Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Политика
Путин указал на необходимость кооперации с дружественными странами
Мир
Литва решила расторгнуть часть договоров с Россией и Белоруссией
Армия
ВС РФ продвинулись в глубину обороны противника в Харьковской области
Происшествия
Троих туристов эвакуировали со склона горы в Адыгее вертолетом МЧС
Армия
ВС России освободили Клещеевку в ДНР
Мир
Неизвестные напали на генконсульство Израиля в Мюнхене
Мир
Президент Республики Сербской анонсировал начало процесса выхода из БиГ
Политика
Путин назвал благополучие граждан важнейшим критерием оценки работы властей РФ
Экономика
ЦБ РФ рекомендовал банкам отменить суточный лимит переводов самому себе
Общество
Вдова народного артиста СССР Михаила Пуговкина скончалась на 83-м году жизни
Политика
Посол РФ Любинский заявил о становлении фикцией нейтралитета Австрии
Мир
Гросси заявил о временной приостановке переговоров МАГАТЭ с Ираном по атому
Мир
В Грузии назвали неприемлемой угрозу приостановить безвизовый режим с ЕС
Мир
В ФРГ зафиксирован показатель смертности выше среднего по Западной Европе
Спорт
Финал Лиги чемпионов по футболу сезона-2025/26 пройдет в Будапеште
Общество
Книга соболезнований в связи с гибелью Раиси открылась в резиденции посла Ирана в РФ
Происшествия
ВСУ атаковали территорию транспортного цеха Запорожской АЭС

«Отъезд из «Спартака» разбил мне сердце»

Чемпион России в составе красно-белых Фернандо — об игре в ОАЭ и Китае, воспоминаниях об РПЛ и секрете коронных штрафных
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Уже в ближайшую субботу, 3 февраля, московской «Спартак» сыграет свой первый контрольный матч в это межсезонье. В соперниках — «Аль-Джазира». И для кое-кого это будет встреча старых знакомых: за арабский клуб выступает бразильский полузащитник Фернандо, тот самый, который в сезоне 2016/17 завоевывал в красно-белой футболке первое чемпионство «Спартака» за 16 лет. Через два года после того триумфа в руководстве клуба произошли изменения, ушло много опытных игроков, принесших команде чемпионство. Фернандо уехал в Китай, после чего перебрался в Турцию, а сейчас играет в ОАЭ. В интервью «Известиям» и «Спорт-Экспрессу» 31-летний бразилец рассказал о своей карьере и времени, проведенном в московском клубе.

«Как будто получил травму и выбыл из строя, но только травму ты не получал»

— Летом 2019 года ты уехал из «Спартака» в Китай. Как это было?

— Помню, что летом мы были на сборе. И тогда «Спартак» получил предложение от «Шанхай Шэньхуа». Я знал про это, но потом неожиданно начались переговоры с «Бэйцзин Гоань». Оно было хорошим для всех: и для меня, и для моей семьи, и для «Спартака». Думал так: я провел в Москве три прекрасных года, выиграл чемпионат и Суперкубок, поиграл в Лиге чемпионов. Хорошо делал свою работу и вместе с командой добился определенных результатов. Пришло время перевернуть страницу и начать новую главу.

— А что не получилось тогда с «Шэньхуа»?

— Если честно, не знаю, почему «Шэньхуа» вышел из переговоров и как появился «Гоань». Но лично я детально рассматривал уже только их предложение. Думаю, с «Шанхаем» дело даже не дошло до деталей — имел место лишь интерес ко мне, но ничего конкретного. Между этими предложениями прошло около двух месяцев. Сначала появился «Шанхай», затем всё затихло, и только после этого «Бэйцзин» сделал конкретное предложение по трансферу.

— Клуб получил за тебя хорошие деньги, но хотел ли ты сам уезжать?

— Должен признаться, что отъезд разбил мне сердце. Я пережил в «Спартаке» такие классные эмоции! Мы выиграли титул после 16-летнего перерыва. А фанаты... Фанаты всегда дарили мне столько внимания, тепла, поддержки! Понимал, что, уходя, потеряю всё это. И очень сильно переживал. Моя жена плакала из-за расставания с Москвой и «Спартаком». Она часто ходила с сыном на матчи. Рассказывала мне, что чувствует, когда при штрафных весь стадион кричит мое имя. Это непередаваемо! Но, как я уже сказал, рационально взвесил все за и против — и принял решение. Рад, что смог в чем-то помочь клубу и отплатить за ту любовь, что подарили мне в Москве, хорошей суммой отступных.

— Учитывая хорошее предложение из Китая, не было ли давления со стороны тогдашнего гендиректора Томаса Цорна?

— Нет-нет. У меня ведь был контракт. Если бы я хотел остаться, никто бы меня в Китай не увез. Тогда клуб делал ставку на молодых игроков. Если помнишь, тем же летом ушел Зе Луиш. Я решил, что наступил правильный момент для ухода, чтобы дать дорогу молодежи и дать возможность «Спартаку» получить хорошие деньги. Обсудил всё и с Цорном, и с семьей. Но, повторюсь, сердцем я очень хотел остаться.

— Сегодня, спустя почти пять лет, не считаешь ли тот переход ошибкой?

— Ошибкой — нет. Но, конечно же, я скучаю по тем временам, по полному стадиону наших болельщиков. Тем не менее это был шаг вперед в моей карьере, в моей жизни. Я чувствовал, что мое путешествие вместе со «Спартаком» подошло к концу и нужно двигаться дальше.

— В Китае ты был счастлив?

— Да, но вскоре наступила пандемия коронавируса. И это было очень тяжело. Я улетел в Бразилию, а Китай закрыл границы. Что делать? Девять месяцев я провел дома, тренировался каждый день. Но когда ты тренируешься у себя дома — это не то же самое, что работать вместе с командой. Это как будто ты получил тяжелую травму и выбыл из строя, но только травму ты не получал. А потом нам позволили вернуться в команды, чтобы сыграть сезон.

— Со всеми положенными ограничениями.

— Да. Мы жили в куполе: все команды поселились в одном отеле, откуда нас возили на игры. Все — ни шагу влево или вправо. Выйти из гостиницы можно было только ради того, чтобы поехать на матч. Отмечу еще, как мы с одноклубником Ренато Аугусто добирались обратно в Китай. Клуб прислал за нами чартер: огромный самолет ради всего двух футболистов! Никому больше не было позволено вернуться — наши семьи остались в Бразилии. Ограничения были очень строгими. Как-то жена заказала мне доставку в день рождения, но курьера просто не пропустили: охрана выгнала его, выбросив всё, что он вез.

— Китай — отдельный мир. Там не работают многие мессенджеры, гугл и так далее. Как же ты общался с семьей?

— По WeChat. Пришлось подстраиваться под местные правила. К счастью, Ренато Аугусто играл в Китае уже три года, когда я пришел в «Бэйцзин». Он сильно помог мне освоиться, понять местные порядки и правила.

— Я перебил тебя на рассказе о коронавирусных ограничениях.

— Они продолжились и после чемпионата, который мы сыграли в закрытых условиях. После этого мы на месяц поехали в точно такой же купол в Катар на матчи азиатской Лиги чемпионов. Представь себе: девять месяцев дома без возможности тренироваться с командой, потом полгода в закрытом режиме играть матчи чемпионата, а потом — в точно таком же куполе выступать в Лиге чемпионов. Это было тяжело.

Потом наступило межсезонье. Я улетел домой и снова на четыре или пять месяцев остался без возможности тренировок вместе с командой. Решил, что пора это прекращать. Сказал руководству: «Вы платите мне большие деньги, но я не играю и даже не тренируюсь в нормальных условиях. Давайте договоримся и расстанемся». Клуб не хотел, чтобы я уходил. Однако меня не радовала перспектива вновь на долгое время оставаться без футбола, а потом снова на полгода возвращаться под купол коронавирусных ограничений без семьи. Рад, что мы в итоге договорились и расторгли контракт.

— Что хорошего ты запомнил из своей китайской командировки?

— Да в целом было классно. Мы жили в Пекине. Могу сравнить его с Москвой — комфортный хороший город. Я никогда не ездил там на машине — только на электрическом скутере. Даже на ужин мы с женой так добирались: надевали красивую одежду — и брали скутер.

«В матче с «Аль-Вахдой» чувствовал себя, как в микроволновке»

— После Китая ты оказался в Турции. Расскажи, как появился этот вариант.

— Расторг контракт с «Бэйцзин Гоань» летом и несколько месяцев снова тренировался один дома в Бразилии. Тогда мне позвонил Нури Шахин, который видел мою игру. Я не был с ним знаком, потому удивился. Он сказал: «Вижу, ты сейчас без клуба, а я начал тренерскую карьеру. Приезжай ко мне в Анталью, хочу, чтобы ты играл у нас. Знаю, на что ты способен, знаю твои качества». Мы собрали семейный совет. На тот момент у меня были предложения от «Бешикташа» и «Фатих Карагюмрюк». Но Шахин вселил в меня уверенность — убедил, что я стану важной частью его команды. И потому решил поехать в Анталью. Нури — еще молодой тренер, но, уверен, со временем он станет топовым специалистом!

— Раз в «Антальяспоре» всё было так здорово, почему ты не остался?

— Уже через полгода после выступлений за «Антальяспор» у меня было несколько предложений от других команд. Я подошел к Шахину и сказал: «Нури, я хочу сменить команду, у меня есть несколько хороших вариантов». Тогда была возможность перейти в «Галатасарай», «Трабзонспор», «Халл Сити» и «Аш-Шабаб» из Эр-Рияда. Шахин попросил, чтобы я остался еще на один сезон. Я ответил: «Нури, я потеряю в деньгах, оставаясь здесь. Но раз ты просишь, я это сделаю — проведу еще сезон в Анталье».

— И после этого сезона ты все-таки ушел.

— Да, переехал в «Аль-Джазиру». Сюда меня позвал Франк Де Бур, который уже покинул нашу команду. Он рассказал мне про клуб, про проект, который хотят выстроить владельцы. Мне всё понравилось, и я подписал контракт. Был еще один вариант в Саудовской Аравии, правда, не помню, какой клуб интересовался. Были варианты в Бразилии — «Фламенго», «Коринтианс», «Палмейас», «Крузейро». Предложения из Бразилии всегда есть, но в данный момент своей жизни я не планирую туда возвращаться. К тому же мне так понравился вариант с «Аль-Джазирой», что даже слушать ни о чем другом не хотел.

— Ты уже забивал в чемпионате ОАЭ и Кубке лиги. Расскажи, какой здесь футбол.

— С самого начала было очень сложно. Чемпионат стартовал в середине августа. Жара была, кажется, градусов 50, плюс дикая влажность. Помню, в матче с «Аль-Вахдой» чувствовал себя, как в микроволновке. В таких условиях просто невозможно показывать свою лучшую игру. Но вот сейчас, зимой, погода просто прекрасная — самое лучшее время для футбола.

— Какие цели у тебя в «Аль-Джазире»?

— В каждом клубе, куда я прихожу, я хочу выиграть всё: лигу, кубок и так далее. «Аль-Джазира» в последний раз становилась чемпионом четыре года назад. Сейчас мы на шестом месте и на десять очков отстаем от лидера. Но в футболе нет ничего невозможного.

— Если откровенно, не считаешь, что переезд сюда — шаг назад в твоей карьере? Обычно в страны вроде ОАЭ или Саудовской Аравии едут заканчивать.

— Это устаревший стереотип. Если взглянуть на команды, играющие здесь, можно понять, насколько они сильны. Да и вся лига тоже. Здесь выступают футболисты, игравшие в Англии, Италии, Испании и других сильных чемпионатах. Конечно, в России и в той же Турции чемпионаты более скоростные и требовательные к «физике». Но в ОАЭ порой просто погода не позволяет играть в более интенсивный футбол.

Девять человек из моей команды сейчас уехали в сборную на Кубок Азии. Президент «Аль-Джазиры» — шейх Мансур, клубом управляет City Football Group, и у нас большие амбиции и высокие цели. Футбол сильно поменялся в последние годы. Знаешь, если футболист даже высокого уровня приедет сюда с желанием играть одной ногой, а в руке держать чашечку кофе, то у него ничего не получится.

Инфографика

«Именно он настоял, чтобы меня пригласили в «Спартак»

— Болельщики «Спартака» до сих пор вспоминают чемпионскую команду. Какие у тебя воспоминания о том сезоне?

— Весь тот сезон был очень крутым, а потому сложно выделить какой-то один момент, а с ребятами из той команды общаюсь до сих пор. Не так давно созванивались с Ещенко. А еще раньше он даже приезжал ко мне в Анталью — посидели с ним в ресторане. Кстати, я вот вспомнил, какой эпизод мне запомнился сильнее всего: когда мы играли с «Тереком», а после матча все фанаты выбежали на поле. Это было круто!

— Не боялся в тот момент?

— Нет. Мы видели, что за пару минут до свистка все болельщики уже стояли вокруг поля. Поэтому понимали, чего ожидать. И было здорово!

— Леонид Федун в 2022 году продал «Спартак». Чем он тебе запомнился?

— Если выбирать какой-то один момент, конечно, это чемпионство! Он часто заходил к нам в раздевалку после игр, обсуждал какие-то моменты. Но в тот день мы все были одним целым — все были счастливы выиграть для «Спартака» титул!

— Ты работал с Аленичевым, Каррерой, Кононовым. Кто лучше всех подходил для «Спартака»?

— У каждого был свой стиль и свои положительные качества. С Аленичевым я поработал всего около месяца. Но именно он настоял, чтобы меня пригласили в «Спартак». К тому же он говорил со мной по-португальски, так как знал язык, что было важно на первых порах. Хотелось бы поработать с ним подольше. Потом команду возглавил Каррера, который приходил как помощник главного тренера. Мы стали чемпионами. Думаю, во втором его сезоне команда могла выступить лучше. Мне кажется, Массимо поменялся. Изменились тренировки. В первый свой сезон он гораздо больше прислушивался к мнению игроков, чем после этого. Уверен, с той командой, что у нас была, Каррера мог добиться намного большего. С Кононовым были хорошие тренировки. Его идеи мне нравились.

— В «Спартаке» без тебя некому забивать со стандарта. В чем твой секрет?

— Да нет секрета. Мне просто всегда нравилось бить штрафные, я подолгу тренировал этот компонент. Так что секрет — в долгой и упорной работе и постоянной практике. Думаю, любой человек, будь он футболистом, журналистом, врачом или кем-то еще, будет становиться лучше, если каждый день будет работать над собой в профессиональном плане и учиться чему-то новому.

— Лично мой любимый гол — в ворота «СКА-Хабаровска» на 90-й минуте. Траектория удара была просто фантастической!

— Дело даже не столько в траектории и ударе. Это ведь была последняя минута игры, счет 0:0. Я и сейчас помню тот момент, как если бы он случился вчера. В той игре Квинси не забил пенальти и мы никак не могли пробить оборону соперника. А на стадионе была вся моя семья: родители приехали, жена, сын. Если честно, до сих пор порой пересматриваю тот гол. Не люблю нахваливать себя, но тот удар получился просто великолепным!

— Назови три твоих самых главных воспоминания о России.

— Первое — это моя дочка Айла. Она родилась в Москве, и дедушка называет ее moscovita (москвичка), а наш сын — ее брат — называет Айлу russinha (россияночка). Второе — стадион «Спартака». Находиться там всегда было для меня особенным удовольствием. И третье — это город. В Москве было великолепно. Мы ходили ужинать в потрясающие рестораны, гуляли по улицам. А порой просто оставались дома и наслаждались семейным отдыхом. Как-то мы взяли с собой еду и просто пошли завтракать на поле, что было рядом с нашим домом. Там же потом и поиграли с сыном в футбол. Просто супер!

Прямой эфир