Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

После Нового года отдохнувшие зрители вновь готовы к общению с прекрасным. И московские театры, разумеется, готовы предоставить жаждущим искомую духовную пищу (иногда вместе с питьем). «Известия» представляют самые интересные столичные премьеры января.

«Отец Сергий»

МТЮЗ

Кама Гинкас — классик отечественного театра, и это первая причина, по которой нельзя пропустить его очередную премьеру. Вторых причин может быть несколько: и автор — Лев Толстой, и сценограф — Эмиль Капелюш, предложивший в качестве декорации внушительный покатый помост с вертикальными шестами, и замечательный актерский ансамбль, где занят еще один классик — народный артист России Игорь Ясулович.

Спектакль «Отец Сергий» на сцене МТЮЗа

Спектакль «Отец Сергий» на сцене МТЮЗа

Фото: МТЮЗ

Можно только гадать, что заставило Гинкаса впервые за его долгую жизнь в театре обратиться к прозе Толстого и конкретно — к истории князя Стива Касатского (тонкая работа Максима Виноградова). Молодой офицер узнает перед свадьбой, что его невеста — фаворитка императора, а потому из-за гордыни, но не смирения, рвет со светским обществом и принимает монашеский обет. Однако и став отшельником и даже целителем, отец Сергий ведет мучительную борьбу с искушениями, так и не сумев избежать греха...

Повесть Толстого актеры МТЮЗа не только играют, но и рассказывают, пропуская каждое слово через себя, а потому мы можем повторить вслед за Максимом Горьким, которому Толстой еще до публикации пересказал свой замысел: «Я слушал рассказ, ошеломленный и красотой изложения, и простотой, и идеей».

«Р»

«Сатирикон»

Есть версия, что под буквой «Р», ставшей названием спектакля, подразумевается не ревизор, а Россия. Впрочем, с таким же успехом можно предположить, что «Р» — это Реальность. Или — Рай. Или — Райкин.

Роль, сыгранная 70-летним худруком «Сатирикона», обозначена в спектакле Юрия Бутусова как Иван Александрович. И совершенно неважно, что у Гоголя четко сказано, что это молодой человек лет двадцати трех. Да и при чем тут Гоголь, который, как не устают напоминать нам по ходу действия, — гений. Константин Райкин играет не совсем Хлестакова, хотя и произносит его реплики, а текст — это не вполне та самая комедия, что давно растащена на цитаты.

Актеры Константин Райкин в роли Ивана Александровича и Алена Разживина в роли Анны Андреевны в сцене из спектакля «Р» в постановке режиссера Юрия Бутусова театра «Сатирикон»

Актеры Константин Райкин в роли Ивана Александровича и Алена Разживина в роли Анны Андреевны в сцене из спектакля «Р» в постановке режиссера Юрия Бутусова театра «Сатирикон»

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко

Это — постмодернистское сочинение Михаила Дурненкова на темы пьесы Н.В. Гоголя «Ревизор». И собрал его драматург из разговоров с артистами, фейсбучных заметок, исторических документов и так далее. Отчего бы не написать собственную оригинальную пьесу — это другой вопрос.

Как это часто бывает у Бутусова, режиссер заявлял и начинал репетировать одну пьесу, то есть хрестоматийного «Ревизора», но довольно скоро ему понадобились «дополнительные слова», чтобы высказаться о нашем времени и напомнить, что Гоголь писал острую сатиру на современную ему Россию. Ведь не зря же Николай I сказал после премьеры, выходя из ложи: «Ну, пьеска! Всем досталось, а мне более всех».

«На всякого мудреца довольно простоты»

Театр Маяковского

27-летний новобранец Маяковки Семен Алешин признавался в постпремьерных интервью, что десять лет мечтал об этой роли и что ему хорошо понятен его герой, бедный дворянин Егор Глумов, пытающийся пробиться по карьерной лестнице. Мол, и ему, Алешину, вчерашнему выпускнику ГИТИСа, куда он поступил с шестого(!) раза, приходится теперь как-то подстраиваться и пробиваться, поступив в труппу знаменитого театра.

Уверены, что талантливый Семен это делает всё же иначе, чем его циничный персонаж, который не брезговал интригами, шашнями, подкупом, лестью, глумлением или, как сказали бы сегодня, троллингом, а в итоге своих целей так и не добился.

Актеры в сцене из спектакля «На всякого мудреца довольно простоты» в постановке режиссера Анатолия Шульева на основной сцене Московского академического театра Владимира Маяковского

Актеры в сцене из спектакля «На всякого мудреца довольно простоты» в постановке режиссера Анатолия Шульева на основной сцене Московского академического театра Владимира Маяковского

Фото: РИА Новости/Екатерина Чеснокова

Режиссер Анатолий Шульев разобрался с неувядающей пьесой Островского вполне традиционно, без фиги в кармане и привлечения новых технологий. Такой спектакль почтенная публика могла бы увидеть и в момент написания пьесы — в 1868 году, и в советские времена.

Зрелище решено в стиле «театра в театре»: на сцене даже выстроен небольшой помост с занавесом (сценография Мариуса Яцовскиса), а исполнители играют с долей аффектации и пародийности.

К тексту 32-летний постановщик подошел с редко свойственным нынешней театральной молодежи пиететом, хотя современный быстро соображающий зритель явно был бы рад разумному купированию. И уж точно с чем в спектакле перебор, так это с музыкой. Почти всё трехчасовое зрелище фоном сопровождают минималистические опусы Полины Шульевой. В какой-то момент эти бесконечные хлюпающие и чпокающие звуки начинают восприниматься как орудие изощренной пытки.

«Волки и овцы»

Театр Моссовета

Постановка этого спектакля — жест все-таки не столько художественный, сколько политический. Хотя на сцене никакой политикой и не пахнет. Просто когда Евгений Марчелли стал худруком Театра Моссовета, его отношения с труппой, особенно с ее первачами, как-то не заладились. От нового лидера ждали каких-то решительных действий и громких творческих побед, но он взял паузу, а те спектакли, которые вышли за это время, нельзя назвать несомненными удачами. Впрочем, и провалов не было.

Для Марчелли-худрука подобные «Волки и овцы» — это, что называется, забег в сторону. Они далеки от его собственной манеры. Он проявил себя как дипломат. Получился реверанс в сторону кассы, в адрес зрителей старого доброго Моссовета и актеров старшего и среднего поколения. В первую очередь народной артистки РСФСР Валентины Талызиной.

Актеры Валентина Талызина в роли Меропии Давыдовны Мурзавецкой и Андрей Анкундинов в роли Аполлона Викторовича Мурзавецкого в сцене из спектакля «Волки и овцы» в постановке режиссера Игоря Яцко в Театре имени Моссовета

Актеры Валентина Талызина в роли Меропии Давыдовны Мурзавецкой и Андрей Анкундинов в роли Аполлона Викторовича Мурзавецкого в сцене из спектакля «Волки и овцы» в постановке режиссера Игоря Яцко в Театре имени Моссовета

Фото: РИА Новости/Владимир Федоренко

87-летняя прима выступила мотором постановки — предложила шлягер Александра Островского, привела режиссера — им стал худрук Школы драматического искусства Игорь Яцко и блестяще сыграла Меропу Мурзавецкую — роль, о которой давно грезила.

Спектакль получился старомодным, красивым, с обилием романсов. Да, не «бомба», но целевая аудитория будет довольна, как, вероятно, доволен и сам театр, не желающий скандалов: и волки сыты, и овцы целы.

«Исчезнувший велосипедист»

«Гоголь-центр»

Пока академические театры в очередной раз ставят, точнее сказать, пережевывают Островского с его кринолинами и банкетками (то ли еще будет в следующем году, когда автору «Грозы» и «Леса» исполнится 200 лет), «Гоголь-центр», как и положено возмутителю театрального спокойствия, не забывает о молодой аудитории, о новых текстах, формах и режиссерах.

Спектакль «Исчезнувший велосипедист» на сцене Гоголь-центра

Спектакль «Исчезнувший велосипедист» на сцене «Гоголь-центра»

Фото: Гоголь-центр

Филипп Гуревич выбрал сочинение Константина Костенко, вошедшее в 2018 году в список лучших пьес года и имеющее второе название — «Задача по математике». Конечно, подавляющая часть зрителей пьесу не читала, а потому уже первые реплики — команда диспетчера пешеходу из задачки для 5-го класса — вызвали смех. Пешеход должен был, как всегда, отправиться из пункта А в пункт Б и по дороге встретиться с велосипедистом, однако в этот раз встреча не состоялась — см. название спектакля.

Поискам пропавшего велосипедиста, а заодно и смысла жизни и посвящен абсурдистский детектив, где материализуются герои из других школьных задачек. Молодой режиссер увидел в этом незамыленном тексте возможность поразмышлять об опасности привычного маршрута и решил его в жанре нуара.

Читайте также
Реклама