Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
На одном крыле: как работают российские пилоты и бортпроводники в эпидемию
2020-05-14 18:54:49">
2020-05-14 18:54:49
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Объем авиаперевозок во время эпидемии упал на 85% внутри страны и более чем на 90% — за рубеж. Об этом заявил президент России Владимир Путин на совещании по вопросам поддержки авиационной отрасли. Глава государства отметил, что этот вид транспорта при пандемии пострадал сильнее всего. Кризис отразился и на сотрудниках авиакомпаний — пилотах, бортпроводниках, технических работниках и других. «Известия» поговорили с ними о работе в новых условиях и трудностях.

Авиация и вирус

В марте-апреле большинство стран, в том числе Россия, закрыли государственные границы и почти полностью прекратили международные пассажирские авиаперевозки. Остались только внутренние, но и по стране люди стали летать реже.

Как рассказал пилот бизнес-авиации Антон, несмотря на общую картину, во время пандемии спрос на его услуги не снизился. Напротив — в середине апреля он резко вырос: бизнес-самолеты заказывали не успевшие пересечь границу россияне. Они покупали места целыми семьями.

— На частные самолеты запреты не распространяются. Есть определенные рекомендации и правила. Мы же не выполняем регулярные полеты, все полеты в деловой авиации разовые. У каждого частного лайнера есть постоянный летный состав — бортпроводники, пилоты. Мы работаем в прежнем режиме. Готовы в любой момент вылететь. Дезинфекцию мы проходим перед каждым полетом. Это обязательная процедура. Страх есть, но мы стараемся соблюдать личную гигиену. У нас с собой запас масок, антисептиков, перчаток, — пояснил он.

По словам Антона, летать в почти пустом небе стало неспокойно.

самолет
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

— Особенно странно видеть огромные пустые аэропорты типа Стамбула, где из нескольких взлетных полос открыта всего одна. Остальные не задействованы, под завязку забиты самолетами, которые плотно стоят фюзеляж к фюзеляжу. Не по себе в этот момент. Будто апокалипсис случился. В аэропортах пусто, все магазины, кафе закрыты, людей нет, — поделился летчик.

Виталий Добрынин уже полгода работает во вьетнамской VietJet Air вторым пилотом на Airbus A320/321. По его словам, в штате очень много летчиков из России, но в целом команда интернациональная — есть испанцы, итальянцы, парагвайцы, бразильцы, канадцы.

— Сейчас авиация по всему миру испытывает большие трудности, полеты останавливаются, пилоты сидят без работы. Проблемы у всех одинаковые, в том числе моих знакомых летчиков в США и Европе. В нашей авиакомпании никого не увольняли. Платят минимальную гарантированную зарплату тем, кто не уехал из страны домой на вынужденные каникулы, — рассказал он «Известиям».

Иностранные пилоты, покинувшие Вьетнам, по его словам, сейчас не могут вернуться обратно из-за ограничительных мер, введенных в разных странах в связи с коронавирусом. В самом Вьетнаме с начала мая возобновились внутренние рейсы, до этого на месяц полностью остановленные, и появилась работа.

— Конечно, объемы перевозок нельзя сравнить с докризисными (до начала эпидемии), поскольку перелеты в Китай, Корею и другие страны всё еще закрыты, — говорит он. — Постепенно восстанавливается и «мирная» жизнь: открываются пляжи и магазины. Летчик отметил, что, несмотря на востребованность российских пилотов за рубежом, нельзя сказать, что их каким-то образом выделяют из общей массы летного состава — требования ко всем одинаковые.

Пилот крупной российской авиакомпании Николай (имя изменено) в начале апреля летал в Армению: все проверки, по его словам, значительно усилили, но в целом всё было нормально.

— Пассажиров не кормили, чтоб свести к минимуму контакт. Единственное — все службы перестраховывались по сто раз, всё фотографировали, и было всё дольше чем обычно. А так ничего необычного. Но всё фоткают: загрузку багажа, подъезд тележек с грузом, заправку — всё подряд. Но в салоне ничего не делали. Обработки внутри никакой не было. Обратно мы летели без пассажиров. Дома нам уже выдали анкеты, которые мы должны были заполнить как приезжающие из-за границы. Потом ко мне приходил участковый врач: надо, мол, пройти двухнедельный карантин.

Работающая стюардессой на частных самолетах Манана рассказала, что сейчас их самолет Gulfstream 5 (до 18 пассажиров) находится на техническом обслуживании у производителя в США. Базируется воздушное судно в Праге, обслуживает частных клиентов для полетов по Европе.

— Ждем, когда он вернется с техобслуживания, ориентировочно в конце мая. В целом сейчас в США и Европе летают только медицинские самолеты, а также осуществляются грузовые перевозки, — рассказала она. Девушка не работала в магистральной авиации и не собирается туда уходить, если «ситуация кардинально не изменится».

самолет
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Полигенько

Она тоже отметила тот факт, что люди, которые летали самолетами магистральных авиакомпаний, сейчас из-за эпидемии начали пользоваться частной авиацией.

Как рассказал бортпроводник Андрей, количество рейсов во время эпидемии сократилось десятикратно.

— Я работаю старшим бортпроводником в крупной авиакомпании, которая выполняет международные и внутренние рейсы. Ситуация с ограничением перевозок привела сначала к закрытию первых, а затем — к снижению общего количества вторых. Пассажиропоток тоже упал, мы летаем в полупустых самолетах, что однозначно невыгодно авиакомпании. Если раньше мы выполняли 250 рейсов в день, половина из которых — международные, то сейчас — около 25. Один рейс в день против 10 прежних.

Он подчеркнул, что зарплата бортпроводника полностью зависит от налета — времени, которое тот проводит в воздухе. Оно ограничивается санитарными нормами — 80 часов в месяц, соответственно уменьшается и зарплата. Но сотрудники работают.

— Бортпроводники не боятся коронавируса. У нас хорошая эмоциональная закалка: после каждой авиакатастрофы, когда все новости только о том, что где-то разбился самолет и погибли люди, мы идем на работу и улыбаемся пассажирам. Что бы ты ни переживал вне работы, когда приходишь на борт, другие люди должны смотреть на тебя и чувствовать уверенность в происходящем. Поэтому мы продолжаем работать, принимая современные реалии: мытье рук, смену перчаток, поддержание чистоты на рабочих поверхностях, чтобы свести к минимуму любые риски заражения, — сказал он.

После закрытия большинством стран государственных границ и запрета международных авиаперевозок некоторые пилоты не сразу смогли вернуться на родину. Сейчас они дома, рассказал «Известиям» глава Профсоюза летного состава (ПЛС) России Мирослав Бойчук. Исключение — летчики, работающие в иностранных компаниях.

По его словам, за рубежом трудятся сегодня несколько сотен пилотов из России. В основном они работают в азиатских компаниях, в том числе в Китае и Вьетнаме.

— До кризиса в авиаотрасли, связанной с коронавирусом, иностранные авиакомпании переманивали опытных командиров воздушных судов (КВС) из России. Они предлагали существенно большие зарплаты, чем могли себе позволить российские перевозчики, — отметил он.

Бойчук добавил, что в период с 2016 по 2018 год, после банкротства компании «Трансаэро», за границу из России уехали около 500 пилотов — в основном в Китай, Вьетнам, Южную Корею, Индию, Индонезию и Японию.

Военная помощь

Во время эпидемии экипажи российских военно-транспортных самолетов совершили десятки рейсов в Италию, Сербию и Китай. «Известиям» удалось пообщаться с участниками этих воздушных операций.

— Когда мы летели в Италию с наши военными врачами и специалистами РХБЗ там был самый разгар эпидемии. Но, если честно, мы об этом не думали — главное было выполнить приказ, — рассказал «Известиям» член экипажа одного из Ил-76 Воздушно-космических сил России. — Всему экипажу выдали полные защитные комплекты: перчатки, очки, специальные комбинезоны с капюшонами, респираторы. В Италии мы были всего два часа. Разгружались, дозаправлялись и сразу вылетали обратно. Дома нас уже встречали специальные команды. Они проводили полную обработку самолетов дезинфицирующими растворами.

ВКС РФ
Фото: РИА Новости/Министерство обороны РФ

По словам собеседника издания, итальянская сторона старалась оперативно разгрузить самолеты и отправить их обратно, но все равно возникали шероховатости. Первое время были затруднения с дозаправкой российских самолетов.

— В Италии было два варианта заправки — топливозаправщиком или с подземного хранилища через специальную колонку, — пояснил член экипажа Ил-76. — Первое время итальянцы не могли разобраться, как лучше все организовать. Возникла путаница, и это было достаточно непривычно. Дома у нас с заправкой нет никаких трудностей. «Газпромавиа» всё делает четко.

Также российские военно-транспортные самолеты быстро доставили в Сербию специальное оборудование, специалистов войск радиационной биологической химической защиты и медиков.

— В Сербии наши самолеты оперативно разгружались и сразу же уходили в полет. Мы же военная авиация и всё делаем четко и в установленное время, — отметил один из участников воздушных перевозок в Сербию. — Сербы также старались делать всё максимально быстро. Но у них были сложности с подготовкой нас к обратному полету. Видно, что у них не было достаточно опыта. Не могли сразу дозаправить самолеты и подгоняли к каждому борту по несколько топливозаправщиков подряд.

Военно-транспортный самолет ВКС России Ил-76 МД  на военный аэродром в Сербии

Военно-транспортный самолет ВКС России Ил-76 МД на военный аэродром в Сербии

Фото: РИА Новости/Олег Иванов

Китай до сих пор остается потенциальным очагом эпидемии. Но туда тоже летали российская военно-транспортная авиация.

— Наши самолеты в Китае забирали грузы. В частности, перевозили медицинскую продукцию, перевозили даже линию по производству масок, — сказал в беседе с изданием один из участников этих рейсов. — Китайцы нас поразили своей организованностью. Сразу же по прилету нас встречали специальные погрузочные команды в защитной экипировки. К самолетам подгоняли мобильные погрузчики с лентами. Что еще поразило: у китайцев были специальные цифровые терминалы. Они заполняли все документы и тут же при нас распечатывали на терминалах специальные чеки.

По словам собеседника издания, на тот момент в Китае было всего по 20–30 случае заражения в сутки, но китайцы всё равно очень ревностно относились к безопасности.

Пути выхода

В условиях кризиса необходимо повысить спрос на отечественные самолеты, заявил на совещании президент России Владимир Путин. По его словам, нужно загрузить заказами собственные заводы. «Это даст стимул для создания рабочих мест, модернизации производств, освоения новых моделей воздушных судов», — отметил глава государства.

Некоторые российские самолеты уже активно используются за рубежом. К примеру, в парках кубинской авиакомпании Cubana и египетской Cairo Aviation есть несколько пассажирских Ту-204. Кроме того, Cubana эксплуатирует и Ил-96.

Sukhoi Superjet 100

Sukhoi Superjet 100

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

В начале мая мексиканский перевозчик Interjet полностью перешел на российские Sukhoi Superjet 100. В компании отметили, что эти суда идеально подходят для обслуживания низкого спроса в условиях пандемии — у них меньше вместимость. Сейчас у Interjet летают три «Суперджета» из 22, остальные находятся «в состоянии летной годности».

По словам директора Центра экономического мониторинга, анализа и прогнозирования ГосНИИ Гражданской авиации Александра Фридлянда, «Суперджет» во время кризиса может выиграть — не только за рубежом, но и в России.

— Вместительные 200-местные воздушные суда будут недозагружены из-за резкого падения спроса на авиаперевозки на фоне пандемии коронавируса. Здесь у регионального 100-местного лайнера появляется преимущество, — сказал он «Известиям». — Кроме того, можно будет снизить себестоимость машины в валюте благодаря падению курса рубля. Это сделает «Суперджет» более привлекательным для зарубежных заказчиков. Хотя сейчас пробиться на этот рынок будет еще труднее, чем до кризиса в авиаперевозках, — пояснил эксперт.

Он также обратил внимание, что усилиями российского авиапрома постепенно налаживается оперативное сервисное обслуживание и поставки запчастей для самолета. Это должно снизить число простоев и увеличить налет часов — пока по этому показателю «Суперджет» значительно уступает конкурентам. Средний налет составляет 100–120 часов в месяц против 300 часов у иностранной техники.

Как рассказал «Известиям» пилот крупной авиакомпании, пятый год летающий на «Суперджете», по защите от ошибок самолет не уступает иностранным.

— На нашем самолете таких систем больше, чем на Airbur A320 и Boeing 737. Это, к примеру, система автоматической уборки закрылков, помощь в управлении (посадке, взлете) воздушным судном при отказе одного двигателя, защита от касания хвостов ВВП и многие другие, — отметил он. Летчик добавил, что самолет позволяет совершать пятичасовые перелеты, что при желании позволяет использовать его для полетов не только по России, но и за рубеж.

В Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) «Известиям» сказали, что по экономическим характеристикам самолет не уступает зарубежным аналогам. SSJ100 по вместимости относится к региональным, но по дальности превосходит большинство машин этого класса.

Кабина самолета Sukhoi Superjet 100

Кабина самолета Sukhoi Superjet 100

Фото: РИА Новости/Александр Кряжев

— В стандартной модификации его дальность — свыше 3 тыс. км. Большинство эксплуатируемых в настоящее время аналогов имеют худшие показатели. Именно сочетание вместимость-дальность открывает для SSJ100 новые ниши рынка. Самолет SSJ100 соответствует всем современным экологическим требованиям и имеет европейский сертификат типа, что позволяет поставлять его в большинство стран мира. Увеличенный по сравнению с большинством одноклассников диаметр фюзеляжа повышает комфорт для пассажиров. Большинство региональных самолетов конкурентов имеют компоновку кресел в ряду 2+2. У SSJ100 более удобная компоновка 2+3 в экономическом классе и 2+2 — в бизнес-классе, — пояснили в ОАК.

Поддержка отрасли

Авиация попала в список наиболее пострадавших от распространения коронавируса отраслей экономики. Компании получат 23,4 млрд рублей на возмещение убытков — такое постановление утвердило правительство по поручению президента Владимира Путина. Субсидию можно будет потратить на зарплаты персоналу, лизинговые платежи, оплату стоянки воздушных судов, операционную деятельность и содержание имущества. Когда вернется спрос на перелеты, никто не знает, но поддержка позволит перевозчикам продержаться на плаву и сохранить кадры.

Президент поручил предпринять и еще несколько мер, чтобы помочь отрасли. Во-первых, запустить новую программу авиализинга, в рамках которой лизинговым компаниям предоставят государственные гарантии.

— Важно сделать сам механизм субсидирования лизинга более простым и оперативным для перевозчиков и производителей самолетов, в том числе привязать получение субсидии к покупке конкретного борта. Иными словами, деньги должны следовать за самолетом, — уточнил глава государства.

Во-вторых, необходимо подумать, можно ли увеличить программу развития региональной авиации и поддержки прямых перелетов между регионами. Приоритет отдадут маршрутам, по которым курсируют отечественные самолеты.

В-третьих, нужно ускорить госзакупки авиатехники, чтобы загрузить промышленные предприятия. По словам российского лидера, здесь «важно подключить и ресурсы компаний с государственным участием».

О некоторых мерах поддержки объявляли раньше — не только для авиационной отрасли, но и других наиболее пострадавших. Это, к примеру, налоговые и кредитные каникулы. Эксперты полагают, что помощь авиакомпаниям еще понадобится, но дальнейшие решения правительство будет принимать исходя из ситуации.