Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Враг у ворот: готова ли Россия к новой рецессии
2021-06-25 13:17:14">
2021-06-25 13:17:14
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Мировой экономике обещают рекордный отскок после пандемии — темпы роста будут максимальными за последние 80 лет, прогнозирует Всемирный банк. Восстановление полным ходом идет и в России, однако уже говорят о скором начале новой рецессии. Когда может грянуть новый кризис и успеет ли Россия накопить нужный запас прочности — в материале «Известий».

Мощный отскок

В 2020 году мировая экономика пережила мощное падение, но теперь ее ждет столь же мощный отскок — сработает эффект низкой базы. Как утверждает Всемирный банк (ВБ), в 2021-м мировой ВВП вырастет на 5,6%. Прежде всего за счет усиления активности в крупных экономиках: Китай вырастет на 8,5%, Индия — на 8,3%, США — на 6,8%.

На докризисный уровень к концу года выйдет и экономика России — Всемирный банк ждет прироста ВВП на 3,2% (в 2020-м было минус 3%, в допандемийные 2018-й и 2019-й — 2,8% и 2%, соотвественно). Основными драйверами в ВБ считают восстановление внутреннего спроса и подорожание энергоносителей. Но риск представляет медленная вакцинация. Если население будет прививаться неохотно, эпидемия продолжится, потянув экономическую активность вниз.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Впрочем, к тому времени как экономика выберется из пандемии, придет время нового спада, считают эксперты Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования (ЦМАКП).

Пауза роста

Консервативный прогноз ЦМАКП предполагает, что пандемия продлится до середины 2022 года, а ВВП будет расти по 2–3% в год. Цены на нефть упадут до $50–55 за баррель в первой половине десятилетия, во второй — вырастут до $65. Согласно базовому прогнозу, прирост годового мирового ВВП составит 4%, а нефть подорожает до $82–85 за баррель к концу десятилетия. Монетарное стимулирование разгонит рынок, что позволит избежать долгового кризиса в ближайшее время.

Таким образом, оба сценария предполагают кризис в середине 2020-х годов. России прогнозируют рост ВВП на 1,2–2% ежегодно в течение десяти лет. Но в кризисную «паузу роста», которую эксперты ждут в 2025–2026 годах, этот показатель может приблизиться к нулевым значениям.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

На неизбежность нового кризиса указали и в ЦБ, отметив при этом, что разговоры о нем пока преждевременны.

«Сейчас будет еще одна волна коронавируса, и, возможно, это отложит завершение кризиса. Когда достигнем равновесия, то будем думать про следующий кризис», — сказал заместитель председателя регулятора Алексей Заботкин.

Он подчеркнул, что у Банка России есть инструменты для поддержки экономики и населения. «Нынешние меры являются своевременными в качестве антикризисных. Но когда кризис закончится, их необходимо прекратить, чтобы экономика могла дальше развиваться нормально. Кроме того, эти меры останутся у нас в арсенале. И если наступит следующий кризис, а он наступит неизбежно, мы воспользуемся этим арсеналом», — сказал Заботкин.

Факторы риска

Очевидно, что полного восстановления экономики к допандемийным уровням еще не произошло: Россия сейчас только пытается вернуться на позиции января 2020-го. При этом от среднемирового темпа восстановления и динамике для группы развивающихся стран Россия пока отстает. По прогнозу Всемирного банка, российская экономика будет расти на 3,2% в 2021 и 2022 годах на укреплении внутреннего спроса и стабилизации цен на сырье.

«Естественно, приход третьей волны и ограничения, которые наложены на многие аспекты бизнеса, неизбежно приведут к откату назад. Поэтому негативные факторы, сдерживающие процесс восстановления (вакцинация населения, которая долгое время шла очень медленно, растущая геополитическая напряженность с перспективой новых санкций, галопирующая инфляция и рост основной ставки) могут стать причиной новой рецессии», — указывает партнер Capital Lab Евгений Шатов.

Одним из триггеров, который может спровоцировать новую рецессию, аналитик считает и рост ипотечного кредитования. Сейчас он не соответствует темпам роста строительства и разгоняет цены на жилье, тем самым снижая его доступность.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

Высокая долговая нагрузка частного сектора также может стать причиной рецессии. По итогам I квартала 2021 года уровень закредитованности россиян оказался рекордным — он превысил 20,8 трлн рублей. Долговая нагрузка составила 11,7% от доходов жителей страны — это исторический максимум, во многом ставший результатом бума ипотечного кредитования. В прошлом году россияне набрали ипотечных кредитов почти на 4 трлн рублей и еще на 600 млрд рублей рефинансировали старые под более низкую ставку. Ипотечный ажиотаж взвинтил цены на жилье — новостройки подорожали на 15–30%, что существенно превосходит уровень инфляции. Всё это происходит на фоне кризисного падения доходов населения: выросла доля кредитов с платежом к доходу выше 80%.

Огромный долг

Триггером новой рецессии могут стать и непомерные долги, накопленные странами мира в попытках стимулировать экономику за счет мощного наращивания госрасходов. Глобальный долг вырос в 2020 году до рекордных $281 трлн — он в 3,5 раза превышает размер самой мировой экономики. И сейчас он больше, чем во времена Второй мировой войны.

Одна из главных причин такой ситуации — низкие ставки: центробанки всего мира пошли на беспрецедентное снижение процентных ставок, констатировали эксперты Института международных финансов (IIF), объединяющего более 400 банков и кредитных организаций по всему миру. И государства, и компании набрали займов — побольше и подешевле.

Практически половина прироста долгового бремени пришлась на передовые экономики. В лидерах США, Великобритания, еврозона, Япония, Южная Корея. Совокупный долг развивающихся стран в III квартале — 250% ВВП, у Китая — 305%, у развитых стран — 432%.

Фото: Global Look Press/Valentin Wolf

«Неясно, как будут сокращать столь непомерный объем заемных средств в будущем без значительных неблагоприятных последствий для экономической активности», — говорится в отчете IIF. Институт международных финансов предупреждает, что из-за пандемии резко усилился риск кризиса рефинансирования: многие страны и компании уже не в состоянии привлечь новые займы, чтобы рассчитаться по предыдущим. А поскольку МВФ и Всемирный банк потратили огромные средства на антикризисные программы, кто предоставит кредиты — непонятно. Таким образом, как только заимствования подорожают (а ЦБ уже начинают плавно повышать ставки), долговая бомба может рвануть.

Активная фаза

Чрезмерный долг, как государственный, так и корпоративный и долг домохозяйств, который достигает исторических рекордов в 2020-2021 годах, вызывает падение спроса на потребительские товары. Впоследствии это повлечет падение спроса на сырье, оборудование и иные средства производства, отмечает Сергей Зайнуллин, доцент экономического факультета РУДН. Он считает, что кризис 2020-х уже вступил в активную фазу.

«Третья волна пандемии и сопутствующие локдауны, закрытие границ, скорее всего, приведут ВВП большинства стран к падению и по итогам 2021 года. Таким образом можно сделать вывод, что рецессия уже началась. Конечно, вакцинация может улучшить эпидемиологическую обстановку, но последствия локдаунов, банкротства малого и среднего бизнеса, предприятий наиболее пострадавших отраслей — туризм, транспорт, гостиничный и ресторанный бизнес и т.д., сокращение рабочих мест будут негативно действовать на экономику в среднесрочном периоде — в ближайшие 3–5 лет», — полагает эксперт.

Фото: Global Look Press/Vincent Isore

По мнению Дмитрия Пятыгина, начальника инвестиционного отдела Национального НПФ, в этом году российская экономика восстановится к уровням основных макроэкономических показателей, установленным до пандемии. Однако рецессия в России (нулевой рост или спад производства, околонулевые темпы роста ВВП) может начаться уже в следующем году.

Сможет устоять

Эксперты тем не менее указывают на то, что Россия находится в лучшей позиции по сравнению с другими развитыми странами. Уровень внешнего долга (государственного и корпоративного) страны — 40% от ВВП, совокупный госдолг — порядка 17% от ВВП.

Для сравнения: уровень внешнего и государственного долга США и большинства стран ЕС превышает 100% ВВП, а у таких стран, как Япония, Исландия, Бельгия, находится на уровне 300% от ВВП. Кроме того, у России есть солидная подушка безопасности — как в государственных резервах, так и в Фонде национального благосостояния. Международные резервы России по данным ЦБ к 1 июня достигли $605,2 млрд. Это исторический максимум. В ФНБ — $186 млрд. То есть весь внешний долг они полностью покрывают. По объему международных резервов Россия занимает четвертое место в мире.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Сергей Коньков

Еще один фактор устойчивости — снижение зависимости от американской валюты, которую выводят из ФНБ. Сейчас на долларовые активы в фонде приходится 35% (40 млрд), но доля доллара дойдет до нуля. Средства ФНБ переложат в иные валюты, в частности в евро (его доля достигнет 40%) и в юань (30%). Также в фонд впервые войдет золото — 20%. Ограничение долларовых операций позволит ослабить зависимость экономики от американской валюты и минимизировать потери от санкций США против банковского сектора.

«Поэтому запас прочности у страны есть, здесь только вопрос приоритетов — траты денег и опции здесь почти безграничны. Чисто в теории уровень долга можно постепенно увеличить вдвое и даже втрое, при условии грамотных вложений средств и контроля за инфляционным давлением» — заключил Евгений Шатов из Capital Lab.

Читайте также