Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Рост цен не выйдет за пределы 5,5% до середины года»
2021-05-12 14:23:32">
2021-05-12 14:23:32
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Инфляция не выйдет за пределы 5,5% до середины года и резко пойдет вниз во втором полугодии — до 4,2%. Такой прогноз в интервью «Известиям» привел гендиректор рейтингового агентства «Эксперт РА» Сергей Тищенко. По его оценке, трехпроцентный прирост ВВП ежегодно — целевой для российских властей показатель — будет возможен только при условии повышения доступности финансирования, с чем в условиях роста ставок возникнут проблемы. Он также оценил качество кредитного портфеля, перспективы ухода банков с рынка, влияние санкций против госдолга на ставки ОФЗ и последствия отключения от SWIFT.

«При отключении РФ от SWIFT банки будет лихорадить несколько недель»

— В кризис агентства традиционно массово ухудшают эмитентам кредитные рейтинги. Сталкивались ли вы с критикой за ваши оценки в последнее время?

— Текущий кризис — нетипичный. Его нельзя сравнивать с предыдущими глобальными кризисами — ни по природе, ни по последствиям. Шоковое воздействие в целом на экономику, безусловно, есть. При этом нельзя сказать, что финансовое состояние большинства компаний — а мы сейчас говорим в основном о корпоративном секторе, который испытал на себе наибольшее давление в период пандемии, — ухудшилось. Влияние кризиса нелинейно. Некоторые отрасли оказались к нему невосприимчивы. А какие-то и вовсе росли. Кроме того, финансовая устойчивость не зависит целиком и полностью только от отраслевых факторов. В целом мы не наблюдаем обвала рейтингов у наших клиентов. За последние 12 месяцев «Эксперт РА» понизил оценку 10 нефинансовым компаниям, при этом 15 — повысил.

Конечно, нельзя сказать, что претензий по присвоенным рейтингам не бывает. Но они не выходят в публичную плоскость. Другое дело, что кроме непосредственно рейтингов у нас есть большой блок публичной аналитической работы — мы занимаемся подготовкой разного рода отчетов по рынкам, по отраслям. По этому поводу, действительно, мы можем услышать критику.

банк
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Почему и от кого?

— Часто макро- и отраслевые обзоры, прогнозы по тем или иным рынкам затрагивают вполне конкретные интересы. Кто-то считает, что всё хорошо и такая оценка ему невыгодна. Например, мы из квартала в квартал публикуем индексы здоровья банковского сектора. Сравнительно недавно нас обвинили в том, что такого рода обзоры неуместны, мол, они лишь раскачивают лодку. Причем претензии были высказаны не регулятором, а одним из представителей рынка.

Но мы не можем с этим согласиться. Подобная аналитика востребована и является нормой, в том числе и в международной практике. Есть серьезная обратная связь от участников отрасли, и мы несем ответственность за обоснованность тех выводов, которые публикуем.

— Представители банковского рынка, по всей видимости, нервничают — кроме кризиса, замаячила угроза отключения от SWIFT, судя по вниманию к этой теме. Как вы считаете, если РФ всё же отключат от этой платежной системы, сможет ли финансовый сектор это пережить?

— Предлагаю для начала вспомнить, что SWIFT — это система обмена финансовыми сообщениями о платежах. Непосредственно движение денег от нее не зависит. Для этого существует система корреспондентских отношений между банками. Когда-то ведь не было SWIFT, были телекс, телетайп, поэтому в целом без него можно и обойтись. На замену SWIFT может прийти его российский аналог — СПФС ЦБ, которая разработана и уже действует на внутреннем рынке.

К ней уже подключились 23 иностранных участника. И дальше, я надеюсь, их количество будет расти. Неважно, китайский или европейский банк — кто-то из них в любом случае обеспечит нам проведение международных платежей. Конечно, отключение от SWIFT усложнит жизнь в краткосрочном интервале. Вполне возможно, что это приведет к росту тарифов за обмен финансовыми сообщениями, но не заблокирует нас полностью. Банкам будет тяжело. Но недолго. Лихорадить будет, полагаю, несколько недель, а потом они приспособятся к альтернативным способам осуществления платежей.

Тем не менее, не думаю, что до этого дойдет. Ведь такой шаг будет крайне болезненным и для самого Запада. Нас невозможно полностью дезинтегрировать из глобальной экономики, слишком значима роль России в целом ряде отраслей.

банк
Фото: РИА Новости/Павел Лисицын

«Доля просроченной задолженности будет расти»

— Если отключение от SWIFT — пока гипотетическая угроза, как вы оцениваете риски ухудшения качества кредитного портфеля банков?

В корпоративном секторе мы ожидаем ухудшения качества порядка 20–30% реструктурированных кредитов и не менее 20% льготных займов. Это потребует доначисления резервов в районе 900 млрд рублей. При этом дорезервирование будет растянуто на два-три года. Доля просроченной задолженности по кредитам крупному бизнесу будет расти (7,3% на начало года) постепенно в течение нескольких лет, поскольку часть займов банки продолжат реструктурировать, отдельные крупные обязательства будут переуступлены — в целях расчистки баланса от проблемных активов. По нашим оценкам, в 2021 году объем чистых отчислений в резервы вырастет до 1,9–2 трлн рублей против 1,5 трлн рублей в 2020 году. Это приведет к росту стоимости риска с 2,6% в 2020 году до 3,1% в 2021-м.

Портфель кредитов МСБ будет расти в пределах 15% против 23% в прошлом году. К концу 2021-го он увеличится до 6,5 трлн. Но без учета выдач в рамках программ господдержки такой рост не превысит 6%. Портфель же кредитов крупному бизнесу, скорее всего, покажет динамику на уровне прошлого года: плюс 3–4% без учета валютной переоценки (до 32,91 трлн рублей). Это связано с тем, что в связи с пандемией многие компании урезали капитальные расходы, а это привело к высвобождению ликвидности.

— Каковы ваши оценки по динамике других сегментов кредитования — розницы и ипотеки?

Необеспеченные потребкредиты — единственный сектор кредитования, на который не влияют программы господдержки. Прирост портфеля в этом сегменте в 2021 году, по нашим оценкам, составит 10% (против 9% в 2020-м, до 10,67 трлн рублей). Со II полугодия прогнозируем некоторое торможение — если регулятор примет решение охладить активность в выдачах заемщикам с высокой долговой нагрузкой.

Программа льготной ипотеки, вероятно, будет продлена до конца года. Но с большими ограничениями — по количеству регионов, размеру первоначального взноса, максимальному лимиту стоимости жилья. Сдерживать рост ипотечного кредитования так же будут и увеличение процентных ставок, и подорожание квартир. Но всё равно ипотека останется драйвером рынка, хотя темп прироста портфеля снизится до 15% по итогам 2021 года (против 24% в 2020-м). Причем без учета льготных выдач увеличение составит только 7%.

ЦБ
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

«Около 30 банков находятся в зоне риска»

Сколько банков подвержены риску отзыва лицензий на текущий момент?

В 2020 году число добровольных ликвидаций впервые превысило количество отозванных по регуляторным основаниям лицензий: 22 против 16. И эта тенденция усиливается. Экономические условия не особенно благоприятны, требования (в том числе к диджитализации банковских услуг, а это дорогое удовольствие) постоянно повышаются, конкуренция за качественных заемщиков ужесточается. Небольшим и средним банкам всё сложнее поддерживать рентабельность бизнеса, притом что наращивать клиентскую базу им очень сложно. Это и подталкивает собственников к выходу из бизнеса. Либо к его продаже, либо к добровольной сдаче лицензии.

В последние три года банки активно участвуют в сделках M&A, они стали чаще консолидировать дочерние организации, чтобы снизить издержки всей группы. Мы ожидаем, что число добровольных ликвидаций банков и в следующие три года будет оставаться высоким: не менее 15 банков ежегодно. В общей сложности, в 2021 году около 30 банков находятся в зоне риска.

— Недавно вы присвоили рейтинг АА- по национальной шкале одной из крупнейших компаний — «Аэрофлоту». Незадолго до этого СМИ сообщили о планах компании выйти на российский долговой рынок, тогда как до этого группа привлекала деньги исключительно на зарубежных площадках. Это начало тренда на переориентацию крупнейших компаний на внутренние капиталы — на фоне санкций против госдолга?

— Я не вправе комментировать ситуацию с конкретным клиентом, но могу поделиться видением ситуации в целом. Во-первых, на внутреннем рынке сейчас действительно много денег. Средства только НПФ за год выросли почти на 1 трлн рублей — сейчас их объем составляет около 4,2 трлн. Во-вторых, у эмитентов есть мощная государственная поддержка — вопрос только в том, чтобы уметь грамотно этим воспользоваться. Конечно, хотелось бы дешево привлекать деньги за рубежом, но сейчас это сложно. К тому же кроме субъективных и политических факторов существуют еще и валютные риски, их никто не отменял.

бумаги
Фото: РИА Новости/Илья Питалев

— На ваш взгляд, санкции против суверенного долга РФ повлияли на привлекательность бумаг российских эмитентов за рубежом в целом?

— Идет санкционное давление, и я нисколько не сомневаюсь, что оно будет продолжаться. Пока ограничения не действуют на вторичный рынок госдолга, но, думаю, что со временем дойдет и до этого, а потом и до конкретных эмитентов-юрлиц. Поэтому размещение за рубежом связано с определенными проблемами, в особенности это касается крупнейших госкомпаний.

Что касается процентных ставок, то, безусловно, ограничения оказывают влияние на доступность капитала в целом, опосредованно на стоимость привлечения средств. Если оценивать влияние на российский госдолг, то купон по ОФЗ может в среднем вырасти на 0,1–0,2 п.п. из-за нынешней версии санкций. Негативный эффект прослеживается. Но является ли это определяющим? Нет.

Хотел бы обратить внимание на работу правительства в части господдержки бизнеса. Существует огромное количество программ с весьма привлекательными условиями. И это не пустые декларации — программы на самом деле работают. Просто нужно потратить время и разобраться в предлагаемых механизмах. И я вас уверяю — бизнес найдет требуемый объем финансирования с хорошей ставкой. Я не зря так часто говорю о том, что деньги на нашем рынке есть.

«Трехпроцентный прирост ВВП возможен лишь при условии низких ставок»

— ЦБ 24 апреля повысил ключевую ставку на 0,5 п.п. Незадолго до этого бизнесмен Олег Дерипаска, который в целом постоянно критикует регулятор, охарактеризовал переход к жесткой денежно-кредитной политике атакой на доходы россиян и прибыль компаний. Вы согласны с тем, что повышение ставок ЦБ негативно отражается на россиянах и на корпоративном секторе?

— С одной стороны, повышение ставок ухудшает инвестиционные возможности, поскольку увеличивает стоимость денег для всех участников экономического процесса. Но, с другой стороны, в текущей ситуации такое решение было вполне закономерным — его нельзя было избежать, принимая во внимание разгон цен и реакцию на это со стороны долгового рынка.

Лучше сделать упреждающие движения сейчас, чем позволить инфляции еще ускориться. Минэк в последнем своем прогнозе ожидает инфляцию в 4,7%. Но это, на наш взгляд, слишком оптимистично. В ведомстве утверждают, что пик роста цен уже был пройден в марте, но по тем данным, которые мы видим, это произошло в апреле. Впрочем, наш макроэкономический блок прогнозирует, что рост цен в целом удастся удержать: он не выйдет за пределы 5,5% до середины года и резко пойдет вниз во втором полугодии — до 4,2%.

состояние
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Зураб Джавахадзе

Недавно генсек ООН Антониу Гутерриш заявил, что состояние богатейших людей в мире за последний пандемийный год увеличилось на $5 трлн. В России разрыв между богатыми и бедными традиционно высок. Насколько существенно он изменился за коронакризис?

— При нашей структуре экономики произошел казус: в кризис выиграли самые бедные и самые богатые. Первые получили значительный объем помощи, а также прирост зарплат за счет уменьшения количества мигрантов. А вторые просто меньше потратили.

Основной удар пришелся именно на средний класс. В общей сложности около 70% не потеряли в доходах, 10% даже прибавили, пострадали же 20%. И многие — очень сильно. Сейчас мы видим частичное восстановление, но окончательный возврат к докризисным уровням ожидается не скоро. В I квартале 2021 года реальные доходы упали на 3,5% — частично из-за переноса выплат на конец прошлого года, частично из-за роста инфляции. И это плохой знак, если такое происходит при очень сильном рынке труда, как сейчас — довольно высоком спросе на кадры и сравнительно невысокой безработице.

— Какой динамики по ВВП вы ожидаете в 2021 году?

Агентство прогнозирует рост в районе 3% — при условии дальнейшего восстановления мировой экономики и сырьевых рынков. Процесс будет неравномерным, но для наших поставщиков сырья прежде всего важны США и Китай, которые быстро возвращаются к докризисной норме. Кроме этого, мы ожидаем и улучшений на внутреннем рынке.

— Трехпроцентный прирост ВВП ежегодно — одна из национальных целей развития РФ до 2030-го. Насколько это реалистично, по вашему мнению?

— Это возможно при повышении доступности финансирования и увеличении инвестиций. Но с первым в условиях роста ставок, как мы уже говорили, будут проблемы. Финансирование в ключевых сегментах по-прежнему будут обеспечивать программы господдержки. Но и они будут постепенно сворачиваться, поэтому темпы будут ниже прошлогодних.

Инвестиции могут вырасти только при улучшении перспектив экспорта или внутреннего потребления. Сейчас с этим сложно, так как нацпроекты реализуются медленно, а частный сектор больших возможностей для роста не видит.

Читайте также