Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Война за мир
2018-02-20 13:11:23">
2018-02-20 13:11:23
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Прошел ровно месяц с момента начала военной операции Турции «Оливковая ветвь» в северной Сирии. Официальной целью стартовавшей 20 января кампании против сирийских курдов является очищение приграничных районов от боевиков, которые представляют серьезную военную угрозу национальной безопасности Турции. 15 февраля стало известно, что курдские силы самообороны договорились с Дамаском о вводе армии Сирийской Арабской Республики в Африн для отражения атак Турции и ее союзников. А уже 20 февраля отдельные отряды вошли в город, что вызвало крайне резкую реакцию со стороны Турции, ответившей на это бомбардировками. Кризис нарастает, и противоречий меньше не становится. Турция определенно намерена нарастить свое присутствие в Сирии. Подробности — в материале портала iz.ru.

Чужая земля

По последним данным министерства обороны Турции, в ходе операции «Оливковая ветвь» было нейтрализовано более чем 1,6 тыс. террористов. При этом вооруженные силы Турции потеряли 31 солдата и 27 бойцов из протурецких группировок так называемой Свободной сирийской армии, оказывающих вспомогательные функции.

По заявлениям руководства Турции, очищенная от курдских вооруженных групп территория должны быть передана под управление местного населения, а зона безопасности должна превратиться в районы проживания сирийских беженцев, находящихся сейчас в Турции.

При внимательном рассмотрении общественно-политических дискуссий вокруг операции в самой Турции становится понятно, что подготовка, выполнение и заявленные цели кампании вызывают много вопросов. Во-первых, до начала операции не было понятно, будет ли дан зеленый свет этой акции со стороны России. Не была проведена подготовительная работа по созданию логистической инфраструктуры для будущих спецопераций. В результате первых боев с курдскими боевиками стали очевидны просчеты в координации действий между разными видами войск. Это сказалось, например, в использовании бронетехники в роли статичных огневых точек, поскольку необходимое оборонительное окружение со стороны пехоты отсутствовало.

Фото: Global Look Prees/Dha

Наконец, до сих пор нет внятного ответа на вопрос, сколь далеко турецкие военные готовы продвигаться на территории курдского анклава Африн. Неизвестно, будет ли Турция пытаться получить контроль над одноименным административным центром анклава, ведь попытки выбить курдских боевиков из города Африн могут быть сопряжены с потерями среди гражданского населения, чего Турция пытается избежать всеми силами.

Параллельно с событиями в Африне турецкая армия 15 февраля установила 6-й по счету из 12 предусмотренных Астанинскими соглашениями наблюдательный пункт в провинции Идлиб. В рамках достигнутых в сентябре 2017 года договоренностей между Россией, Турцией и Ираном Анкара возложила на себя обязанность стабилизировать ситуацию в провинции, где продолжают действовать группировки международной террористической организации «Аль-Каида», воюющая в Сирии под именем «Хайят Тахрир аш-Шам» (организации, запрещенные на территории РФ. — iz.ru).

Установление наблюдательных пунктов дает Турции возможность не только разделить зону ответственности, но и предотвратить нападение правительственных сирийских войск и проасадовских группировок на дружественные Турции группы вооруженной оппозиции. Именно объединив указанные оппозиционные группы, Анкара рассчитывает на размывание влияния террористов из ХТШ и в конечном счете на разложение всей организации, что и положит началу политическому процессу в самой провинции Идлиб под прямым руководством Турции.

Центры силы

Можно ли рассматривать действия Турции по расширению своего присутствия в Сирии как единую политику с определенными долгосрочными целями? Вряд ли. Во-первых, внешняя политика Анкары уже давно потеряла проактивный характер. В настоящий момент она представляет собой ряд шагов, направленных в первую очредь на смягчение последствий ошибок турецкого руководства. Во-вторых, внешняя политика Турции сегодня во многом определяется решениями других игроков в регионе, прежде всего России и США.

Всё большее сползание Анкары в сирийских конфликт означает, что на ее действия оказывает влияние много проблем, решение которых требует разных подходов.

Так, очевидно, что на сегодня приоритетом Турции является недопущение создания на собственной границе курдского государства. Успехи сирийских курдов в борьбе с ИГИЛ (организация запрещена в РФ. — iz.ru), строительство самостоятельной политической структуры самоуправления и создание вооруженных сил самообороны имеют прямое влияние на противостояние турецкого правительства с Рабочей партией Курдистана уже в пределах самой Турции.

Фото: Global Look Prees/Xinhua

Задачу противостоять экспансии сирийских курдов осложняет факт сотрудничества главной курдской политической силы страны — Партии демократического союза — с американскими военными. Несмотря на то что Вашингтон говорит о необходимости подобного военно-политического сотрудничества из-за высокой угрозы возрождения ИГИЛ в Сирии, у Турции и у России существуют подозрения относительно того, что истинной причинной тесного союза американцев и курдов является желание сохранить контроль над важной ресурсной частью Сирии и в будущем оказывать влияние на положение вещей в ходе политического процесса.

Кроме того, Турция вынуждена искать альтернативные пути решения курдского вопроса в Сирии по причине неработающего механизма коммуникации с американским правительством. В США набирают силу антитурецкие настроения на фоне критики в адрес президента Эрдогана за его авторитарные замашки.

Своя игра

Реакция Анкары на сотрудничество сирийского правительства и сирийских курдов неоднозначна. С одной стороны, Турция не намерена признавать Асада в качестве партнера по решению военно-политических вопросов на обеих сторонах границы. С другой — турецкое руководство всё ближе к осознанию того, что только через диалог с Дамаском оно может обуздать курдские амбиции и оградить себя от угрозы курдского терроризма и сепаратизма.

Сообщения о возможной сделке между Дамаском и курдской Партией демсоюза в Африне нужно рассматривать в этом ключе. Турция будет приветствовать передачу контроля над Африном сирийскому правительству, так как подобная сделка может решить сразу несколько насущных проблем Анкары: уменьшить потери собственной армии и поправить имидж страны в арабском мире, который в большей своей части раскритиковал «Оливковую ветвь» как вторжение в арабскую страну.

Фото: REUTERS/Murat Cetinmuhurdar/Presidential Palace

В Идлибе Турция заинтересована в консолидации своего влияния за счет укрепления дружественных оппозиционных групп и их легитимации посредством участия в сирийском политическом процессе. В перспективе, при удачно реализованном процессе стабилизации, Турции удастся создать в провинции условия для возвращения части из 3,5 млн беженцев, находящихся сегодня на турецкой территории.

Русский вопрос

В интересах России понять истинные причины участия Турции в сирийском конфликте. Турция крайне негативно реагирует на случаи сотрудничества российских властей и сирийских курдских группировок. В рамках этой проблемы необходимо донести до турецких властей, что Россия не заинтересована в интернационализации сирийской курдской проблемы. Именно это заставляет Россию критиковать США за попытки создать политическое образование на севере Сирии, которое может вызывать резкую реакцию у стран региона, Турции, Ирака и Ирана.

Наконец, Россия заинтересована в участии Турции во всех совместных инициативах, направленных на политическое разрешение конфликта. При этом, конечно, нужно иметь в виду, что и у Турции есть свои интересы в Сирии.

Учитывая высокую степень непредсказуемости развития событий, жизненно необходимо развивать контакты между сирийскими, турецкими и российскими представителями. Постоянная калибровка позиций с учетом изменений на земле может способствовать предотвращению непредвиденных конфликтов.

 

Загрузка...