Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Военное приложение
2018-01-19 10:03:18">
2018-01-19 10:03:18
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

18 января Верховная рада Украины приняла во втором чтении и в целом закон «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях». Документ, который на Украине называют законом о «деоккупации» Донбасса, в ближайшее время может кардинально изменить отношения Киева с неподконтрольными территориями, а также серьезно повлияет на внутриполитические и внешнеполитические расклады. Как власти Украины пытались принять этот закон, кому и зачем он нужен в первую очередь и каковы будут последствия принятого парламентом решения — разбирался портал iz.ru.

В голове просто не укладывается! 

Разговоры о необходимости принятия закона о реинтеграции на Украине велись последние несколько лет. Отсутствие внятной официальной стратегии по отношению к мятежным регионам долгое время было предметом критики властей в Киеве как извне, так и от отдельных представителей украинского политикума. Но лишь в 2017-м власти страны — то ли под давлением западных партнеров, то ли имея в виду грядущие выборы — занялись этим вопросом вплотную. Всю первую половину прошлого года администрация президента Порошенко в плотном сотрудничестве с Советом нацбезопасности и обороны разрабатывали концепцию и черновой вариант законопроекта.  

Секретарь Совета национальной безопасности и обороны Украины Александр Турчинов (справа)

Фото: ТАСС/Михаил Палинчак

В июле было объявлено о принципиальной готовности документа, но поскольку для закона такой важности нынешней Украине нужно одобрение западных партнеров, остаток лета ушел на международные консультации. Уже по первым намекам секретаря СНБО Александра Турчинова стало ясно, что готовится нечто незаурядное даже по меркам Киева. «Военные действия в Донбассе переросли формат антитеррористической операции (АТО) как по продолжительности, так и по масштабам. В связи с этим необходимо перейти к новому формату защиты Украины от российской агрессии», — пояснял журналистам Турчинов.

В сентябре администрация Порошенко завершила международное согласование (с кем конкретно и что именно согласовывали — неясно до сих пор), а в первые дни октября документ от имени президента официально внесли на рассмотрение рады. Голосование в первом чтении прошло в лучших традициях украинского парламентаризма — с блокированием и контрзахватом парламентской трибуны, дымовыми шашками и драками в президиуме, а также изрядным напряжением на улице. Порошенко хотя и был явно рад положительному голосованию, но от сопровождавших его обстоятельств, как говорится, рвал и метал.

Президент Украины Петр Порошенко

Фото: ТАСС/Михаил Палинчак

Автор цитаты

«В голове просто не укладывается… Бывшие партнеры по демократической коалиции, люди, которые называют себя патриотами и даже украинскими националистами, срывали голосования... И за что? За то, чтобы законом признать Россию агрессором, а ее войска — оккупантами! У некоторых депутатов из-под вышиванок выглядывают косоворотки, а на головах торчат кокошники», — возмущался потом глава Украины.

Что же касается содержательной части, с этим дело обстояло совсем плохо, так что противников законопроекта вполне можно понять. Да, Россия названа в очередной раз агрессором, но такого рода бессмысленные декларации Верховная рада принимала и ранее, ничего принципиально нового и сенсационного здесь нет. Из масштабных текстовых конструкций было крайне тяжело понять, как именно закон поможет достичь заявленной Киевом цели — «освобождению этих территорий и восстановлению конституционного порядка». Неслучайно после первого чтения в комитет рады по национальной безопасности поступило более двух тысяч поправок в законопроект — правда, в лагере президента поспешили объявить, что «значительная часть не имеет отношения к телу документа и вступает в противоречие с его принципами». Впрочем, главное можно было достаточно просто понять — документ наносит серьезнейший удар по минским договоренностям, фактически отменяет их, то есть полностью переформатирует расклад по урегулированию в Донбассе.

Порошенко посылает сигнал

Собственно, изначально планировалось, что перерыв между первым и вторым чтением не затянется, однако ввиду столь внушительного количества поправок к документу блицкрига не вышло. Был вариант устроить голосование 18 декабря, однако в последний момент в «Блоке Петра Порошенко» внезапно заявили о необходимости неких «дополнительных консультаций». 

Скорее всего, Киев решил не ставить под удар масштабный обмен удерживаемыми лицами с Донецком–Луганском, который как раз организовывался в эти дни. Явно недружелюбный документ мог спровоцировать ЛНР, ДНР и Россию отказаться от сотрудничества, а власти Украины уже хорошо «вложились» в пиар на этом направлении.

Военнослужащий СБУ во время обмена пленными между Киевом и Луганской народной республикой

Фото: ТАСС/Валерий Матыцин

 

Еще один вариант — документ действительно потребовалось в очередной раз кардинально переработать. В пользу этой версии свидетельствует заявление представителя президента в парламенте Ирины Луценко, сделанное 18 декабря.

Автор цитаты

«Обращаю ваше внимание, что законопроект о реинтеграции Донбасса претерпел большое количество внесенных поправок. А потому от стратегии, которую предложил президент по мирному политико-дипломатическому решению вопроса реинтеграции, то есть возвращения оккупированной части Донбасса, осталось от этой стратегии очень мало», — заявила она.  

В итоге лишь к середине января документ был готов для рассмотрения и голосования во втором чтении, но еще далеко не в окончательном варианте. Верховной раде предстояло рассмотреть 673 правки, причем авторы практически всех из них настаивали на обсуждении и голосовании по каждой отдельно. Беспрецедентный «правочный» марафон длился два полных рабочих дня (16 и 17 января), и, что особо интересно, почти все предложения в итоге были провалены. Самые резонансные — о разрыве дипломатических отношений с Россией (кстати, поддержали только 72 депутата из 226 необходимых), о денонсации Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Россией, о полном запрете на любые экономические связи с «оккупированными территориями», о введении военного положения «на оккупированных территориях».

Заседание Верховной рады Украины

Фото: TASS/Zuma/Sergii Kharchenko

Голосование состоялось 18 января с большим запасом прочности — 280 голосов «за» при 226 необходимых, причем поддержали проект почти все фракции и группы, кроме «Оппозиционного блока» и «Возрождения». Что особо удивительно — 22 и 15 голосов соответственно дали «Самопомощь» мэра Львова Андрея Садового и «Батькивщина» Тимошенко, которые на первом чтении всеми силами старалась сорвать принятие документа. «Это сигнал и для Донбасса, и для Крыма: вы — неотъемлемая часть Украины!» — оперативно среагировал на итоги голосования Порошенко. Всё время пока депутаты рассматривали документ, на улице толпа жгла покрышки и российские флаги. 

«Зрада космического масштаба» 

Принятый вариант закона, несмотря на весь хаос и постоянные переписывания документа, — однозначно детище Порошенко. На предварительном этапе лагерь президента добился нужного варианта через давление на профильный парламентский комитет, в сессионном зале усилиями БПП и «Народного фронта» технично отсекли все лишние правки. Можно смело утверждать, что итоговый вариант получился такой (ну или почти такой), каким его хотел видеть президент Украины. 

Второй важный момент касается итоговой редакции документа. Хотя в общем положения закона известны, до подписи президента, окончательной публикации и вступления закона в силу вполне возможны сюрпризы, причем довольно значительного масштаба. Украинские эксперты в своих комментариях говорят о «технико-юридических правках», внесение которых тяжело проконтролировать, хотя они могут кардинально поменять всю суть происходящего. Кроме того — часть правок вносили «с голоса» в довольно сумбурной обстановке. Красноречивый пример — судя по первым комментариям, депутаты, например, затрудняются сказать, упоминаются ли в законе Минские соглашения по урегулированию конфликта. Согласно идее, не должны — но пикантность ситуации в том, проверить это можно будет только после появления окончательного текста законопроекта.

«Если окажется, что в опубликованном варианте останутся Минские соглашения, это будет зрада космического масштаба», — сообщил изданию «Страна» депутат от «Народного фронта». Хотя, конечно, любые отклонения можно будет «починить» дополнительным голосованием.

Спикер Верховной рады Украины Андрей Парубий

Фото: TASS/Zuma

 

Что касается бесспорных тезисов — главным из них является объявление России «страной-агрессором». Соответственно, власти и силовики Украины больше не проводят так называемую антитеррористическую операцию (АТО), а принимают «меры по обеспечению национальной безопасности и обороны», для чего вполне законно использовать армию (в отличие от антитеррористической операции). 

Звучит курьезно, но теперь Порошенко накануне старта президентской кампании сможет честно отчитаться о выполнении одного из своих важнейших предвыборных обещаний — прекращении АТО. 

Автор цитаты

«Для наших партнеров, США и Евросоюза, этот закон не критичен. Он понятен и приемлем. А Россия, это видно по российским телеканалам, просто взбесилась… Россия боится в том числе того, что принятый закон предусматривает возможность проведения военной операции на оккупированных территориях», — не скрывал ликования на пресс-конференции спикер рады Андрей Парубий.

Также закон расширяет военные полномочия президента (который теперь сможет единолично без парламентского контроля решать вопрос о применении ВСУ и других военных формирований) и силовиков. Последние получают практически неограниченные возможности: не только проверять документы и осуществлять досмотр граждан по своему усмотрению, но и входить в жилые и иные помещения, а также изымать для использования в служебных целях средства связи и транспорт. Впрочем, эти полномочия распространяются лишь на зоны безопасности, прилегающих к району боевых действий, то есть жизнь значительно усложнится в основном у населения контролируемых Киевом территорий. Последнее уже успел подтвердить главный военный прокурор Украины Анатолий Матиос.

Автор цитаты

«Законопроект… недоработан и содержит юридические мины… что приведет к апокалипсису для отдельных людей Донбасса — в виде невозможности применения этих норм в повседневной жизни. Я не видел ни одного депутата, который бы на остановке или в очереди на КПВВ поинтересовался мнением о данном законопроекте у местных жителей», — возмутился Матиос.

И зачем же это всё нужно?

Ряд украинских экспертов и СМИ уже высказали мнение, что принятый законопроект в целом направлен на своего рода «заморозку» конфликта в Донбассе и не содержит никаких реальных механизмов реинтеграции. Зачем это нужно президенту Порошенко? Самое логичное объяснение лежит в предвыборной плоскости. На Украине, по сути, стартует избирательная кампания, до выборов остался всего год, и Порошенко пытается обезопасить себя от неожиданностей на этом направлении. Понятно, что никаких демонстративных шагов по выходу из Минских соглашений Киев делать не будет, более того — на всех возможных площадках сейчас начнутся крики о приверженности им. Однако на практике любое невыгодное президенту Украины действо, которое могло бы обрушить его рейтинг, будет дипломатично торпедироваться через новый закон — мол, я бы лично и рад, но вот документ не позволяет. Но важнее, что при необходимости Киев может теперь устроить и вполне «законную» силовую эскалацию конфликта.

Плюс это, безусловно, заигрывание с «патриотическим» электоратом, многое прощающим за нападки на Москву. Тем более что признание России «агрессором» сильно облегчает проведение дальнейших антироссийских акций, когда в них возникнет необходимость, — от давно обсуждаемого запрета движения поездов в соседнюю страну до, например, закрытия «дочек» российских банков, которые до сих пор не удалось выжить с Украины, несмотря на все старания властей. 

Также в Киеве уже заявили о начале работы над формированием консолидированной жалобы в суды против России за ущерб, причиненный ее «агрессией», причем аппетиты у украинских чиновников здесь фантастические — на $50 млрд компенсации и даже еще больше.

Боец ополчения ДНР у линии соприкосновения с украинскими силовиками

Фото: РИА Новости/Геннадий Дубовой

 

Предвыборный фактор хорошо подчеркивает коллизия с партией Тимошенко, случившаяся во время рассмотрения законопроекта и голосования по нему. Хотя «Батькивщина», как уже говорилось выше, дала 15 голосов в поддержку, сама Юлия Владимировна в эти важные для Родины дни прений в раде дипломатично исчезла из информационного поля страны.

В эту же канву укладывается и усиление полномочий силовиков (как и ранее очередное увеличение финансирования в госбюджете) — действующему главе государства в нынешней нестабильной обстановке крайне важно обеспечить себе надежный тыл, чтобы вдруг не приключился очередной майдан с переворотом. 

Интересно, что «западные партнеры» Киева не особо комментировали закон после первого чтения и молчат сейчас. Лишь несколько дней назад посол США на Украине Мари Йованович весьма расплывчато заявила, что у Украины есть право принимать такой закон — «однако важно, чтобы он оставлял открытым путь к имплементации минских договоренностей, чтобы Украина поддерживала возможность использования всех путей для достижения мира». Двусмысленная формулировка, что и говорить, оставляющая для властей Украины широкие возможности маневра.     

 

Читайте также