Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Политика
Путин провел телефонные переговоры с Эрдоганом
Мир
Лавров назвал диалог с Западом возможным в случае смены антироссийской политики
Политика
Путин и Сальдо обсудили первоочередные задачи для Херсонской области
Мир
ЕС продлил действие механизма для принятия беженцев с Украины до марта 2026 года
Политика
Президент Конго прилетел в Москву
Экономика
Медведев предупредил Запад о скором ответе на антироссийские санкции
Мир
Лавров констатировал опережение Евразией в развитии Западную Европу
Общество
Из больниц Москвы после лечения от ботулизма выписано 177 человек
Общество
Владелицу сгоревшего во Фрязино здания признали банкротом в 2017 году
Мир
Германия увеличит размер гуманитарной помощи Газе на €19 млн
Политика
В Кремле указали на отсутствие данных о якобы сбитом над Черным морем дроне США
Общество
В Москве уничтожили более 46 т вызывающей ботулизм продукции
Мир
Главный хирург США объявил о кризисе здравоохранения из-за огнестрельного оружия
Мир
WP заявила о риске голода для полумиллиона жителей Газы
Общество
К празднику «Алые паруса – 2024» подготовлено 350 уникальных костюмов для артистов
Происшествия
Иностранец во Внуково попытался ввезти 1 кг кокаина в папке для документов
Авто
Эксперт спрогнозировал рост объемов экспорта авто из КНР на 70% по итогам года
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В школе № 33 поселка Аэропорт в Волгограде детей мигрантов из СНГ, которые плохо знают русский язык, в прошлом году объединили в один класс. В этом году СМИ сообщили, что этот класс остался без учителя, хотя, по сути, у ребят просто сменился педагог. Однако тема снова вызвала жаркие обсуждения: как же обучать детей, которые приехали в Россию без знания русского языка. Эксперты отмечают, что в последнее время этому уделяется значительно больше внимания, чем раньше, однако пока недостаточно нормативной базы, чтобы эффективно решать проблему. Подробнее — в материале «Известий».

Это «Ж» — неспроста

О том, что из уникального класса детей мигрантов, не говорящих по-русски, ушел учитель, сообщили в начале сентября местные СМИ. Речь идет о 2-м классе «Ж», который сформировали в МОУ СОШ № 33 в поселке Аэропорт из детей выходцев из СНГ с плохим знанием языка. Утверждалось, что учить ребят якобы некому.

Однако в администрации Волгограда пояснили «Известиям», что на самом деле без учителя школьники не остались — просто прежний учитель завершила работу как классный руководитель 1-го «Ж» и сосредоточилась на другом, обычном 1-м классе «Е» . Ранее она вела два класса в две смены — сначала у русскоговорящих, потом у детей мигрантов. У 2-го «Ж» теперь будет другой классный руководитель, учитель начальных классов первой квалификационной категории. По данным администрации, родители обучающихся 2-го «Ж» «в целом довольны организацией учебного процесса для своих детей, а также результатами их обучения по итогам 1-го класса».

В прошлом году о первом классе, сформированном только из детей мигрантов, местные СМИ много писали. Ситуация необычная: детей выходцев из Таджикистана и Азербайджана, у которых большие проблемы с русским языком, решили объединить в один класс. Не все родители этих детей восприняли хорошо эту идею: боялись, что это помешает социализации в русскоговорящей среде. А учитель признавалась, что есть сложности: нужен индивидуальный подход, каждому приходилось объяснять, какой цвет имеется в виду, на какой странице нужно открыть учебник и т.д. Ребята трудолюбивые, но с языковым барьером приходилось бороться. К счастью, в классе всего 14 детей.

школа
Фото: РИА Новости/Илья Питалев

В администрации Волгограда рассказали «Известиям», что разделение классов было сделано для того, чтобы в классе «Ж» уделялось больше внимания изучению русского языка и при этом ребята могли легче осваивать общеобразовательную программу.

— Для этого в учебном плане школы был введен специальный предмет «Учу русский язык», — пояснили в администрации. — В течение года при изучении русского языка дети пользовались дополнительным интернет-ресурсом «Дети здесь» и «Перелетные дети». Совместно с 1-м классом «Е» проводились классные часы, праздники, на которых дети имели возможность более тесно общаться с русскоговорящими детьми.

Методическую поддержку оказала также кафедра Волгоградского государственного социально-педагогического университета «Русский как иностранный». Учащиеся 1-го класса «Ж» также принимали активное участие в конкурсах и олимпиадах по русскому языку как иностранному — и многие показали хороший результат. К концу учебного года все дети научились читать, правильно произносить звуки, а две ученицы, показав хорошие результаты, были переведены в 1-й класс «Е».

Однако в обществе по-прежнему критически смотрят на обучение детей мигрантов: например, обвиняют родителей этих школьников в том, что те не знают русский язык, и призывают вообще не принимать в школу тех, кто не владеет языком.

Как должно быть

Глава Федерации мигрантов России Вадим Коженов считает, что распределение по классам должно быть равномерным. Он ссылается на результаты международных исследований, согласно которым 10% мигрантов в одной школьной группе — наиболее предпочтительный вариант, так как такое их количество не влияет на успеваемость остальных школьников, но позволяет им самим быстро выучить язык.

— Но у нас есть случаи, когда детей мигрантов очень много, и даже если их равномерно распределять по классам, получается сильно больше 10%, — продолжает Вадим Коженов. — В этой ситуации единственное, что можно делать, это как-то дополнительно усиливать изучение русского языка.

Для всех участников образовательного процесса это стресс, и если проблему не решать, возрастут социальная напряженность и антимигрантские настроения, говорит он.

Эксперты в целом сходятся во мнении, что детей всё же следует сначала целенаправленно обучить русскому языку, прежде чем вводить в общее школьное образование. Так, преподаватель русского языка как иностранного Марина Дорохова отмечает, что если мигрантские классы будут создаваться как нулевые, а не первые — это будет идеальная практика. В противном случае класс, который изначально обучается в отрыве от остальных детей, не сможет социализироваться, так и оставшись в своей внутренней культуре.

Если же ребенок уже приходит в школу без возможности подготовки по особой программе, то он должен оказаться в обычном классе в языковой среде, но с дополнительными курсами. В России пока это слабо реализуется, ресурсов не хватает, сказала она.

школа
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

Декан факультета регионоведения и этнокультурного образования Московского педагогического государственного университета, руководитель центра содействия межнациональному образованию «Этносфера» Елена Омельченко замечает, что выделять отдельный класс и интенсивно учить русскому языку — лучший подход. Но нормативных оснований — особой программы по типу подготовительных факультетов при вузах, когда ребята приезжают из разных стран и, перед тем как учиться на первом курсе, интенсивно изучают русский язык — пока нет.

— Введение такой особой программы в планах Министерства просвещения есть, и это хороший вариант, — сказала она «Известиям». — С условием, конечно, что после этого предварительного обучения они расходятся в разные классы и уже там проходят полноценную социализацию. Если же такой возможности на данном этапе нет, конечно, лучше ребят сразу распределять более равномерно, потому что так они хотя бы имеют больше шансов включаться в жизнь.

Ректор МПГУ Алексей Лубков уточняет, что создание в школах адаптационных групп для таких учеников по типу подготовительных факультетов при вузах прописано в комплексе мер по социализации и психологической адаптации несовершеннолетних иностранных граждан, утвержденном тремя министрами в 2022 году. Такой пункт есть в плане на 2024 год.

В ситуации с волгоградской школой педагогу нужно было пройти соответствующую подготовку и овладеть методикой русского как иностранного, чтобы работа с мигрантами не стала сюрпризом, считает Елена Омельченко. Сейчас таких педагогов в российских школах достаточно много, но пока еще нет нормативной базы, чтобы эффективно и в рамках законодательства работать с этой проблемой.

— Следует понимать, что на это нужно финансирование — сейчас оно рассчитано на 11 школьных лет, подготовительные группы не предусмотрены, — говорит собеседница. — Однако решать проблему необходимо — среди таких ребят необязательно только дети иностранных граждан. Вполне могут быть и граждане РФ, которые родились здесь, но не ходили в детский садик и до семи лет в семье разговаривали на родном языке. Это может произойти, например, в какой-нибудь якутской деревне, где по-русски начинают говорить только в школе.

Она подчеркивает, что задача государства — найти гибкие решения, которые позволили бы решать эту проблему в рамках системы образования.

Член комитета Госдумы по просвещению Лариса Тутова считает, что стоит рассмотреть и опыт русских школ за рубежом.

— Там дети, не владеющие русским языком, сначала определяются в разновозрастной класс языковой и культурной интеграции, и только после адаптации их определяют в классы по возрасту для дальнейшей социализации, адаптации и обучения, — рассказала она «Известиям». — Понятно, что для решения проблем с обучением детей мигрантов потребуется ряд решений и сопутствующих подзаконных актов, регламентирующих документов, а также, возможно, бюджетное финансирование, но найти решение всё же потребуется, так как все дети в стране имеют равные возможности.

Не только про образование

Преподаватель Марина Дорохова отмечает, что в последние 5–7 лет проблеме обучения плохо говорящих по-русски детей мигрантов стали уделять гораздо больше внимания: система образования поняла, что такие ребята нуждаются в методике преподавания русского именно как иностранного. Благодаря этому дети быстрее вовлекаются в языковую среду, становятся обычными детьми, обучающимися в рамках своих возможностей.

— В последние годы вузы очень активно занимаются развитием методики преподавания русского языка как иностранного — особенно после того, как в 2016 году была принята на государственном уровне концепция преподавания русского языка и литературы, — рассказывает эксперт. — Начали обучать работе с мигрантами и школьных учителей. Появились учебники для мигрантов — но пока лишь рекомендованные, а не утвержденные, так как образовательного стандарта для мигрантов еще нет. Он только в проекте.

школа
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

Председатель комитета Госдумы по делам национальностей Геннадий Семигин считает работу по обучению детей мигрантов в российских школах недостаточной. Нужны специальные учебники, программы, учителя — а это дополнительная нагрузка на бюджет и, соответственно, проблема федерального уровня.

Кроме того, продолжает депутат, нужно в целом навести порядок в сфере миграции.

— Дети, не говорящие по-русски, как правило, воспитываются в семьях, в которых родители также имеют большие проблемы со знанием языка. Тогда встает вопрос: как соблюдается требование для мигрантов об обязательном знании русского языка, как такие люди получают, например, российское гражданство? — замечает он.

Геннадий Семигин уверен, что нужно создавать закон о социально-культурной адаптации и интеграции иностранных граждан в РФ, но пока правительство намерено урегулировать это направление работы в рамках разрабатываемого сейчас закона о въезде и выезде иностранных граждан.

Прямой эфир