Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Люди с инвалидностью и их семьи столкнулись со сложностями при покупке необходимых им технических средств реабилитации (ТСР) — в том числе кресел-колясок, ходунков и ортопедической обуви, необходимых для передвижения, а также абсорбирующего белья, которое требуется лежачим больным. Стоимость этих изделий резко увеличилась, в этих условиях поставщики не стремятся участвовать в торгах, а предусмотренных в рамках компенсации за самостоятельную покупку средств может не хватить на совершение запланированных покупок, рассказали «Известиям» во Всероссийской организации родителей детей-инвалидов (ВОРДИ). О логистических и экономических сложностях также предупредили в благотворительных организациях, которые помогают в осуществлении таких закупок.

С просьбой предусмотреть дополнительные меры поддержки для тех, кто нуждается в приобретении ТСР, в ВОРДИ обратились в Минтруд и Фонд социального страхования. В Минтруде «Известиям» сообщили, что уже подготовили проект постановления, которое позволит увеличить предельную стоимость предназначенных для самостоятельной покупки электронных сертификатов. Сейчас документ проходит согласование в профильных ведомствах. Подробнее о ситуации с доступностью средств реабилитации — в материале.

«Не готовы подписать контракт»

К техническим средствам реабилитации относится всё, что может частично компенсировать ограничения, с которыми сталкиваются люди с инвалидностью, либо даже помочь скорректировать их состояние, — это, например, ортопедическая обувь или ходунки, которые нужны детям с двигательными нарушениями для того, чтобы начать ходить; кресла-коляски, необходимые для передвижения; специальные вертикализаторы для лежачих больных и средства гигиены и ухода. В том числе абсорбирующее белье для лежачих детей и взрослых.

По закону, такие изделия люди могут получить бесплатно, если соответствующие ТСР прописаны в их индивидуальной программе реабилитации (ИПРА).

Закупками необходимого занимается Фонд социального страхования (ФСС). Кроме того, по желанию, люди с инвалидностью либо члены их семей могут воспользоваться механизмом компенсации, попросив компенсировать расходы на уже приобретенное изделие(в этом случае стоимость часто возвращается частично — не по фактическим расходам, а по установленной закупочной цене того или иного товара), либо получить специальный электронный сертификат (выделенная сумма останется та же, однако в этом случае ждать компенсации после покупки не придется).

Фото: РИА Новости/Сергей Пятаков

Однако в последнее время закупки ФСС не проводил, рассказала «Известиям» координатор направления ТСР–ФСС, представитель ВОРДИ Ульяна Глухова.

— Поскольку мы взаимодействуем с ФСС по этим вопросам, при осуществлении закупок нас регулярно приглашают. Но в этом году последний раз нас приглашали в январе. Ни в феврале, ни в марте не было закупок, — отметила она.

Фонд социального страхования по-прежнему размещает необходимые заявки, подчеркивает собеседница издания. Однако поставщики, по ее словам, «на это просто не идут»: «В нынешней ситуации они не готовы подписать контракт — потому что они сейчас подпишут его на определенные условия, потом цены резко увеличатся, а им придется закрывать собственные обязательства по старым ценам».

То же самое касается и электронных сертификатов. Они в экспериментальном порядке начали действовать в России с 2021 года. Их преимущество заключалось в том, что они давали возможность семьям сразу получить предназначенную на покупку тех или иных изделий сумму, не дожидаясь компенсации.

— Там прописана определенная сумма, и человек, когда хотел купить ортопедическую обувь, получал, например, сертификат на 8 тыс. рублей и знал, что может идти с ним в магазин. Но сейчас всё это уже стоит в разы больше, — объясняет Глухова.

«Откат назад»

Нередко людям требуются технические средства реабилитации, соответствующие индивидуальным потребностям, получить такие через централизованные закупки очень сложно. Иногда срок ожидания в случае проведения государственной закупки для них оказывается слишком долгим («Известия» писали об этом ранее). Тогда семьи обращаются в специализированные некоммерческие фонды, которые помогают с приобретением дорогостоящих товаров.

Специальный сбор на приобретение колясок для детей с ДЦП, в том числе, проводит фонд «Плюс помощь детям». Помимо того что коляска может сделать доступными для ребенка радости детства, в некоторых случаях она может улучшить его состояние. Реабилитационные результаты и экономический эффект для общества от вовремя предоставленной коляски подтверждают научные исследования, обращает внимание директор фонда Мария Климашкина. Потребность в современных колясках со стороны дошкольников там оценивают в несколько тысяч человек.

инвалидные кресла
Фото: ТАСС/Виталий Невар

— Но всего несколько десятков дошкольников в год могли их получить, и то в основном благодаря родителям-активистам и благотворительным фондам, — говорит она.

Причины, по ее словам, бывают разными — от решения самих семей, которые стесняются колясок, до неумения врачей их правильно подбирать и назначать, и, наконец, сложностей с проведением индивидуальных (и часто более дорогих) закупок на уровне региональных отделений ФСС.

Ситуация с индивидуальными закупками на государственном уровне в последнее время стала улучшаться, отмечает Ульяна Глухова. Однако они «проводились очень точечно» при большом количестве желающих.

— Сейчас те, кто успел приобрести всё необходимое, очень радуются. Но родители, которые не успели попасть в закупки, спрашивают — а что же с нами будет теперь? — говорит она.

Родители детей с инвалидностью опасаются, что дефицит качественных колясок, а также проблемы с доступностью других средств технической реабилитации— например, специальных ходунков или индивидуально подобранной обуви, — не только ухудшит качество жизни тех, кто в них нуждается, но и приведет к «откату назад» в их состоянии, говорят в ВОРДИ.

— Это работает так: сначала используется кресло-коляска, потом ходунки, потом специальная ортопедическая обувь — и всё, ребенок пошел, — объясняет Ульяна Глухова. — Теперь многие родители боятся, что может быть откат назад. Если, например, ходунки будут неподходящими — ребенок упадет, у него возникнет страх. И вместо движения вперед получится, что сначала ходунки, потом кресло-коляска, а потом и противопролежневая кровать.

«Стоит в разы больше»

«Главной болью» в случае с колясками всегда были сроки их поставок, объясняют в фонде «Плюс помощь детям».

На доставку из-за рубежа коляски, приобретенной благотворительным фондом, раньше уходило от месяца до трех. При закупках от государства ожидание могло занять больше — до полутора лет: «Для малышей раннего возраста это критически важно, ведь самостоятельное передвижение определяет их развитие», — объясняет Мария Климашкина.

Те, кто пытался накопить на приобретение необходимых дорогостоящих изделий самостоятельно либо ждал индивидуальной закупки в ближайшее время, сейчас сталкиваются с тем, что покупка стала невозможной из-за роста цен. В ближайшее время ситуация вряд ли разрешится, полагают собеседники издания.

— Во-первых, стремительно растет стоимость зарубежных колясок. Поэтому мы стараемся как можно быстрее собрать средства на индивидуальную покупку [колясок], — перечисляет Мария Климашкина. — Во-вторых, есть риски замедления работы транспортных компаний.

Абсолютное большинство ТСР, которые используются паллиативными пациентами, производится за рубежом, рассказали «Известиям» в фонде помощи хосписам «Вера».

инвалидное кресло
Фото: ТАСС/​Елена Афонина​

— Часть продукции мы успели оплатить по старым ценам. Но коляски и другие технические средства реабилитации — вертикализаторы, опоры для сидения, шезлонги для купания и т.д. — подорожали на 10–20%. При их общей высокой стоимости (100–200–300 и более тысяч) это ощутимо, — рассказала «Известиям» руководитель проекта «Помощь детям» фонда Ирина Черножукова.

Кроме того, отмечают в фонде, поставщики стали переходить на полную предоплату вместо действовавшей до этого системы, при которой предоплачивать нужно было только половину стоимости, а у самих поставщиков «существенно нарушились логистические цепочки».

Если быстро создать альтернативные каналы поставок не получится, могут возникнуть «заметные перебои с поставками», предупреждает Черножукова.

В России есть и собственные производители, однако в большинстве случаев качество отличается «разительно», отмечают в ВОРДИ.

Еще во время пандемии часть благотворительных организаций начали выстраивать работу по новой системе — в том числе фонд «Плюс помощь детям» запустил сбор на коляски, которые производятся на территории России по современным стандартам.

Кроме того, фонд начал работу над новой моделью более экономически выгодной коляски, которая сможет «расти вместе с ребенком». Эти планы «остаются в силе», работа по ним продолжается, говорит Климашкина.

«Равным качеством, объемом и скоростью»

При этом уже работающие отечественные производители сталкиваются со сложностями, в том числе из-за проблем с поставками комплектующих, которые закупаются за рубежом. Об этом «Известиям» рассказал основатель компании «Обсервер», первого в России промышленного производителя современных колясок и других технических средств реабилитации, Роман Аранин.

Так, по его словам, компании уже официально отказали в поставках британские производители джойстиков, необходимых для управления коляской. Кроме того, еще раньше компания заплатила за поставки мотор-редукторов поставщикам из Германии.

Сейчас они готовы, но комплектующие с таким таможенным кодом попросту арестовывают в Польше или Литве. Сейчас мы грузим пробную партию, попробуем провести под другим кодом, — отмечает он.

В компании, по его словам, готовы искать альтернативы и договариваться с поставщиками из Китая. Кроме того, уже сейчас там совместно с другим отечественным производителем работают над собственными джойстиками и готовы производить мотор-редукторы.

Однако для того, чтобы активно вкладываться в развитие этого направления, необходимо быть уверенными, что «продажи будут», рассуждает Аранин. Для этого производителям потребуется в том числе поддержка государства. Пока же собственного рынка сбыта у российских компаний нет, отмечает он.

Роботизированный станок на фабрике по производству инвалидных колясок с электроприводом «Обсервер», Калининградская область

Роботизированный станок на фабрике по производству инвалидных колясок с электроприводом «Обсервер», Калининградская область

Фото: ТАСС/ Виталий Невар

— Фонд социального страхования отчитался о том, что законтрактовал все поставки на ближайшие полгода. Но из 30 прошедших аукционов мы выиграли лишь три. Причем поставляем их по 110 тыс. [рублей] при себестоимости с сегодняшним курсом в 163 тыс. [рублей], — сокрушается собеседник издания и добавляет, что 95% рынка централизованных закупок приходится на долю поставщика колясок из Китая.

В любом случае в обозримом будущем полностью заменить зарубежных — и особенно западных — поставщиков на российском рынке без ущерба для потенциальных получателей колясок не получится, считает Мария Климашкина.

— Мы очень надеемся, что европейские бренды детских инвалидных колясок не будут вынуждены присоединиться к санкциям, поскольку их производствам много лет. Мы пока не можем ответить равным качеством, объемом и скоростью, — отмечает она.

В Минпромторге «Известиям» ответили, что считают «достаточно высоким» уровень локализации отечественной реабилитационной индустрии в целом и производства колясок в частности, в том числе с учетом текущей «непростой геополитической и экономической ситуации».

Всего, по данным ведомства, на территории страны сейчас работает около 10 компаний-производителей, включая трех, которых в Минпромторге считают ключевыми.

— Эти компании обеспечивают существенную часть потребности в продукции как со стороны государственного заказчика, так и со стороны частных покупателей, — говорится в сообщении пресс-службы.

Кроме того, в ведомстве сообщили, что ведут постоянный мониторинг деятельности всех предприятий реабилитационной отрасли и в ежедневном режиме получают информацию о складских запасах, обязательствах по действующим государственным контрактам, в рамках которых сейчас происходит обеспечение людей с инвалидностью продукцией, текущих и перспективных потребностях ФСС в креслах-колясках, а также следят за информацией о поставках сырья и комплектующих, логистических проблемах и возможных срывах контрактов со стороны иностранных поставщиков.

При этом дополнительно были «проработаны варианты альтернативных поставок критически важных комплектующих из дружественных стран-партнеров», уточнили в Минпромторге.

Всем, но по чуть-чуть

Однако если опасения по поводу возможной нехватки колясок звучат, в том числе, «на перспективу», то нехватка абсорбирующего белья — то есть подгузников, которые нужны лежачим людям, — ощущается уже сейчас, говорят в ВОРДИ.

— Если раньше нам их сразу привозили на два месяца, на три, то сейчас поставщики привозят запас на один месяц. Что будет дальше, родители пока не знают, — говорит Ульяна Глухова. — Где-то, в том числе в Новгородской области, нам уже пишут о нехватке.

При этом отсутствие абсорбирующего белья сильно понижает качество жизни не только самого лежачего человека, но и близких, которые за ним ухаживают, обращает внимание она: «У нас в Астраханской области, например, есть женщина 60 лет с 40-летним сыном-инвалидом. Вы представьте, каково ей будет всё это стирать еще».

Но даже в этой ситуации родители сейчас не возмущаются, говорит собеседница издания. Если раньше любой перерыв в поставках мог вызвать раздражение, сейчас люди стараются относиться с пониманием, потому что знают, что решение во многом не зависит от поставщика: «Все понимают, что и поставщики сейчас в очень сложной ситуации. Люди говорят: хорошо, пусть лучше будет по чуть-чуть, но каждому, чем кто-то один заберет себе оставшиеся и другие останутся ни с чем».

В ВОРДИ направили письма в Минтруд и ФСС с просьбой рассмотреть введение дополнительных мер поддержки — в том числе увеличение сумм электронных сертификатов, — на фоне роста цен. «Потому что где-то необходимо принять меры, чтобы предотвратить нехватку, а где-то — уже разбираться с возникшими проблемами», — объясняет Глухова.

подгузник
Фото: РИА Новости/Виталий Аньков

В Минтруде России на запрос «Известий» ответили, что все поступающие в ведомство обращения благотворительных фондов и общественных организаций рассматриваются «в установленном порядке».

При этом в ведомстве подготовили проект постановления правительства, предусматривающий возможность увеличения предельной стоимости электронных сертификатов на технические средства реабилитации (ТСР) с учетом роста их стоимости в розничной продаже, сообщили изданию в пресс-службе Минтруда.

Проект был разработан с учетом предложений производителей ТСР и представителей общественных объединений людей с инвалидностью, отметили там.

Сейчас номинальная стоимость электронного сертификата определяется предельной стоимостью товара или услуги, на приобретение которых он будет использован. Ее, в свою очередь, определяет ФСС по результатам последней исполненной закупки на аналогичные товары, работы или услуги, однако основная часть таких закупок приходится на прошлый год, пояснили в Минтруде.

— Поэтому проектом постановления предлагается установить до конца 2022 года возможность использования ФСС цен государственных контрактов, по которым в течение последних двух месяцев поставщиком осуществлена как минимум одна поставка товара, — говорится в сообщении пресс-службы ведомства.

Такая мера позволит ФСС при определении размеров компенсации ориентироваться на недавно заключенные контракты, по которым уже начались поставки, считают там.

Сейчас документ был направлен на согласование в заинтересованные ведомства.

Кроме того, в ведомстве планируют внести изменения в приказ по определению характеристик назначаемого человеку ТСР. Это позволит более четко описывать технические характеристики моделей при закупке, что также может сбалансировать закупочную стоимость ТСР между субъектами, рассчитывают в Минтруде.

— Предлагаемые меры позволят объективно определять предельную стоимость электронного сертификата с учетом возможного роста их рыночной стоимости, — говорится в сообщении пресс-службы.

В ФСС «Известиям» сообщили, что в настоящее время «у фонда достаточно финансовых средств» для исполнения обязательств по действующим госконтрактам, касающимся обеспечения людей с инвалидностью техническими средствами реабилитации.

Вопрос обеспечения средствами реабилитации в условиях резкого роста цен находится на особом контроле в центральном аппарате фонда, уточнили в пресс-службе ФСС.

— Ведется ежедневный мониторинг изменения цен, а также ведутся переговоры с производителями и поставщиками ТСР по вопросам ценообразования и бесперебойного обеспечения граждан с инвалидностью изделиями, — говорится в сообщении.

Читайте также
Реклама