Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Закарин: «Были разные предложения, но я остался в «Катюше»

Капитан Katusha-Alpecin Ильнур Закарин — о самом ярком впечатлении на «Вуэльте», продлении контракта и чемпионате мира в Норвегии
0
Фото: TASS/Zuma/Panoramic
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

28-летний Ильнур Закарин провел выдающийся сезон в статусе капитана команды Katusha-Alpecin. На юбилейной «Джиро д'Италия» российский велогонщик занял пятое место в общем зачете, а на своей первой «Вуэльте» (известнейшая трехнедельная шоссейная велогонка, считающаяся одной из трех престижнейших в мире) в борьбе за третье место опередил легенду велоспорта испанца Альберто Контадора и перспективного голландца Вилко Келдермана. Закарин стал первым россиянином за последние семь лет, которому посчастливилось попасть на подиум гранд-тура. В последний раз это удавалось Денису Меньшову, который в 2010 году стал вторым на «Тур де Франс». 

В эксклюзивном интервью корреспонденту «Известий» Тимуру Ганееву Ильнур Закарин рассказал о самом ярком воспоминании на «Вуэльте», продлении контракта с Katusha-Alpecin и чемпионате мира по шоссейным велогонкам в Норвегии.

— Вы стали третьим на своей первой «Вуэльте», долгое время сражаясь за подиум с Вилко Келдерманом и Альберто Контадором. Какой этап можно назвать решающим в этой борьбе?

— Итог гранд-тура — это всегда набор результатов. Технически судьба подиума решилась на этапе с финишем на Англиру, но 30 секунд в итоговом протоколе — это отражение моей работы на всех этапах. 

— Как складываются отношения между гонщиками во время отдыха? Общаетесь с прямыми конкурентами или исключительно со своей командой?

— Отношения хорошие, с кем-то общаемся ближе, с кем-то просто рабочие отношения. После этапов вся энергия уходит на восстановление и отдых. А в Мадриде уже была возможность пообщаться с ребятами из других команд.

— Великий велогонщик Альберто Контадор проехал последний гранд-тур в своей карьере. Вам удалось получить от него какое-то напутствие?

— Мы общаемся не настолько близко, чтобы кто-то кому-то давал напутствия. Летели с одного из этапов на одном вертолете — перекинулись парой фраз, не более.

— Не расстроились, что не удалось победить на этапе в Сьерра-Неваде, где вы финишировали вторым?

— Побеждать всегда приятно. Но на «Вуэльте» передо мной стояли четкие цели — попасть на подиум. Поэтому я доволен проделанной работой.

— Какая неделя гранд-тура стала самой тяжелой? Удалось равномерно распределить силы по всей гонке? 

— Тяжело выбрать. Сначала, на первой неделе, было очень жарко — на этом этапе я традиционно втягиваюсь. Выйти на пик формы удалось к третьей неделе, чем я, конечно же, доволен. По поводу небольшого кризиса на первой неделе — над этим будем работать (смеется).

— Как оцените роль команды в своем успехе?

— Команда, конечно же, важна. К сожалению, на первой неделе два наших парня не смогли помочь мне из-за травм. На равнине поддержка была отличная, но в горах я ощущал ее в меньшей степени.

— Вы довольно уверенно даете интервью на английском. Удалось усовершенствовать знание языка в последнее время? 

— Это слишком громко сказано. Но я занимаюсь, когда есть время. Не всегда чувствую себя комфортно — особенно когда нужно после гонки что-то прокомментировать. Иногда так устаешь, что и на русском непросто подобрать слова.

— Перед стартом сезона вы говорили, что хотите попасть в топ-3 на «Джиро» или «Вуэльте». Поставленную цель вы выполнили. Какую оценку поставите себе за сезон? 

— Насчет оценки — не знаю. Но я доволен результатом. Мы проделали работу над ошибками и теперь понятно, над чем работать дальше. На следующий год цели уже поставлены.

— Какое самое яркое воспоминание осталось у вас от испанского гранд-тура? Были какие-то забавные случаи во время гонки или подготовки к этапам?  

— Не могу сказать, что это был яркий или смешной случай, но на 20-м этапе перед решающей атакой зритель задел мой руль ремнем от фотоаппарата. Это даже было видно на трансляции. Повезло, что он держал камеру не очень крепко и она вылетела из его рук. Иначе я бы упал. 

— Как чувствуете себя в статусе капитана команды? Ощущаете психологическое давление? 

— Да, гонка строится немного по-другому. Стараюсь отвлекаться от стрессовых моментов. По возможности каждую гонку я рассматриваю в первую очередь именно как гонку — без груза ответственности и обязанностей. Есть я, велосипед, маршрут и соперники. Так легче.

— В июле вы продлили контракт с Katusha-Alpecin на два года. Почему приняли такое решение? Были ли предложения от других команд? 

— Были и другие интересные предложения, но я решил остаться. Мне нравится команда Katusha-Alpecin, я тут в роли капитана, и у меня есть возможность реализоваться, есть состав гонщиков, с которыми мы вместе выступаем. Ну и, конечно, у меня отличные отношения с Дмитрием Конышевым (спортивный директор Katusha-Alpecin. — «Известия»).

— В ближайшее время в составе сборной России вы примете участие в чемпионате мира по шоссейным велогонкам в Норвегии. Успеете восстановиться после тяжелейшего гранд-тура?

— Я отвечаю на ваши вопросы уже по пути в аэропорт. Успею восстановиться или нет, покажет время. Но два гранд-тура в качестве капитана — это для меня в новинку. Посмотрим.

— Россию можно причислить к фаворитам групповой гонки?

— Там будет много сильных ребят, и мы постараемся сделать все, что можем. Чемпионат мира — всегда непредсказуемая гонка, а в Бергене наверняка будет еще и сюрприз от местной погоды.

– Готовы стать лидером сборной России на Олимпиаде-2020?

— Все зависит от трассы: если не ошибаюсь, то она будет больше под спринтеров.

— Австралийский велогонщик, двукратный чемпион мира по треку Шейн Перкинс получил российское гражданство. Как вы относитесь к натурализации спортсменов в вашем виде спорта?

— Я не знаком с ним, но слышал об этом. Мне кажется, что есть случаи, когда механизм натурализации можно применять. Но в некоторых моментах делать этого, может быть, и не стоило бы. 

— Вы говорили, что многому научились у Хоакима Родригеса. Сейчас в вашей команде есть очень опытный и титулованный гонщик Тони Мартин. Советуетесь с ним по каким-то вопросам?

— Мы хорошо общаемся, у него много побед на самом высоком уровне, но тем не менее он очень открытый и совсем не звездный, со всеми общается и помогает. Думаю, что я многому у него научусь. Вообще у таких, как Пурито (прозвище Родригеса. — «Известия») и Мартин, свой характер лидера, особенная манера общаться. Мне интересно подмечать такие вещи, и я стараюсь перенимать у них лучшее.

— Вы проводите на сборах и гонках примерно десять месяцев в году. Тяжело столько времени проводить вдали от семьи? 

— Мы стараемся видеться между гонками и на тренировочных сборах. Правда, на гранд-турах бывает тяжело. У меня совсем маленькая дочка, ей полтора года. Когда мы долго не видимся, поначалу она не всегда меня узнает.

— Успеваете общаться со своими подписчиками в социальных сетях?

— На «Вуэльте» пробовал делать live-трансляции в Instagram. Интересный опыт, подписчикам вроде понравилось. Когда есть время, отвечаю на комментарии в социальных сетях.

Подписывайтесь на наш канал «Известия СПОРТ» в Twitter и Instagram

Прямой эфир