Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
США подтвердили запрет на использование Украиной ATACMS для ударов по России
Мир
Польские военные заявили о российском аэростате в воздушном пространстве страны
Здоровье
Эксперт рассказал о первой помощи при подозрении на ботулизм
Происшествия
Ребенок пропал во время купания в реке Онеге в Архангельской области
Мир
На Украине заявили о невозможности ПВО Запада полностью защитить энергообъекты
Армия
Минобороны РФ рассказало о подвигах российских военнослужащих в зоне СВО
Мир
В Госдепе США выразили уверенность во вступлении Украины в НАТО
Спорт
Расследование против Федерации футбола Албании и футболиста Даку начали в УЕФА
Здоровье
Врач рассказала о снижающем холестерин ингредиенте
Общество
Жителя Липецкой области осудили на 20 лет за перевод средств ВСУ
Мир
Украинские СМИ сообщили о взрывах в подконтрольном Киеву Херсоне
Мир
В Таджикистане запретили носить чуждую культуре народа одежду
Происшествия
Средства ПВО РФ отразили ракетную атаку ВСУ в небе над Мелитополем
Общество
Стало известно об аресте главы и руководителя аппарата WorldSkills Russia
Спорт
Киев потребовал отстранить 12 российских дзюдоистов от Олимпиады
Общество
Проверка WorldSkills Russia выявила претензии по субсидиям от Минпросвещения
Экономика
ЦБ предупредил о возможном повышении ключевой ставки в июле
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Россия и Сербия работают над тем, чтобы перейти к расчетам в национальных валютах. Об этом в интервью «Известиям» заявил посол РФ в Белграде Александр Боцан-Харченко. Он также рассказал, почему РФ поставляет республике газ по цене ниже рыночной и почему, по оценке Москвы, Белград так упорно не подключается к антироссийским санкциям.

«Мы стремимся не к зависимости одной экономики от другой, а к партнерству и взаимопониманию»

— Недавно вы заявили, что по всем направлениям, которые Москва и Белград выстроили за последние годы, вы наблюдаете «прогресс и динамику». О каких конкретно направлениях и о каких проектах идет речь?

— Сербия — та страна, с которой мы в нынешней ситуации продолжаем успешно развивать отношения, основываясь на договоренностях между президентами Владимиром Путиным и Александром Вучичем. У нас нет простоев ни на одном из направлений — включая политический диалог, внешнеполитическое взаимодействие, экономику. По многим немаловажным аспектам наши позиции остаются близкими. По крайней мере понимание в Сербии наших подходов, аргументов, опасений на порядок выше, чем где бы то ни было в Европе.

Экономическое сотрудничество развивается в том числе и за счет неприсоединения Сербии к западным санкциям. Совместные проекты — с участием РЖД, «Газпрома», «Газпром нефти», «Силовых машин» — развиваются теми темпами, которые мы планировали. Товарооборот растет. Исходим из того, что по итогам 2022 года он может превысить $3 млрд.

сербия

Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров и президент Сербии Александр Вучич, 2021 год

Фото: ТАСС/пресс-служба МИД РФ

Если говорить о конкретных проектах, то очень объемный проект реализован с РЖД — компания недавно завершила строительство участка скоростной железной дороги Белград — Нови-Сад. Для Сербии в рамках модернизации ее транспортной инфраструктуры он имеет принципиальное значение. Этот проект был успешно завершен, несмотря на европейские ограничения. Есть понимание того, что РЖД продолжит работать в Сербии.

То, что удалось оградить флагманское совместное предприятие — «Нефтяную индустрию Сербии» (НИС) — от ограничений на поставки нефти, позволяет успешно продолжать модернизацию нефтеперерабатывающего комплекса страны. НИС играет особую, если не сказать ключевую, роль в экономике Сербии, ее вклад в бюджет и обеспечение занятости огромен. Работает «Газпром». Работают «Силовые машины», продолжающие реконструкцию гидроэлектростанции «Джердап».

рабочие

Рабочие нефтеперерабатывающего завода НИС в сербском городе Панчево

Фото: REUTERS/Ivan Milutinovic

— Сербия не присоединилась к антироссийским санкциям. По вашим словам, «позиция эта твердая, <…> и, говоря на сегодня, нет никаких оснований думать, что она может быть подкорректирована». При этом руководство страны гарантий на этот счет не дает: президент Александр Вучич заявил, что «в данный момент [возможность введения санкций против РФ] не существует, но что будет дальше», он сказать не может. Что в таком случае подкрепляет вашу уверенность в том, что позиция Сербии по санкциям непоколебима?

— Эта позиция основывается на реальности сегодняшнего дня. При этом я хочу быть правильно понятым и не создавать впечатления, что мы живем только сегодняшним днем. Конечно, мы думаем о перспективе, об ответственности, о том, чтобы были, как вы выразились, гарантии для того, чтобы развивать перечисленные проекты, а они стратегического плана. Но в данном случае прежде всего мы основываемся на действиях или отсутствии таковых в отношении Европейского союза со стороны Сербии, президента Сербии, на его позиции, которая утверждена Советом национальной безопасности страны.

Мы основываемся и на впечатлении от личных контактов. Для президента Вучича есть еще и моральный, личный аспект неприсоединения к санкциям. Этот фактор в политике тоже работает, мы не должны от него отмахиваться. Еще одно обстоятельство — это мнение абсолютного большинства граждан страны, которые выступают против введения санкций не только исходя из своих прагматических интересов и соображений, для них также важна моральная сторона вопроса. Они просто не представляют, как могут быть введены санкции в отношении России с учетом близости — духовной и культурной — двух стран.

Мне не хочется говорить слово «зависимость», потому что мы стремимся не к зависимости одной экономики от другой, а к партнерству и взаимопониманию. Экономика Сербии очень связана в позитивном смысле с Россией. И это еще один из факторов. Каждый понимает, что антироссийские санкции привели бы к весьма заметному ущербу для экономики и социальной сферы.

Несомненно, главную роль играет регулярный диалог между главами наших государств: он строится на доверии, взаимном уважении, обеспечивает очень многое, и прежде всего позицию Сербии в отношении санкций.

флаги
Фото: ТАСС/Валерий Шарифулин

— В конце мая стало известно, что Москва будет поставлять Белграду газ втрое дешевле действующей рыночной цены. По словам Александра Вучича, контракт заключен на три года. Эта цена на газ как-то увязана с позицией Сербии по санкциям? Если в ближайшие годы она изменится и Белград в отношении Москвы санкции всё-таки введет, означает ли это, что РФ будет готова пересмотреть условия действующего контракта или даже разорвать его?

— Прежде всего я хотел бы исключить такой подход. Мне уже приходилось сталкиваться с некими оценками, комментариями и репликами по газовому вопросу, где примитивно, прямолинейно, крайне упрощенно подается, будто данные условия — это некий подарок Сербии. Мол, Сербия не примкнула к санкциям, вот мы ее и отблагодарили.

Главное здесь в другом. Действительно, это увязано с тем, что Сербия не присоединяется к санкциям, но увязка гораздо глубже: неприсоединение Белграда к санкциям позволяет России и Сербии развивать полнокровное и взаимовыгодное сотрудничество.

— Так называемые недружественные страны отныне должны платить за российское топливо в рублях. Какая схема расчетов с Сербией — такая же, как была до этого, или есть какие-то изменения?

— Вы в своем вопросе уже ответили на него — вы упомянули систему, которая касается недружественных стран. Сербия остается дружественной страной, поэтому по отношению к ней действуют прежние условия. Вместе с тем — в нашей торговле в целом — задача перехода на оплату в национальных валютах поставлена и постепенно будет решаться.

«Осознаем, что противостоять давлению Запада крайне сложно»

— Сербия — страна-кандидат в Евросоюз. Обычно стремление государств в ЕС у России вопросов не вызывает — ключевой проблемой может стать их попытка вступить в НАТО. Но недавно первый зампостпреда РФ при ООН Дмитрий Полянский заявил, что позиция Москвы по членству Украины в Евросоюзе изменилась и теперь она смотрит на него так же, как на участие в Североатлантическом альянсе. Статус Сербии как кандидата в ЕС у России вопросов не вызывает?

трамвай

На улицах Белграда, 2018 год

Фото: ТАСС/Станислав Красильников

— По военному аспекту у Сербии принципиальная долгосрочная позиция: это нейтральная страна, и президент Вучич на днях со всей ясностью и определенностью подтвердил это при вступлении в должность после переизбрания на второй срок. Что касается вопроса о статусе кандидата в Евросоюз, то да, это главный ориентир — Александр Вучич в своем выступлении говорил о европейском пути Сербии.

Но Белград начинал переговоры не с военизированным Евросоюзом. У сербов понимание Евросоюза совсем другое — тогда как сейчас он на наших глазах перерождается в некий придаток НАТО. Занимает ожесточенную антироссийскую позицию, поддерживает русофобию. Появляются военные аспекты, на которых настаивает Брюссель, говоря о развитии Евросоюза и его приоритетах. Естественно, целесообразность этой метаморфозы вызывает у граждан Сербии вопросы, и рейтинг поддержки Евросоюза падает.

Что же касается России, то на данный момент и на ближайшую перспективу еврокандидатский статус Белграда абсолютно не является помехой для развития наших отношений при понимании — а это понимание подтверждено, мы надеемся, оно устойчивое, — что Белград будет проводить именно ту линию, которую проводит в настоящее время. Сейчас мы не можем сказать, что Белград безоговорочно присоединяется ко всем решениям ЕС, к чему его, выходя за все рамки приличий, подталкивают из Брюсселя, Вашингтона, Берлина. Это не просто политическое давление, не просто разговоры — имеет место шантаж и выкручивание рук, в том числе угрозы финансовых и экономических ограничений, прекращения инвестиций и так далее. Тем не менее по санкциям Сербия остается на своей принципиальной позиции.

— О действиях России на Украине сербское руководство отзывается довольно критически: Александр Вучич и премьер-министр Ана Брнабич упрекнули Москву в том, что она ослабляет позицию Сербии по Косово. Кроме того, Ана Брнабич заявила, что Москва действует «зеркально, так же как вел себя Запад в 1999 и 2008 годах». Учитывая стратегический характер отношений и традиционно дружественную риторику Белграда и Москвы, как РФ оценивает эти заявления и собирается ли на них как-то реагировать?

посол

Посол РФ в Белграде Александр Боцан-Харченко

Фото: посольство России в Республике Сербия

— В данном случае надо признать: мы отнюдь не смотрим на ситуацию сквозь розовые очки. Осознаем, что противостоять давлению Запада крайне сложно. Конечно, нас это разочаровывает, без внимания это не остается — мы делаем и публичные заявления и в личных беседах эти вещи отмечаем. При этом в Сербии растет понимание, что надо активнее сопротивляться западному нажиму не только в экономической сфере, но и в политических и международных делах, на международных площадках.

Что касается реакции, с этим мы и раньше сталкивались: первая реакция бывает несколько болезненной. Потом многое проясняется в ходе разговоров. Что касается сопоставления действий России и агрессии НАТО в 1999 году, то ничего общего здесь нет. К примеру: что, Сербия угрожала безопасности НАТО? Албанцы на протяжении восьми лет подвергались геноциду, как население Донбасса? Можно перечислять и дальше. Действия НАТО были обусловлены только одним стремлением — удовлетворить его, Запада, амбиции, удовлетворить амбиции НАТО и подавить Сербию и сербский народ, а отнюдь не решить вопрос Косово политическим путем на основе диалога. Разница здесь принципиального характера.

— Верно ли я поняла из ваших слов, что когда речь заходит об экономических вопросах, Сербия вполне хорошо противостоит давлению со стороны западных стран, а когда речь идет о декларациях, критике, поддержке тех или иных резолюций, в том числе на площадке ООН, здесь либо давление слишком сильное, либо у Сербии не хватает ресурсов этому давлению противостоять?

— Давление исключительно сильное. Налицо неприкрытое пренебрежение национальными интересами, достоинством сербов. Таково отношение к ним Запада, несмотря на его заверения в партнерстве. К сожалению, к некоторым уступкам Белград принуждают, это факт.

Прямой эфир