Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«У 21% знания о финансовых инструментах на нуле»
2021-06-03 20:32:25">
2021-06-03 20:32:25
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вопросы к тестам, которые с октября этого года придется проходить неквалифицированным инвесторам для допуска к сложным продуктам, будут публичными, а ответы — нет. Если граждане не смогут пройти экзамен, то за ними останется «последнее слово», которое даст возможность вложить в такие продукты до 100 тыс. рублей. Правда, брокер не обязан будет их продавать в соответствии с этическим кодексом, который разрабатывает сейчас ЦБ с участниками рынка. Об этом, а также о том, когда появится «зеленая» ипотека, можно ли будет получить налоговый вычет с ИИС при вложении в иностранные ценные бумаги и перевести туда пенсионные накопления, в интервью «Известиям» на ПМЭФ-2021 рассказал первый зампред ЦБ Сергей Швецов.

«При согласии, скажем, на «зеленую» ипотеку ставка будет не 4%, а 4,9%»

— Сергей Анатольевич, на сессии с участием главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной активно обсуждали тему «зеленых» инвестиций. Пока в качестве инструмента доступны только облигации, но недавно на Экологическом форуме тут же, в Санкт-Петербурге, вы говорили о том, что потребителя нужно приучать к сохранению окружающей среды, в том числе через «зеленую» ипотеку, «зеленые» вклады. Если про ипотеку более-менее понятно, то про депозиты поясните, пожалуйста. Эти привлеченные у граждан средства банки будут вкладывать в экологически чистые проекты?

Сохранение планеты — это не задача правительств, а всех людей. И чтобы каждый гражданин имел возможность принять участие в ее решении, должен быть достаточно простой выбор между «зеленым» и не «зеленым». Финансовый рынок — такая же часть нашей жизни, как любая другая, поэтому и в этой сфере должен быть выбор. Если человек готов выбирать «зеленый» инструмент, то этим показывает, готов ли принимать участие в сохранении природных ресурсов для будущих поколений или нет.

И да, вы абсолютно правы, что «зеленый» вклад — это когда банк привлеченные с его помощью средства рефинансирует в переходные или «зеленые» активы. Что касается ипотеки, то это, соответственно, покупка в кредит экологичного жилья, при строительстве которого не использовались вредные материалы, отношение к рабочим соответствовало всем стандартам.

У 21% знания
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Константин Кокошкин

— Но экологичные товары всегда дороже. Будет ли этот принцип распространяться и на «зеленые» финансовые инструменты?

— Да, будет какая-то незначительная разница в процентных ставках: депозиты будут чуть менее доходными, а ипотека, наоборот, но человек будет понимать, что таким образом вносит свой вклад в финансирование сохранения планеты. И при согласии, скажем, на «зеленую» ипотеку ставка будет не 4%, а 4,9%. Но это чисто гипотетически и для примера. Но у правительства есть возможности по субсидированию такой ипотеки в том или ином виде, чтобы поддержать экологию и тех, кто о ней заботится.

— А когда могут появиться новые инструменты зеленого цвета — ипотека, вклады?

Проект «зеленой» ипотеки, конечно, более длинный. Нам надо для начала сформулировать, что такое «зеленый» дом, сейчас мы ведем такую работу с Минэкономразвития, «Дом.РФ». Кроме того, проектировщики зданий, строительные компании должны внести свои коррективы. Поэтому в соответствии с утвержденным стандартом «зеленые» здания, возможно, появятся через несколько лет. Но учитывая, что проектное финансирование появляется раньше, чем само здание, продукт проектного финансирования появится, возможно, уже через год.

В Министерстве экономики создана специальная группа, которая объединяет и участников рынка, и министерства, в том числе туда входит и Центробанк. Мы были одними из, скажем так, инициаторов создания такой работы, которая будет утверждать как раз стандарты по инструментам.

И когда мы утвердим стандарты по ипотеке, по проектному финансированию, уже можно будет выпускать инструмент.

«Вопросы не сложные, сложны финансовые инструменты»

— Недавно ЦБ опубликовал консультативный доклад по регулированию экосистем. Как я понимаю, основные вопросы — будут ли эти системы открытыми или закрытыми, а также сохранятся ли такие подписки, как «СберПрайм», «Яндекс.Плюс». К чему вы больше склоняетесь?

— Мы вообще за открытость, поскольку она улучшает информированность потребителя и дает ему больше возможностей для переключения, в отличие от закрытой [системы]. Я пока не знаю, как эта бизнес-модель будет развиваться, мы сейчас только приступили к выработке регулирования, но что мне совершенно не нравится, так это если экосистема требует от поставщика работать только с ним или отказывается от его услуг. Это абсолютно неправильно.

С другой стороны, если экосистема платит поставщику за эксклюзив, то это нормально. Благодаря эксклюзиву экосистема может монетизировать свои инвестиции, например создание фильмов, книг, другого контента. Но для нас это тоже хорошо, поскольку, если у каждой экосистемы будет свой эксклюзив, а потребитель будет работать с несколькими, то будет легче делать выбор на лучших условиях по тем продуктам, которые повторяются.

У 21% знания
Фото: Depositphotos/danr13

— Еще в апреле участники финрынка подготовили базовый стандарт для защиты частного инвестора при продаже сложных продуктов и тесты, которые будут сдавать неквалифицированные инвесторы для допуска к покупке сложных продуктов. Когда они могут быть приняты?

— Мы проанализировали сами вопросы по тестам. Они делятся на две части. Первая связана с опытом инвестирования. Вторая касается непосредственно тех продуктов, которые вы собираетесь приобретать. И мы увидели, что подготовленные тесты недостаточно полно отражают знание гражданина по такого рода тестированию, обсудили это с участниками рынка, они с нами согласились. После доработки в ближайшее время стандарт выйдет, учитывая нормы нового закона.

— Может быть, тесты слишком сложные?

Вопросы не сложные, сложны финансовые инструменты. Вопросы тестов не являются секретом, как и правила дорожного движения. Все вопросы будут публичными и на уровне брокеров, и биржи, поскольку мы заинтересованы, чтобы люди готовились к тестам.

Кстати, сам по себе вопрос — это уже подсказка, поскольку когда человек его читает, то задает себе вопросы, понимает ли он, о чем идет речь, и хочет ли он вкладывать деньги в этот инструмент. Если понимает, о чем речь, значит, обладает базовыми знаниями по тому, как работает этот продукт, как риски сопряжены с его использованием.

Поэтому мы тестируем вопросы на целевых аудиториях. Недавно НАФИ провело исследование в 53 российских субъектах, которое показало, что у 19% людей есть достаточные знания, а у 21% они на нуле, у остальных есть зачатки знаний. Мы провели тестирование также среди студентов Финансовой академии, опросив 3 тыс. студентов, в основном третьего курса по экономическим специальностям. И там тоже интересные результаты: большинство студентов не смогли ответить на половину вопросов. То есть уровень недостаточный даже среди специалистов.

— Про публичность тестов — это новость. Участники рынка готовили их в строжайшей тайне, чтобы люди раньше времени не разведали.

— Да, вопросы будут абсолютно публичными, непубличными будут варианты ответов. Неквалифицированный инвестор должен будет ответить «да», «нет» или «иное». Но ответы будут подбираться случайным образом, и, например, все ответы могут быть правильными, а может не быть ни одного правильного. И невозможно заранее подготовиться, что на вопрос три, например, надо отвечать пунктом четыре, поскольку брокер и сам не будет знать комбинацию, ее подберет машина.

У 21% знания
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Дмитрий Коротаев

— Но вам не кажется, что все усилия по защите прав частного инвестора нивелируются за счет правила «последнего слова», когда человек не сдаст тест, но всё равно сможет инвестировать в сложные продукты до 100 тыс. рублей? Особенно с учетом, что по статистике, опубликованной на сайте ЦБ, 75% счетов у крупных брокеров на сумму до 10 тыс. рублей.

Мы именно защищаем инвестора, а не запрещаем ему распоряжаться своими средствами законным образом, поскольку у граждан есть права. Ну, вы знаете, мы же, еще раз, защищаем инвестора. Все же идут на фондовый рынок по разным причинам. Кому-то и адреналина не хватает, поэтому они и в Forex вкладываются. Можно быстро заработать и быстро проиграть. Кто-то, напротив, хочет сохранить свои сбережения.

В любом случае людям нужен опыт, чтобы набраться знаний. Правило «последнего слова» — этот некий компромисс, который, с одной стороны, дает человеку возможность распорядиться своими деньгами, с другой, сама подпись, что человек в твердом уме и памяти, понимая, что не прошел тест, хочет вложиться в непонятный ему продукт, демонстрирует, что он берет на себя полную ответственность за это.

Кстати, брокер не обязан исполнять «последнее слово». Это еще один барьер по защите потребителей. Мы с участниками рынка работаем по введению этических стандартов при работе с потребителями финансовых услуг. Ведь по-хорошему брокер должен действовать в интересах клиента, даже если тот не всегда понимает свои интересы. И с точки зрения этических стандартов брокер не готов продавать финансовый продукт, который приведет к потерям для инвестора или неправильным результатам относительно его ожиданий.

— Думаете, брокеры будут отказываться от денег из-за соображений этики?

— Почему бы нет, если захочет сохранить потребителя на долгие годы, чтобы тот богател, инвестируя на фондовом рынке, а финпосредник наращивал свою комиссию.

— Какие еще меры вы готовите для защиты частного инвестора помимо уже известных?

— Я уже сказал об этических стандартах. Кроме того, предполагается расширение фидуциарной ответственности, которая уже существует на рынке пенсионных накоплений. Надо распространять это и на финансовых консультантов, управляющих иными инвестиционными инструментами.

«Здесь государству не надо особо вмешиваться»

— Принято ли уже решение по отказу в налоговой льготе по ИИС (индивидуальные инвестиционные счета) при вложении в иностранные бумаги, или это пока на уровне обсуждения?

— У нас очень простая позиция: мы не понимаем, зачем давать преференции за счет российского бюджета при инвестициях за рубеж. Поэтому мы считаем, что правительство должно получить на уровне закона полномочия определять, по каким бумагам будет предоставляться льгота, а по каким нет. Поэтому если будет выпущено соответствующее постановление, то по ИИС-1 невозможно будет получить льготу, а по ИИС-2 и ИИС-3 она не будет предоставляться по части инвестиций в иностранные ценные бумаги.

Первый зампред ЦБ Сергей Швецов

Первый зампред ЦБ Сергей Швецов

Фото: ТАСС/Алеев Егор

Если компания зарегистрирована в иностранной юрисдикции, но при этом работает в России, например «Яндекс», Ozon, Mail.ru, то допустимо, чтобы она имела возможность попасть в список, по которому есть льготы.

— Будет ли разрешено вложить пенсионные накопления в ИИС-3, на что надеются профучастники?

ИИС — это про инвестиции, а не про накопления. Это возможность заработать больше, чем по депозитам. Но при этом и риски выше. Достаточно того, что ИИС, в отличие от пенсионных накоплений, не защищены системой гарантирования, которая вскоре распространится и на пенсионные резервы, которые люди копят добровольно.

— Вы недавно запрашивали Минпросвет о возможности установления «родительского контроля». Получили ответ?

— Мир становится быстрее, и подростки с точки зрения цифровизации точно нас с вами опережают. Поэтому нормально, что возраст для инвестирования будет снижаться. Более того, некоторые люди выходят на рынок не для того, чтобы заработать, а чтобы получить знания. Какая разница, платит ли родитель за учебу ребенка в вузе или дает деньги, чтобы тот научился инвестировать. Поэтому мы выступаем за то, чтобы снизить планку для детей по возможности работы на бирже. Но пока окончательного консенсуса с правительством по этому вопросу не достигли.

— С какого же возраста дети должны выходить на биржу?

Я считаю, что с 12 лет. Вопрос в знаниях. Есть продвинутые школы, которые преподают математику опережающим образом, поэтому дети к 12 годам имеют достаточные знания, чтобы начать пробовать элементарные финансовые продукты.

Мы говорим о целенаправленном желании родителей привить подростку культуру инвестирования, чтобы он применил соответствующие знания и опыт. Конечно, если речь идет о небольших суммах. Это не разорит бюджет семьи, но чрезвычайно полезно для самого ребенка. Без практики научиться инвестировать невозможно.

— Естественно, что будут установлены определенные ограничения?

— Дискуссия идет, но я считаю, что семья должна сама для себя решать, какие ограничения устанавливать. Это деньги семьи, поэтому здесь государству не надо особо вмешиваться.

Читайте также