, смотреть и сообщать нашим по телефону их координаты. По этому телефону меня и вычислили. Приехала целая группа захвата, увезли на запад — в Винницу. Сразу скажу, что не издевались, не били. В заключении пробыла недолго, внесли в списки. Повезло. А вот несколько моих земляков так и остались там.

На новом месте женщина оформила пенсию — 2,9 тыс. рублей. Это — единственный источник дохода. Паспорт еще не получила, а значит, нет возможности выехать за пределы республики: в России у Ольги живет дочка.

Разрушенный в результате бомбежки пригород Донецка

Фото: ТАСС/Спринчак Валентин

Еще один освобожденный — Юрий Ковальчук. Был активистом «Антимайдана», принимал участие в ополчении, несколько месяцев работал в России. На Украину был депортирован в 2017-м из-за просрочки миграционных документов. В плену провел полгода. Среди подробностей — выбитые зубы, сломанные ребра, камеры с уголовниками. Сейчас переехал в Луганск. Работает журналистом, снимает квартиру. Встать на ноги помогли близкие люди — был бы один, возможно, так и ждал бы, пока государство подставит плечо. В ближайшее время Юрий собирается написать методичку с полезными советами для людей, попавших в украинские застенки.

Впрочем, получается, что подобная методичка нужна и для тех, кто вернулся из плена. Как восстановиться, как найти себя на новом месте, как не впасть в состояние «иждивенца»? Да, минимального пособия многим на первое время не хватает — это факт. Но кто-то и сам не желает адаптироваться.

 

По словам психолога медико-психологического центра при республиканской неврологической клинике Донецка Анны Кибукевич, некоторые военнопленные, к сожалению, «застревают» в военном или тюремном периоде: вся их жизнь крутится вокруг этих воспоминаний. Они не хотят, а где-то не умеют освободиться от этого груза. Часто отсутствие поддержки со стороны только усугубляет ситуацию: человек полностью уходит в себя. По-хорошему, ему нужно выговориться, оставить прошлое позади и идти дальше.

Работу эту в республике еще только предстоит наладить. В настоящее время Донецк разыскивает 289 человек, которые могут содержаться в украинских изоляторах и тюрьмах. Рано или поздно они, возможно, выйдут на свободу и также столкнутся с реальностью, которая будет отличаться от оптимистических ожиданий. Хочется надеяться, что адаптация их пройдет менее болезненно.

Украинские военнослужащие во время обмена пленными 

Фото: РИА Новости/Стрингер

Что касается нового обмена пленными, то, как рассказала «Известиям» омбудсмен ДНР Дарья Морозова, республики Донбасса готовы к этому шагу, предварительная формула — «14 на 80». Как сообщил на днях сопредседатель российской контактной группы на Украине Борис Грызлов, перспектива такого обмена существует, проходить он, вероятнее всего, будет пошагово, сейчас выверяются списки.