Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Действия МОКа в отношении России — чистая политика»

Вице-чемпион мира по шахматам Сергей Карякин — о секретах подготовки к турниру претендентов, неудачном сезоне, поддержке Владимира Путина и скандале вокруг олимпийского движения
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Три российских гроссмейстера — Сергей Карякин, Владимир Крамник и Александр Грищук — добились права сыграть в турнире претендентов, который пройдет в Берлине с 10 по 28 марта 2018 года. Призовой фонд соревнований составит €420 тыс. Победитель станет соперником норвежца Магнуса Карлсена в матче за мировую шахматную корону.

Сергей Карякин попал на турнир как участник предыдущего матча на первенство мира. Сейчас 28-летний гроссмейстер имеет наименьший рейтинг среди претендентов. При этом на турнире претендентов-2016 в Москве он был седьмым по этому показателю, что не помешало ему одержать итоговую победу. Как заявил в интервью «Известиям» шахматист, на успех он рассчитывает и в 2018 году.

— До турнира претендентов чуть больше месяца. На какой стадии ваша подготовка? 

— Я провожу трехнедельный сбор со своей командой в Шотландии. Тут отличные условия, в том числе климатические. К тому же здесь ничего не отвлекает меня от работы. По приезде в Москву у меня еще останется время на психологическую подготовку и приведение себя в необходимую физическую форму. Кстати, в последнем мне поможет мой полный тезка — пятиборец Сергей Карякин (самый молодой в истории чемпион мира по пятиборью. — «Известия»), с которым меня познакомил мой менеджер Кирилл Зангалис. Сергей получил травму, и это позволило ему найти время в своем графике, чтобы помочь мне подготовиться к матчам в Берлине. 

Отдельное спасибо хотел бы сказать вице-президенту Федерации шахмат России (ФШР) Андрею Гурьеву — вложенные им средства очень помогли при подготовке к турниру претендентов. На них был куплен мощный компьютер и сформирован тренерский штаб, куда добавилась пара сильных гроссмейстеров, имена которых я называть не могу.

— Перед матчем с Магнусом Карлсеном вам помогала экс-пятая ракетка мира Анна Чакветадзе. В этот раз решили не прибегать к ее услугам?

— Анна дала мне несколько уроков игры в теннис, но я бы не назвал это полноценным тренировочным сбором. Это была скорее PR-история, хотя кое в чем она мне действительно помогла. В этот раз я сосредоточусь на подготовке под руководством Сергея Карякина. Он суперпрофи и знает все тонкости правильного питания и распределения физической нагрузки.

— Многие называют нынешний состав турнира претендентов сильнейшим в истории. Согласны с этим мнением? 

— Турнир претендентов — самый важный турнир, в котором мне приходилось принимать участие. Все прекрасно понимают, что из-за критериев отбора туда попадают только избранные. Возможно, не хватает Максима Вашье-Лаграва, который фантастически проводит последние два года. Ему чуть-чуть не хватило удачи, чтобы отобраться на турнир претендентов. В конце 2017 года Виши Ананд показал, что он находится в отличной форме, выиграв чемпионат мира по рапиду и заняв третье место на чемпионате мира по блицу. Не отобрался на турнир претендентов и Хикару Накамура, имеющий высокий рейтинг. По этому показателю я, возможно, порчу общую картину (Карякин занимает 13-е место в рейтинге ФИДЕ. — «Известия»), но сейчас рейтинг не главное. Это очередной представительный турнир, выиграть который может любой из восьми участников. Шансы и стартовые позиции у всех гроссмейстеров равны. 

— При этом 2017 год сложился для вас не очень удачно…

— Это так. Я бы оценил свой 2017 год в шахматной классике как очень плохой. Но серебро на чемпионате мира по блицу придало мне оптимизма. Более того — здорово, что сейчас меня считают аутсайдером. Я спокойно реагирую на волну критики. Мол, Карякин занимается пиаром, политикой и чем угодно, но только не шахматами. Игра всё покажет. У меня колоссальный опыт участия в турнире претендентов. В Ханты-Мансийске и Москве также мало кто верил в меня, но в 2013 году я занял второе место и был единственным гроссмейстером, способным догнать Виши Ананда. А в 2016-м одержал победу. Теперь я целенаправленно готовлюсь к Берлину. 

— Вы дружите с другими российскими участниками турнира претендентов — Александром Грищуком и Владимиром Крамником? Что скажете о сильных сторонах этих гроссмейстеров?

— Не сказал бы, что мы тесно общаемся. У топовых шахматистов не бывает дружбы, слишком индивидуальный у нас вид спорта. Могу сказать так: у нас прекрасные отношения  с Сашей и Владимиром, но за доской мы принципиальные соперники. Если говорить про их уровень, то они не нуждаются в представлении. Владимир Крамник — 14-й чемпион мира, Александр Грищук — трехкратный чемпион мира по блицу. Это элита мировых шахмат. Грищук немного затаился, особо нигде не играл в последнее время. Крамник же показал, что находится в великолепной форме, заняв третье место на представительном турнире в Вейк-ан-Зее.

— В ноябре 2017 года после окончания командного чемпионата Европы, где сборная России стала второй, вы вступили в перепалку с Яном Непомнящим в Twitter. Конфликт улажен?

— Да, мы сразу же помирились. Классно, что об этом написали практически все СМИ и тема долго обсуждалась. Это лишний раз доказывает, что публике гораздо интереснее околоспортивные новости, чем, например, новинка в испанской партии. Мы с Яном немного повеселились, «пошоуменили». Может, серьезные люди это осудят, но, на мой взгляд, для популяризации шахмат это вполне нормальный ход. Мы извинились друг перед другом за грубость и пожали руки при встрече. 

— Президента Федерации шахмат России (ФШР) Андрея Филатова переизбрали на второй срок. Вы довольны таким развитием событий? 

— Андрей Васильевич очень помог мне при подготовке к матчу с Карлсеном. Но я публично поддерживал его на выборах не только из-за этого. Он вкладывает душу в шахматы. При нем шахматные турниры прошли в Третьяковской галерее, Русском музее, Лувре… Суперфиналы чемпионата России, которые всегда проводились в Москве, выехали в регионы: Чита, Новосибирск, Казань, Нижний Новгород. «Белая ладья» стала фантастическим турниром для детей. В моем детстве представить организацию юношеских соревнований такого уровня было невозможно. В сочинском центре «Сириус», где обучают одаренных детей, открылось шахматное направление… Это только часть проектов, которые были реализованы за четыре года. Так что Филатов на своем месте и впереди у российских шахмат светлое будущее.

— При этом ФШР поддержала сразу двух кандидатов на пост президента ФИДЕ — Кирсана Илюмжинова и Анатолия Карпова. На чьей вы стороне?

— С Анатолием Карповым у меня великолепные отношения. В 2010 году я поддерживал его на выборах президента ФИДЕ. Кирсан Илюмжинов очень многое сделал для развития шахмат во всем мире. Я с большим уважением отношусь к этим кандидатам, но пока не готов делать выбор. Хочется увидеть их программы, команду, с которой они пойдут на предстоящие выборы. 

— Гроссмейстер Владимир Федосеев в интервью «Известиям» отметил, что круговая система турниров в элитных шахматах — пережиток прошлого. По его мнению, надо вернуться к нокаут-системе, чтобы поднять зрелищность элитных шахмат. Согласны? 

— Раньше все ругали «нокаут». Сегодня появилось много критиков у круговой системы. Будь моя воля, я бы играл только в блиц. Но это неправильные рассуждения. Все форматы шахматных турниров по-своему интересны. Поэтому их микс — идеальный вариант для развития шахмат. 

— Вы стали доверенным лицом Владимира Путина. Согласно закону, одной из ключевых функций доверенных лиц является участие в публичных мероприятиях в поддержку кандидата и ведение агитации. Будет ли у вас на это время, учитывая плотный график при подготовке к турниру претендентов?

— Во-первых, у меня есть социальные сети. Во-вторых, у меня иногда бывают и выходные. В-третьих, некоторые действия не мешают подготовке. Поэтому я буду делать всё, что в моих силах, так как никогда не скрывал своей полной поддержки Владимира Путина.

— Как вы относитесь к отказу МОКа приглашать на игры в Корее российских спортсменов, которые никогда не были уличены в употреблении запрещенных препаратов?

— Не хочется влезать в подробности этой истории, но все прекрасно понимают, что действия МОКа — это чистая политика. У них нет доказательств применения запрещенных препаратов нашими спортсменами. А тот факт, что оправданных в CAS атлетов в итоге не допустили к Играм-2018, — вообще форменное безобразие. Я познакомился с Легковым и Третьяковым и боюсь даже представить те чувства, которые они испытывают. Сначала дали золото, потом отобрали, затем оправдали, но в итоге не пустили на Игры всей твоей жизни. Это просто вопиющая ситуация. Надо бороться, доказывать свою правоту и ни в коем случае не сдаваться в этой ситуации. 

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter

 

Прямой эфир

Загрузка...