Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Даже угроза глобальной рецессии и резкого повышения ставок центробанками не смогла обрушить цены на нефть ниже хотя бы $90 за баррель. Главной проблемой остается дефицит черного золота в мире, нынешний нефтяной рынок — это рынок продавца. Исходя из всех предпосылок, не так много оснований полагать, что этот дефицит будет снят в ближайшие месяцы или год-полтора. Все крупнейшие игроки не могут или не заинтересованы увеличивать добычу, тогда как ажиотажный спрос никуда не исчезает. О том, почему нефть по-прежнему остается крайне дорогой, — в материале «Известий».

Россия

Российский фактор на рынке доминировал с февраля. Хотя рост мировых цен на нефть начался еще в прошлом году, именно весной впервые за восемь лет была взята отметка $100 за баррель. Санкции и логистические проблемы убрали с мирового рынка в какой-то момент до 2–3 млн баррелей в сутки российской нефти, по разным оценкам. Сейчас ситуация постепенно исправляется. По данным Международного энергетического агентства, добыча России в июле всего на 310 тыс. баррелей в сутки отстала от показателей конца зимы. Экспорт, правда, не дотянул до февральских уровней на 580 тыс. бочек в день.

нефть труба
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

В то же время эти показатели все еще значительно ниже квот добычи для нашей страны. Россия по-прежнему не качает нефть на пределе своих возможностей и вряд ли будет это делать в обозримом будущем. Но еще важнее, что остается проблема неоптимальной логистики. Сейчас РФ переориентировала свои поставки в Азию — преимущественно в Китай и Индию, пусть и с серьезным дисконтом, который постепенно сокращается. Однако издержки такого формата экспорта возрастают. Исходя из географии, Индии удобно получать нефть из Персидского залива, а Европе — из России. От перемены мест слагаемых сумма меняется, а конечная стоимость растет. Не нужно забывать, что за многие десятилетия в разных странах сформировался разный комплекс переработки, который ориентируется на поставки определенной нефти из определенных месторождений. Взять и заменить такое сырье каким-то другим получается не всегда.

Наконец, в полной мере санкции ЕС против России заработают только в феврале 2023 года, хотя и в них остаются исключения. Пока не до конца понятно, приведет ли это к общему уменьшению российского экспорта и насколько.

ОПЕК

В июле ОПЕК+ подняла общую добычу на 490 тыс. баррелей в день — самый высокий рост с начала года. Однако даже его оказалось мало, чтобы выполнить поставленную на прошлом заседании задачу (планировалось увеличить производство на 648 тыс. баррелей). На собственно ОПЕК пришлись дополнительные 250 тыс. бочек, но суммарная добыча стран картеля достигла только 29,08 млн баррелей вместо 30 млн с лишним, которые стояли в первоначальных планах. Государства картеля тем самым перевыполнили ограничение по сокращению добычи, то есть добыли меньше, чем разрешено, на впечатляющие 359%. Отметим, что, скажем, в 2018–2019 годах ситуация была обратная: участники нефтяной сделки постоянно филонили от своих обязательств, производя больше квот. Если же брать все страны ОПЕК+, то общая добыча в 42,58 млн баррелей примерно на 2,8 млн баррелей в день отстает от квот.

К примеру, Саудовская Аравия добывает сейчас достаточно много (10,77 млн баррелей в день в июле), однако все равно держится ниже своих целевых показателей примерно на 60 тыс. баррелей. Несмотря на объективно выгодные цены, страна все же не торопится превышать установленный потолок, хотя в сложившейся ситуации такие действия, скорее всего, не вызвали бы критики со стороны других игроков ОПЕК.

опек +
Фото: REUTERS/Dado Ruvic

Тревожная для потребителей новость заключается в том, что в долгосрочном плане саудовцы не способны обеспечить действительно резкое увеличение производства. В июле принц Мухаммед бин Салман признал, что предельными возможностями королевства по добыче являются 13 млн баррелей в сутки. На первый взгляд этот объем кажется намного большим, чем нынешний уровень производства. Но тут есть два важных «но». Во-первых, это сугубо теоретическая цифра, которая может быть исполнена при полном отсутствии заминок, ремонтов, проблем с обслуживанием добывающих и транспортных мощностей, чего в реальной жизни практически никогда не бывает, и при должных инвестициях, так как потолок прямо сейчас еще ниже примерно на 1 млн баррелей.

Во-вторых, долгое время предполагалось, что запас наращивания добычи у крупнейшего производителя почти бесконечен, тем более что и сам Эр-Рияд держал партнеров в состоянии «стратегической двусмысленности». Допускались цифры в 15 млн бочек в сутки или даже больше. Откровенность бин Салмана по поводу пределов роста стала настоящим холодным душем для инвесторов.

Если вернуться к текущим делам, то довольно неплохие показатели демонстрирует Ирак, который в минувшем месяце наконец-то смог превысить свою квоту. Однако, учитывая сохраняющиеся проблемы с экспортными мощностями (терминалы в Басре и подходы к ним морально и физически устарели и нуждаются в регулярных ремонтах или дорогостоящей и долгой модернизации), трудно сказать, куда реально пошли эти дополнительные бочки. Альтернатива южному морскому маршруту, экспорт из иракского Курдистана в турецкий порт Джейхан уже загружена по полной (440 тыс. баррелей в день), и увеличить ее пропускную способность не представляется возможным.

Большие затруднения у африканских стран. К примеру, Нигерия в июле отстала от своей квоты на впечатляющие 569 тыс. баррелей день — на 35% меньше своих предельных (опять же в теории) возможностей, Ангола — на 332 тыс. баррелей. Это государство страдает от хронического недоинвестирования как в добывающие, так и в экспортные мощности, хватает и технических проблем. В случае Нигерии ко всему перечисленному добавляются и сложности с безопасностью месторождений — в стране многие годы идет скрытая гражданская война с множеством участвующих сторон.

Все эти частности дают понять, почему ОПЕК не может радикально нарастить поставки до уровней, указанных в квотах. И даже если бы такая возможность была, смысл этого действия вызывает сомнения. Для той же Саудовской Аравии условием бездефицитного бюджета является цена в $80 за баррель. Ясно, что такими ценами многие поставщики довольны и не станут лезть из кожи вон, чтобы удовлетворить потребности покупателей.

США и другие

Можно было бы ожидать, что отношение к нефтедобыче в США улучшится на фоне энергетического кризиса 2022 года. В первую очередь со стороны государства, которое после прихода к власти демократической администрации Джо Байдена сочло нефтяников чуть ли не врагом номер один. Кроме того, общественное мнение и активисты-инвесторы делали всё, чтобы обескровить нефтяную индустрию США, считая ее доходы «грязными» и препятствующими развитию чистой энергетики.

На данный момент изменилось не так уж и много. Хотя стремительный рост цен наконец-то позволил владельцам американских месторождений сланцевой нефти хорошо зарабатывать (денежный поток всех компаний в 2022 году, по оценкам Deloitte, может составить $172 млрд), затруднения сохраняются. Запрет на бурение на федеральных землях остается в силе, да и какого-то притока денег от сторонних инвесторов незаметно. Сами же производители вкладывать сверхприбыли в бизнес пока не торопятся. Риски, связанные с резкими колебаниями цен, а также усилением экологического регулирования, остаются. В свою очередь администрация США требует от нефтяников увеличивать добычу, но идти на послабления пока не собирается.

нефть сша
Фото: REUTERS/Adrees Latif

В сухом остатке ожидается, что добыча нефти в Америке по итогам нынешнего года достигнет 12 млн баррелей в день, что на 1 млн баррелей меньше допандемийных показателей. Таким образом, американская нефтяная индустрия также выполняет своего рода квоты. В 2023 году добыча должна увеличиться до 12,6 млн баррелей в сутки. Это по-прежнему не те объемы, которые могут переломить ситуацию на мировом рынке.

Таким образом, ключевые производители не готовы или не имеют желания выводить на рынок достаточные для компенсации спроса объемы. Стоит добавить и еще несколько сравнительно мелких факторов, которые играют в пользу поставщиков. Во-первых, через несколько месяцев завершится программа продажи нефти из стратегического резерва США, что уберет с рынка еще несколько сотен тысяч бочек в сутки. Продолжать ее дальше нет никакой возможности, так как объем резерва и так упал до минимума с 1985 года (менее 500 млн баррелей). Во-вторых, резкое повышение цен на газ приводит к тому, что многие страны начинают заменять голубое топливо черным для обогрева. Хотя уголь является более распространенным вариантом, мазут и дизель также не исключаются. Вполне можно ожидать нового всплеска спроса зимой.

Читайте также
Реклама