Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Владимир Федосеев: «Шахматы — политический вид спорта»

Вице-чемпион мира по рапиду — о противостоянии с Анандом и Крамником, фаворитах турнира претендентов-2018, выборах президента РШФ и любви к баскетболу
0
Фото: РШФ/Этери Кублашвили
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Российский гроссмейстер Владимир Федосеев за год совершил настоящий прорыв в элиту мировых шахмат. На счету 22-летнего уроженца Санкт-Петербурга — победа в «Аэрофлот Опен», второе место на супертурнире в Дортмунде, где он переиграл 14-го чемпиона мира Владимира Крамника, и серебряная медаль командного чемпионата мира в Ханты-Мансийске в составе сборной России.

В сентябре 2017-го Владимир Федосеев дошел до четвертьфинала Кубка мира (из россиян до этой стадии добирался только Петр Свидлер), а уже в декабре стал вице-чемпионом мира по быстрым шахматам (рапиду), в напряженной борьбе уступив в финале 15-му чемпиону мира Вишванатану Ананду. За последние 12 месяцев спортсмен более чем на 50 позиций поднялся в рейтинге ФИДЕ и готов, по его словам, совершить еще более стремительный рывок в 2018 году.  

В интервью «Известиям» Владимир Федосеев рассказал о противостоянии с Вишванатаном Анандом, конфликте Сергея Карякина и Яна Непомнящего, причинах успеха гроссмейстеров из США и фаворитах турнира претендентов-2018, а также о том, как сделать шахматы популярнее.

— Как вы оцениваете прошедший год лично для себя?

— Разумеется, он был абсолютно блестящим. Мне удалось совершить качественный скачок в своей шахматной карьере. В какой-то момент я прибавлял 80 пунктов в рейтинге, но при этом я не жалею о тех поражениях, которые потерпел в конце 2017 года, в частности — на Еврокубке и на финале чемпионата России. Думаю, это помогло мне собраться и показать высокий результат на чемпионате мира в Эр-Рияде.

— Второе место на ЧМ по рапиду — пока главное достижение в вашей карьере?

— Разумеется. Тяжело было сыграть лучше. 10-летним мальчишкой я разбирал книгу с лучшими партиями Виши Ананда и не мог представить, что спустя 12 лет я буду играть с ним на тай-брейке чемпионата мира! Он до сих пор играет на высочайшем уровне, у него есть свежие игровые идеи. Можно только восхищаться этим шахматистом.

— Эйфория уже прошла?

—  Да, прошла, если вообще была. 12 туров из 15 я лидировал, но потерпел обидное поражение от Магнуса Карлсена. Даже несмотря на то, что турнир я провел очень сильно — прекрасно понимаю, что были недоработки, и знаю, где они.

— Как вы оцениваете шансы российских шахматистов на турнире претендентов в марте?

— В пользу Сергея Карякина говорит опыт подобных марафонов и понимание того, как надо рассчитывать свои силы. Даже несмотря на неоднозначно проведенный год, не стоит списывать Сергея со счетов. Мне нравится, как играет Александр Грищук, у него есть нацеленность на результат, желание побеждать. Всё будет зависеть от того, как он справится с волнением в решающий момент. Ему не всегда хватало этого качества, но при правильном подходе он может победить в этом турнире.

Отдельно стоит сказать о Владимире Крамнике, который всегда считается фаворитом любого турнира. Другой вопрос — желание, самочувствие, мотивация и стечение обстоятельств. Для возрастного Крамника эти факторы очень важны. Владимир для меня в большей степени загадка, чем Грищук и Карякин, но я уверен, что он будет интересен. Особой остроты турниру придает то, что для многих шахматистов он будет поворотным в их карьере.

— Кто является главным фаворитом?

—  Единственное — я не верю в победу китайца Дин Лижэня. У всех остальных приблизительно равные шансы на успех. За кого-то говорит статистика, у кого-то большой опыт, кто-то ровно идет в течение нескольких лет подряд. Всё будут решать нюансы и подготовка к этому турниру.

— Кого из ведущих шахматистов не хватает на турнире претендентов?

— Думаю, там собраны лучшие шахматисты последних лет. Возможно, не хватает француза Вашье-Лаграва и россиянина Свидлера. Петр показывает своей игрой, что еще не собрался заканчивать карьеру, но формат соревнований не позволил им отобраться. 

— Как прошлый год повлиял на развитие российских шахмат в целом?

— Тут также стоит сказать об удачном календарном отрезке. Дважды мужчины брали вторые места на чемпионатах мира — я и Сергей Карякин. Ян Непомнящий и Валентина Гунина попали на пьедестал, а это четыре медали для российских шахмат только на «быстром контроле». Здесь я не учитываю результаты женской сборной России, которая победила на этих соревнованиях.

Я думаю, что сейчас есть именно мода на шахматы, о чем говорит широкое развитие массового сегмента. Появляется большое количество школ, востребованы репетиторы и тренеры. Элитарные шахматы находятся в несколько меньшем движении, но матч за титул чемпиона мира между Карякиным и Карлсеном показал, что интерес к таким мероприятиям может быть колоссальным.

— Можно ли говорить, что в шахматы пришли «большие» деньги?

— Был период, когда в шахматах были очень большие гонорары. Речь идет о начале 2000-х годов, когда и «стартовые», и призовые были очень неплохими. Матч за звание чемпиона мира между Крамником и Каспаровым стал некой реперной точкой в этом отношении. В тот момент в шахматах были чуть ли не самые большие деньги среди индивидуальных видов спорта.

— Давайте немного пофантазируем. Если бы Владимир Федосеев баллотировался в президенты ФИДЕ, какими были бы первые пункты его кампании?

— Вопрос, безусловно, сложный, но я однозначно понимаю, что мировые шахматы нуждаются в реформах. Например, совершенно точно, надо менять систему проведения соревнований, сделать ее более удобной для обычных зрителей. Матч между Карякиным и Карлсеном показал, что зрителям интересны личные противостояния. Возможно, интересен был бы нокаут-формат, чтобы зрители могли видеть по ТВ непосредственный результат встречи.

Круговая система турниров — пережиток прошлого. Она удобна для шахматистов, так как можно правильно подготовиться и рассчитать силы на весь турнир. Но, к сожалению, она статична — непонятна динамика результатов. Я думаю, «круговики» — одна из причин того, что элитные шахматы малозрелищны.

— Кого вы поддержите на выборах главы Российской шахматной федерации (РШФ), которые состоятся 3 февраля?

— Считаю, что на данном этапе нынешнее руководство должно продолжить свою работу. Все-таки Андрей Филатов и Кирилл Зангалис четко понимают направление своей работы и имеют определенное видение развития шахмат в России. Вообще в РШФ сформировался «реформаторский» коллектив, который активно развивает шахматные музеи (финалы чемпионатов России каждый раз проходят в новом), набирает темпы программа развития шахмат в школе, открыт ряд гроссмейстерских школ в регионах, удается удерживать позиции в юношеских шахматах.

Также я хочу, чтобы выборы в РШФ привлекли как можно больше внимания со стороны общественности, а все кандидаты вне зависимости от результатов остались работать на благо шахматной игры. Все приходящие в российские шахматы люди должны осознавать, что сейчас в РШФ задан стандарт, который очень высоко оценивается во всем мире, и этот стандарт должен выдерживаться и дальше. Более того, скажу, что наша федерация является флагманской. Удалось общаться с американцами, с китайцами, и все признают, что Россия — передовая страна в шахматном плане.

— В первой десятке рейтинга ФИДЕ три американских спортсмена (Фабиано Каруана, Уэсли Со, Хикару Накамура). Есть ли какой-то секрет в этом?

— В США есть очень сильная организация — Шахматный клуб и Схоластический центр Сент-Луиса (CCSCSL) во главе с Рексом Сингфилдом, которые играют чуть ли не решающую роль в развитии шахмат в США. Используя деньги и влияние, они привлекают сильнейших шахматистов в сборную. В частности, недавно они пригласили кубинца Леньера Домингеса. Точно так же и Уэсли Со попал в США, изначально выступая на Филиппинах. Нельзя сказать, что у них сильная собственная школа, но результаты юношеских сборных показывают значительный прогресс. К тому же университеты приглашают к себе известных игроков, которые развивают шахматы в академической среде. Два университета в Сент-Луисе под руководством венгерки Сьюзен Полгар и костариканца Алехандро Рамиреса ведут работу по привлечению талантливейших и сильнейших игроков со всего мира.

— Вы тренируетесь под руководством Александра Халифмана. В чем его тренерская «фишка»?

— Александр Валерьевич — человек, которому я могу доверить абсолютно любой момент своей жизни, и я уверен, что он меня не подведет. Даже если у нас будут недочеты в работе, он никогда не отвернется. Я получаю огромное удовольствие от работы с ним все семь лет, что мы сотрудничаем.

— Не задумываетесь о работе тренером в будущем?

— Мне не так интересна профессия тренера, как развитие шахматной игры. В ноябре прошедшего года мы открыли шахматный центр на Рублевском шоссе, где планируем развивать детские шахматы, привлекать как можно больше людей к этому виду спорта, изучать течение шахматной мысли на современном этапе.

— Насколько важно для шахматиста находиться в прекрасной физической форме? Каким образом вы держите себя в тонусе?

— К сожалению, я не могу похвастать тем, что провел большую работу в этом направлении. Я не забываю делать зарядку и стараюсь как можно больше ходить. Правда, я неоднократно брался за это дело, но всегда не мог заставить себя работать систематически и регулярно. Это, кстати, еще одна область, где мне надо работать над собой.

— А как себя ведут в этом направлении другие гроссмейстеры?

— Многие уделяют этому внимание. Знаю, что Петр Свидлер постоянно ходит в зал. Сергей Карякин говорит, что часто бывает в фитнес-центре. Левон Аронян тоже неплохо выглядит. В свое время Петр Леко был в прекрасной форме. Ну и чемпион мира Карлсен, безусловно, регулярно ходит в спортзал.

— Говорят, он еще и футбольный болельщик?

— Да, он болельщик «Реала», но я не уверен, что он сам бегает с мячом. Суперклуб неоднократно приглашал его открывать свои матчи. И это еще один прекрасный пример проникновения шахмат в другие области человеческой деятельности, что очень хорошо.

— Вас неоднократно видели в компании с прославленным баскетболистом Сергеем Быковым. Есть ли у вас интерес к баскетболу?

— Да, мы дружим с Сергеем и периодически встречаемся на различных мероприятиях. Я отслеживаю матчи НБА и с удовольствием слежу за этой лигой. Болею за «Кливленд Кавальерс». Правда, в этом сезоне я не вполне доволен их игрой.

— Стесняюсь спросить, но почему именно «Кливленд»?

— Мне очень понравилось, как этот клуб боролся в финале против «Голден Стейт», отыгравшись со счета 1:3. Потом я просмотрел финальную серию сезона-2016/17 и окончательно влюбился. Я всегда болею не за фаворитов, а за тех, кто идет к победе.

— Между двумя нашими гроссмейстерами — Яном Непомнящим и Сергеем Карякиным — произошел открытый конфликт. Как вы относитесь к подобным ситуациям?

— Конфликты между сильными гроссмейстерами — вполне нормальная ситуация. Жесткая борьба идет не только за доской, но и вне ее — за места в сборной. На данном этапе разногласия урегулированы, чему есть свидетельства и с той, и с другой стороны. Хорошо, что всё произошло открыто, а не за спиной кого-то из ребят. Если кто-то идет к руководителю и что-то говорит про другого, надо называть этого человека подлецом.

— Насколько шахматы политизированы и в чем это проявляется?

— Можно больше сказать: шахматы — политический вид спорта. Всегда были именно политические противостояния: «СССР — Запад», «Россия — Запад», «СССР против перебежчика». Все важные события в развитии шахмат связаны с политикой. Шахматы становились своеобразным аргументом на «политической доске».

— Как вы относитесь к решению МОКа не приглашать на Игры-2018 российских спортсменов, которые не нарушали «антидопинговые правила»?

— Я не очень в курсе того, какая доказательная база есть у международных организаций, достаточна ли она для снятия наших ведущих спортсменов с турниров. По-моему мнению, вся эта история очень похожа на хорошо спланированную попытку дискредитировать российский спорт.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter

 

Прямой эфир