Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Евросоюз предоставил Украине и Молдавии статус стран-кандидатов. Такое решение приняли лидеры 27 стран-членов объединения на встрече в Брюсселе. По словам опрошенных «Известиями» евродепутатов, в ЕС этот шаг пользуется широкой поддержкой. Россия на этот счет выступает с неоднозначными оценками: с одной стороны, вступление в ЕС равно стремлению в НАТО; с другой, евроинтеграция — вопрос чисто экономический и претензий не вызывает. Так или иначе, статус кандидата — лишь первый шаг в процессе приема, и он в итоге может затянуться на долгие годы.

Сигнал по разным адресам

23 июня в Брюсселе начался двухдневный саммит Евросоюза. Главным итогом первого дня стало предоставление Украине и Молдавии статуса кандидатов на членство в ЕС. Соответствующую заявку украинский президент Владимир Зеленский подписал 28 февраля, через четыре дня после того, как Россия начала военную спецоперацию. Вслед за Киевом 3 марта заявки подали еще две страны, которые давно стремятся в ЕС, — Грузия и Молдавия.

Украинский запрос евроинституты приняли, но итоговое решение зависело не от Брюсселя, а от 27 стран-членов, которые должны вынести единогласный вердикт. Еще в начале июня такой консенсус вызывал вопросы: по информации агентства Bloomberg, в то время как большинство государств были за предоставление Киеву кандидатского статуса, против выступали Дания и Нидерланды.

Однако к саммиту и евроинституты, и страны-члены подошли с позитивным для Киева сигналом. 17 июня Еврокомиссия рекомендовала сделать Украину страной-кандидатом «с пониманием того, что она проведет набор важных реформ»; то же касается и Молдавии. Три дня спустя глава европейской дипломатии Жозеп Боррель выразил надежду «на историческое решение по статусу кандидата для Украины».

23 июня страны Евросоюза это решение приняли.

«Сегодняшний день знаменует собой решающий шаг на вашем пути к ЕС. Поздравления Владимиру Зеленскому и [президенту Молдавии] Майе Санду. Наше будущее вместе», — написал в Twitter глава Евросовета Шарль Мишель на английском, украинском и молдавском языках.

еврокомиссия

Европейские лидеры обсуждают заявку Украины на членство в ЕС

Фото: Getty Images/Thierry Monasse

Ранее в этот день предоставить Киеву и Кишиневу кандидатский статус абсолютным большинством призвал Европарламент: за высказались 529 депутатов, против — 45, воздержались — 14.

— Среди ведущих игроков Евросоюза существует широкий консенсус о том, чтобы предоставить Украине и Молдове статус кандидатов, — сказал «Известиям» участник делегации ЕП по отношениям с Украиной (D-UA), словацкий политик Иван Штефанец. — Евросоюз приветствует любое государство, которое показывает, что оно серьезно относится к европейским ценностям демократии, свободы слова и верховенства закона. Кандидатский статус — это сильный политический сигнал гражданам о том, что их страна находится на верном пути.

«Будем анализировать последствия»

Евроатлантический курс руководство Украины закрепило в конституции в 2019 году. И если стремление Киева в НАТО вызывало у Москвы резкое отторжение, то об интеграции с Евросоюзом Россия высказывалась довольно спокойно.

Однако в последние два месяца со стороны представителей РФ стали звучать всё более резкие отзывы. Так, первый зампостпреда РФ при ООН Дмитрий Полянский заявил, что Россия относится к членству Украины в Евросоюзе так же, как к участию в Североатлантическом альянсе. Его коллега, посол в Сербии Александр Боцан-Харченко объяснил это тем, что ЕС «перерождается в некий придаток НАТО», а постпред при объединении Владимир Чижов подчеркнул, что, исходя из этого, расширение Евросоюза Москва считает «негативным, враждебным, по сути дела, по отношению к российским национальным интересам».

При этом президент РФ Владимир Путин недавно заявил, что Россия не против евроинтеграции Украины — и никогда не была.

— ЕС не является военной организацией, политическим блоком, в отличие от НАТО. Поэтому мы всегда говорили, здесь наша позиция последовательна, понятна. Мы ничего не имеем против. Это суверенное решение любой страны — присоединяться или не присоединяться к экономическим объединениям. А дело этого экономического объединения — принимать в свои члены новые государства или нет, — заявил он 17 июня на Петербургском международном экономическом форуме.

акция
Фото: Getty Images/NurPhoto

На этом фоне оценки российских представителей несколько смягчились — хотя былой отстраненности в них нет.

— Как можно расценивать очередную попытку привнести в европейскую политику раздражающий фактор? Посмотрим, будем анализировать последствия, — сказал «Известиям» глава комитета Совета Федерации по международным делам, бывший замглавы МИДа Григорий Карасин. — Важен контекст, а он не такой безобидный, каким мог казаться года три назад. Решения принимаются в обстановке тотального фронтального санкционного наступления на всё российское. В этом контексте разговоры о кандидатском статусе звучат совершенно иначе. И Евросоюз, и Украина с Молдавией вкладывают в это совершенно другое значение.

Скорость с ограничением

При этом в Евросоюзе отмечают: получить статус кандидата — лишь первый шаг к членству.

— Процесс присоединения [к ЕС] не означает автоматического вступления, — отметил в беседе с «Известиями» участник комитета AFET, германский политик Энгин Эролу. — Но он говорит о том, что в стране начались проевропейские процессы и реформы. Их Евросоюз, безусловно, частично финансирует. Выиграет от этого не только Украина, но и вся Европа.

И евродепутаты, и Еврокомиссия подчеркивают: то, насколько быстро Киев присоединится к ЕС, зависит исключительно от него самого.

«Украина уже приняла у себя порядка 70% правил, норм и стандартов ЕС. Тем не менее предстоит проделать важную работу касательно верховенства закона, олигархов, борьбы с коррупцией и основных прав, — написала в Twitter 17 июня глава ЕК Урсула фон дер Ляйен. — Процесс [присоединения] меритократический, поэтому его прогресс полностью зависит от Украины».

— Ясности, как скоро Украина и Молдова присоединятся к ЕС, нет. Однако, учитывая исключительную ситуацию, которая складывается на европейском континенте, Евросоюз будет им помогать, — уверен Иван Штефанец. — Стать членом ЕС в нормальных условиях — это сложный и длительный процесс, который можно расценивать не как данность, но как привилегию. Для Киева и Кишинева ЕС, возможно, ускорит и упростит эти процессы, поскольку в связи с боевыми действиями на Украине они сталкиваются с очень тяжелыми условиями, в отличие от других претендентов.

претенденты

Лидеры стран Евросоюза и балканских государств, претендующих на статус кандидатов

Фото: REUTERS/John Thys

При этом не все члены ЕП выступают за то, чтобы для новых кандидатов действовали особые условия приема.

— Определенно, никаких исключений из обычного процесса присоединения быть не должно. Ключевые препятствия [для вступления Украины в ЕС] — это коррупция и плохо работающие институты, — сказал «Известиям» участник комитета AFET, германский политик Николаус Фест.

Его коллега по комитету, словацкий депутат Милан Угрик убежден: кандидатский статус Киева — это лишь политический жест со стороны ЕС без реальных намерений.

— Полноценное членство обернулось бы финансовой катастрофой. ВВП Украины такой же, как у Словакии, так что ее вклад в общий бюджет будет незначителен. При этом она станет крупным бенефициаром сельскохозяйственных фондов ЕС, поскольку площадь ее полей больше, чем у Германии и Франции вместе взятых, — сказал «Известиям» политик, назвав Украину «крупнейшим бременем для бюджета ЕС». — Думаю, европейские лидеры дают украинцам ложную надежду на тему их членства в ближайшем будущем. Оно нереалистично.

«Добро пожаловать, Украина»

Присвоение Украине и Молдавии кандидатского статуса вызвало негодование у других стран, которые уже не первый год стремятся в Евросоюз. Грузии, например, Еврокомиссия в этом статусе пока отказала — стране, отметили в ЕК, надо «прийти к политическому единству, чтобы проложить четкий путь к реформам и ЕС». В Тбилиси оценку Брюсселя не разделяют.

— Конечно, я не завидую ни чьему успеху, наоборот, я рад за украинцев и молдаван, однако Грузия заслуживала большего. Если кто-то из этих трех стран и заслуживал, то это были мы, — заявил 23 июня премьер республики Ираклий Гарибашвили, отметив, что «сегодня в мире другая конъюнктура», которую Грузия должна «принять спокойно и продолжать развитие».

Своего часа ждут и шесть стран Западных Балкан — Албания, Босния и Герцеговина (БиГ), частично признанная Республика Косово, Северная Македония, Сербия, Черногория; об их европейской перспективе разговоры идут с 2003 года. Еще один пример того, как вступление в ЕС может затянуться на десятилетия, — Турция, которая находится в статусе кандидата с 1999 года.

флаги
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Тарас Петренко

Среди балканских государств новость восприняли со скепсисом. Так, албанский премьер Эди Рама выразил надежду на то, что «украинский народ не строит больших иллюзий».

— Северная Македония имеет статус кандидата на протяжении 17 лет, если не ошибаюсь, а Албания — уже восемь лет, так что добро пожаловать, Украина, — сказал он.

Шарль Мишель, сообщив новости по Украине и Молдавии, также написал на грузинском, что Евросовет «решил признать европейскую перспективу» Тбилиси. «Поздравляю грузинский народ. Исторический момент в отношениях между ЕС и Грузией: будущее Грузии связано с ЕС», — провозгласил он.

— Тбилиси воспринял отказ, мягко скажем, без радости, но это не станет поводом для деградации отношений между Евросоюзом и Грузией, — отметил в беседе с «Известиями» завкафедрой интеграционных процессов МГИМО Николай Кавешников. — Что касается определенной «ревности» со стороны Западных Балкан, то да, такие настроения имеют место. Некоторые еэсовские политики также говорят, что у балканских стран, которые давно идут в Евросоюз, должен быть некоторый приоритет перед Украиной и Молдовой. Но важно понимать, что процесс вступления может занять много лет.

Каждая страна идет одним и тем же путем, но с разной скоростью в зависимости от ресурсов, политической воли и прикладываемых усилий; четко установленной очереди нет, и тот факт, что страны Западных Балкан раньше встали на этот путь, не дает им каких-то значимых преимуществ и прав требовать, чтобы их приняли раньше — так с точки зрения ЕС выглядит эта ситуация, резюмировал эксперт.

Читайте также
Реклама