Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Авто
На заводе «Москвич» до конца 2022 года соберут 200 электромобилей
Наука
Южная Корея открыла центр по разработке космических беспилотников
Общество
Демонтаж стел крупного воинского мемориала начался в Литве
Политика
Путин обсудил с Совбезом обеспечение внутренней безопасности РФ
Мир
Французы восхитились видео с Путиным за рулем авто на Крымском мосту
Политика
Ушаков заявил об отсутствии реальных шагов от Макрона для диалога с Путиным
Авто
Mercedes выпустил самый быстрый S-класс в версии AMG
Мир
Путин обсудил с Жапаровым двустороннюю повестку
Армия
Шойгу заявил о значительном уроне ВСУ на луганско-донецком и южнодонецком направлениях
Происшествия
Площадь пожара на аэродроме под Курском составила 500 кв. м
Общество
ФСБ РФ попросила суд арестовать вице-премьера Украины Верещук
Экономика
Курс доллара поднялся выше 63 рублей впервые с 14 октября
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ирина Линдт надеется сыграть Любовь Орлову. Уверена, что не сопьется из-за отсутствия работы, потому что всегда ее найдет. И знает, что пришло время начать новую жизнь. Об этом актриса рассказала «Известиям», готовясь к сезону в труппе МХАТ имени Горького.

— Вы более 20 лет прослужили в Театре на Таганке. Но с нового сезона войдете в труппу МХАТ имени Горького. Кто сделал вам предложение, от которого вы не смогли отказаться?

— Руководство театра во главе с Эдуардом Бояковым. Мне предложили, я согласилась. Думала, правда, долго. На карантине времени хватало, так что решение было взвешенным и продуманным. У меня уже есть опыт работы с этим коллективом, и я пошла туда с легким сердцем, надеждой и даже с радостью.

Прошлой осенью на третьей сцене МХАТа был запущен очень интересный проект «Сезон стихов». Мне там предложили прочесть стихи Дмитрия Воденникова. Это был интересный формат: сначала литературный критик знакомил зрителя с творчеством поэта, потом сам поэт читал свои произведения, и, наконец, его поэзия звучала в исполнении драматического актера.

После «Сезона стихов» получила приглашение принять участие в спектакле «Сочинские жены», премьера состоялась на фестивале Юрия Башмета в Сочи. Там мы пересеклись с Алисой Гребенщиковой и Аликой Смеховой, они с нового сезона тоже будут актрисами МХАТ имени Горького. В марте должны были играть этот спектакль в Москве, но все мы знаем, что случилось.

Актриса театра и кино Ирина Линдт на концерте-спектакле «Исаак Дунаевский. Коллайдер счастья» на сцене МХАТ им. М. Горького

Актриса театра и кино Ирина Линдт на концерте-спектакле «Исаак Дунаевский. Коллайдер счастья» на сцене МХАТ им. М. Горького

Фото: РИА Новости/Екатерина Чеснокова

— Если вас берут в труппу, наверняка есть роли?

В планах постановка музыкального спектакля «Красный Моцарт» по творчеству Исаака Дунаевского, пьеса Дмитрия Минчонка. Он родился из музыкального проекта «Коллайдер счастья», где оперные исполнители и артисты МХАТ пели песни Дунаевского. В одном эпизоде я за Любовь Орлову спела «Журчат ручьи». Вечер имел успех. Поэтому решили ставить полноценный спектакль. Буду играть Любовь Орлову, уже начали репетировать. Премьера состоится в сентябре.

— С Таганкой вы расстанетесь?

— Всегда мечтала работать в одном театре и не изменять ему. Мне казалось, артист должен всю жизнь служить одной сцене. Но ты можешь мечтать об одном, а театр тем временем строит другие планы.

— Вам не давали ролей?

— Юрий Любимов давал мне роли, ну а кто-то нет. Поэтому чего сидеть, собственно?

— А как же спектакль «Басня», вышедший пару лет назад?

— Он уже снят с репертуара. Да и роль там была, прямо скажем, не самая интересная… Спектаклей, где у меня были хорошие, интересные роли, нет в афише Таганки. Если руководство не видит меня в репертуаре, то и нет смысла работать. Всё-таки театр должен быть твоим домом, твоей энергией.

Ирина Линдт
Фото предоставлено Ириной Линдт

— Вы не обсуждали ситуацию с директором Ириной Апексимовой?

— Нет. Зачем? Даже не представляю себе такого разговора. Вот я бы пришла и спросила: «Ирина Викторовна, почему вы мне ролей не даете?» Это для меня неприемлемые вещи. Никогда не ходила по кабинетам, не выпрашивала ролей, не выясняла ни с кем отношения. Если так происходит — значит, есть причины. Сколько себя помню, я всегда работала в нескольких театрах. Меня это устраивало. Даже было немного жаль артистов, которые привязаны к труппе.

— Вы бегали на сторону, служа в труппе?

— Отлучалась. Да, были у меня международные проекты, мюзиклы, случалась работа в других театрах, и я спокойно совмещала. Поскольку у меня никогда не было глобальной занятости в Таганке, успевала всё, даже снималась в кино.

— И строгий Любимов смотрел на это снисходительно?

— Любимов был глыбой, для которого авторитетов не существовало в хорошем смысле. Он сам определял политику театра. Мне он всегда разрешал работать в других проектах. Даже мог поменять репертуар, когда я отпрашивалась. Помню, был мюзикл Tomorrowland. Англичане ставили его в «Новой опере». Я, молодая актриса, пришла к Любимову, еще сама не понимая, что это за поступок, ведь в театре уже был сверстан репертуар. Тем не менее Юрий Петрович меня отпустил. Я отработала проект и вернулась.

Хотя про Любимова говорят разные вещи. Мол, кому-то он закрывал дорогу в кино. Могли позвонить в театр, попросить артиста на съемки. А он говорил: «О, нет-нет, он занят». И артист даже мог не знать, что такой звонок был. Ему просто отказывали, потому что он был нужен Любимову.

— Про Эдуарда Боякова тоже разное говорят. Кто-то разделяет его рвение к обновлению театра, а кто-то считает, что он со своим уставом в чужой монастырь пришел. Вам нравится то, что сейчас происходит во МХАТе?

— В любой театр новый руководитель приходит со своим уставом. Другое дело, что кто-то чужой монастырь уважает, а кто-то разгоняет. У меня масса знакомых артистов, которые несправедливо, незаслуженно остались без работы. Потому что новый руководитель сказал: «Ты мне не нравишься. Ты уходишь». Такое было в том числе и на Таганке. Со многими артистами не продлили договоры.

Валерий Золотухин в роли короля Беранже Первого и Ирина Линдт в роли королевы Марии в сцене из спектакля «Король умирает» в Театре на Таганке

Валерий Золотухин в роли короля Беранже Первого и Ирина Линдт в роли королевы Марии в сцене из спектакля «Король умирает» в Театре на Таганке

Фото: РИА Новости/Сергей Пятаков

Не вижу ничего странного, когда человек приводит свою команду. У начальника должны быть люди, которым он доверяет, с которыми уже прошел многое. Работая руководителем в Культурном фонде Валерия Золотухина, я тоже прекрасно понимаю, что буду всегда окружать себя своими людьми. Это важно. Другое дело, что уважать надо всех.

— А если не сложится на новом месте, не боитесь остаться без работы?

— У нас такая профессия — можно долго сидеть, ждать роли, съемок. Знаю артистов, которые, оставшись без работы, так и не смогли найти новую, хотя их увольняли молодыми, талантливыми, абсолютно способными к работе. У меня не было такого, чтобы я сидела и плакала в подушку. Нет работы — найду ее сама. Поработаешь тут, потом там, глядишь, и хорошая роль придет. Но спиваться от отчаяния — это не мой путь. К тому же я иду во МХАТ, чтобы честно работать, поэтому верю: всё сложится.

Там сейчас много интересных проектов. Восстановили «Синюю птицу» и «Три сестры». Такие спектакли сохранить — тоже миссия. Кто не помнит прошлого, у того нет будущего, здесь абсолютно это работает. Может, кто-то скажет, что с точки зрения современных подходов и технологий это прошлый век. Но когда сидишь и четыре часа смотришь Чехова, понимаешь: вот такой был театр, и это особые ощущения. Невозможно всё время ходить на мюзиклы, иногда хочется и подумать.

В разговоре с Эдуардом Бояковым я услышала такую фразу: «Хочу созидать, а не разрушать». А это вообще мой девиз по жизни. В общении с людьми, в творчестве — только созидание. Разрушения и негатива столько в мире накопилось, что он сел на карантин.

Ирина Линдт
Фото предоставлено Ириной Линдт

Бояков предлагает артистам работать, а я еще застала период, когда целый год режиссер мог репетировать один спектакль с утра до вечера и в конце сезона представлять премьеру. Это роскошь по нынешним временам. Так можно работать только для удовольствия. А театр — нечто другое…

Одним словом, я почувствовала, что наши направления совпадают, и я хотела бы работать в такой команде и такой атмосфере.

— Последние несколько лет вы мало снимаетесь. Почему?

— У всех артисток после сорока количество ролей резко уменьшается.

— Агенты смотрят анкетные данные?

— Не агенты — персонажи все молодые. Последняя большая работа была в 2013 году — долгий сериал «Курортная полиция». Но зато я сама снимала как режиссер. Есть картина — Eins, Zwei, Drei, совместный проект Культурного фонда Валерия Золотухина и Международного союза немецкой культуры. Это семейная кинотрилогия о двух детях — русском мальчике и немецкой девочке. Завязываются отношения, и они проносят их через годы. Снимали в Германии и России, на Алтае. А следующим летом планируем съемки продолжения. Пока мы готовимся, наши юные герои должны вырасти, ведь им предстоит сыграть первую любовь. Я бы не стала режиссером, если бы к нам не обратились с просьбой снять 15-минутный ролик для рекламы детских лагерей, где изучают немецкий язык. Я наполовину немка, давно сотрудничаю с этой культурной организацией. Но как только мы воодушевились идеей, нас занесло. Получился не ролик, а фильм, который пошел по фестивалям, стал брать призы. Я говорю «мы», потому что у картины два режиссера: снимаю этот фильм вместе с коллегой Анной Багмет, у нас за плечами уже не один творческий проект.

— Чем занимается ваш сын Иван? Не планирует ли стать актером?

— А куда ему деваться? Ваня продолжит династию. Ему сейчас 15. Он человек творческий, увлекающийся. И поет, и танцует. Сейчас осваивает электрогитару. Целыми днями музицирует.

Актриса Ирина Линдт с сыном Иваном Золотухиным

Актриса Ирина Линдт с сыном Иваном Золотухиным

Фото: ТАСС/Вячеслав Прокофьев

— Достойно ли, на ваш взгляд, сохраняется память о вашем муже народном артисте России Валерии Золотухине?

— В Барнауле есть Молодежный театр Алтая, который он, можно сказать, строил. На его родине, в Быстром Истоке, совершенно потрясающий музей и культурный центр. Два театральных фестиваля носят имя Золотухина. Ну и, конечно же, работает наш фонд здесь, в Москве. В этом году нам предстоит большая и интересная работа: мы стали победителями конкурса президентских грантов. И вместе с командой художников, композиторов, хореографов поставим музыкальный спектакль «Истории одного городка», в котором будут играть ребята детского театрального центра «Премьера». Это одно из структурных подразделений нашего фонда. Почему-то многим кажется, что если театр детский, то всё в нем должно быть дешево и не по-настоящему. Это огромное заблуждение. Детям надо отдавать лучшее, не экономить. Только тогда они увидят, что театр бывает настоящим, интересным, захватывающим.

— О памятнике Валерию Сергеевичу вы не задумывались?

— С такими предложениями ко мне обращались не раз. Но я точно знаю: он бы не хотел никаких изваяний. Его похоронили на родине, в селе Быстрый Исток, на Алтае. На могиле стоит деревянный крест. А рядом храм Покрова Пресвятой Богородицы, который он построил на собственные сбережения. Это и есть ему настоящий памятник.

Справка «Известий»

Ирина Линдт окончила с красным дипломом Театральный институт имени Щукина и была принята в труппу Театра на Таганке. Летом нынешнего года перешла в труппу МХАТ имени Горького. Играла в спектаклях Театра Луны, театра «Гистрион», в «Новой Опере», Центре-музее Высоцкого, SPAC (Центр исполнительских искусств Сидзуока) в Японии. Участвовала в мюзиклах «Норд-Ост», «Обыкновенное чудо», Tomorrowland. В фильмографии актрисы около двух десятков картин, в том числе «Женская логика», «Женские истории», «Дед».

Читайте также
Реклама