Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«В апреле Юрий Любимов приступит к репетициям «Школы жен»

Директор «Новой оперы» Дмитрий Сибирцев — о новой опере Владимира Мартынова в постановке экс-худрука Таганки и сотрудничестве с театральной оппозицией
0
«В апреле Юрий Любимов приступит к репетициям «Школы жен»
Фото: novayaopera.ru
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Театр «Новая опера» первым из московских оперных домов открыл новый сезон: «Евгений Онегин» в редакции Евгения Колобова был исполнен лучшими силами труппы. О грядущих премьерах и затянувшемся конфликте в театре обозревателю «Известий» Ярославу Тимофееву рассказал директор «Новой оперы» Дмитрий Сибирцев.

— Почему вы решили стартовать раньше всех в Москве?

— Во-первых, именно для того, чтобы быть раньше всех в Москве. Надеемся, что культурный голод, который накопился у людей за лето, привлечет дополнительное внимание к нашим спектаклям. А во-вторых, в этом сезоне нам нужно пораньше войти в форму, потому что уже 1 октября у нас начинаются серьезные гастроли в Израиле — 10 спектаклей «Князя Игоря». К тому же, когда бóльшая часть труппы уедет на гастроли, мы не сможем функционировать совсем уж полноценно, а план по количеству спектаклей выполнять надо.

— Начало сезона с «Евгения Онегина» — дань уважения его тезке, основателю театра г-ну Колобову?

— Совершенно верно. Надеемся, что такая практика будет продолжена и в будущие годы. Кроме того, сейчас у всех наших ведущих певцов — Василия Ладюка, Игоря Головатенко, Алексея Татаринцева, Агунды Кулаевой — нет личных гастролей, они в театре, и мы решили поставить те спектакли, в которых они наиболее интенсивно задействованы.

— Какие премьеры вы заготовили на этот сезон?

— 29 ноября мы представим «Пиковую даму» в режиссуре Юрия Александрова (художник Виктор Герасименко, дирижер Александр Самоилэ). Этот спектакль пройдет пять раз подряд — на нем мы решили опробовать систему «блоков». Зимой будет премьера проекта Dido: в первом отделении — пролог на музыку Майкла Наймана, во втором — опера «Дидона и Эней» Перселла. Эту постановку делают дирижер Дмитрий Волосников, режиссер Наталья Анастасьева и художник Юрий Хариков. Наш режиссер Алла Чепинога в очередной раз выиграла грант проекта «Открытая сцена», на средства которого в апреле мы покажем одноактные оперы Чимарозы — «Маэстро капеллы» и «Женские хитрости». И под занавес сезона — 20 мая — состоится премьера оперы Владимира Мартынова «Школа жен» в постановке Юрия Любимова.

— Первоначально премьера «Школы» планировалась на зиму 2013–2014 годов, потом ее передвинули на полгода. Теперь все идет по плану?

— Точно по плану, тем более что Юрий Петрович неоднократно заявлял: для него контракт — это самое главное, что вообще есть на свете. Владимир Мартынов закончит партитуру в конце сентября. Затем у него будет месяц на внесение всех необходимых правок. 1 ноября опера будет отдана на выучку, а 1 апреля Юрий Петрович приступит к репетициям. Дирижировать, скорее всего, будет Ян-Латам Кёниг.

— Столь громкая постановка таит в себе большие возможности для раскрутки бренда «Новой оперы». Вы собираетесь эти возможности использовать? 

— Мы уже оповещаем театры других городов и стран об этой премьере, и у многих есть интерес к «Школе жен» как к гастрольному продукту. А нас опера Мартынова подталкивает к некоторым важным решениям, связанным с продвижением современной музыки. Мы же все-таки называемся «Новая опера».

— Будете ли вы кооперировать деятельность вашего личного проекта «Тенора XXI века» и «Новой оперы» в этом сезоне?

— Никакой кооперации нет, это выдуманная история. В прошлом сезоне отдельные солисты «Теноров» выступили только в одном мероприятии на сцене «Новой оперы» — концерте Ольги Перетятько. Я упорно не пускаю «Теноров» в проекты театра. Другое дело, что одной из программ я просто поделился с «Новой оперой» и штатные певцы театра исполнили ее своими силами. Программа имела успех, и мы за нее ничего не попросили. А то, что «Тенора» получили Премию Москвы, это отдельная история, никак не относящаяся к театру.

— Какова судьба бывшего замдиректора по общим вопросам, зятя основателя театра, Игоря Колобова-Тесли?

— В «Новой опере» он не работает, потому что его должность была упразднена.

— Планируете ли вы новые увольнения?

— Увольнений как таковых в театре не происходит. С творческими работниками еще до моего прихода были заключены срочные трудовые договоры, которые заканчиваются 31 августа этого года. С кем-то мы их не будем продлевать. В соответствии с процедурой уведомим об этом сотрудников за три дня до истечения контрактов.

— Кто принимает решения о непродлении договоров?

— Дирекция театра по рекомендации руководителей цехов. Мы смотрим, насколько человек был полезен в течение последних двух сезонов, насколько он был внедрен в спектакли, как отдавался работе. У нас есть солисты, которые только и делали, что ездили по своим личным гастролям. Нужно посмотреть, целесообразна ли работа таких артистов в театре. Зато есть и новые приобретения: сейчас мы взяли на работу сопрано Екатерину Миронычеву и тенора Артема Голубева. Для совсем молоденьких ребятишек — студентов консерватории — может быть, откроем своего рода стажерскую группу.

— Понимаю, что в конфликте внутри коллектива вы представляете одну из сторон. Но как директор вы хотели бы, чтобы все объединились и воцарился мир?

— Очень бы хотел. Наталья Григорьевна — выдающийся хормейстер, который на своем фронте может делать замечательные вещи. Если она будет их делать, мы все только выиграем. В прошлом сезоне по ее инициативе был сделан концерт Viva Verdi. Идея спеть за один вечер номера из всех 26 опер Верди замечательная, и эта программа обязательно останется в репертуаре.

— Вы готовы идти на компромиссы, может быть, делиться с г-жой Попович властью?

— Хор — самый большой коллектив в нашем театре. Больше власти уже и быть не может. Власть в части формирования репертуара и исполнительских составов мне не принадлежит — этим занимаются дирижеры. Раньше они шли в кабинет Натальи Григорьевны, и составы перетряхивались. Я проанализировал эту ситуацию и увидел, что в некоторых моментах есть несправедливость. Тогда я попросил дирижеров, чтобы у нас вся труппа была максимально занята в спектаклях и не получалось так, что некоторые артисты искусственно делаются ненужными.

— Какова судьба мемориального кабинета Евгения Колобова, который, по словам родственников, может быть упразднен?

— Он существует в том состоянии, в котором его считает нужным содержать вдова Колобова, Наталья Григорьевна Попович. Мы со своей стороны можем только поддерживать ее инициативы. А вот как будут складываться отношения с наследницей Евгения Владимировича, Марфой Евгеньевной, не знаю, тут мы не в силах влиять на ситуацию. Но театр хочет сделать всё возможное, чтобы в репертуаре сохранились все постановки авторских редакций Колобова — «Евгений Онегин», «Травиата», «Моцарт», «Руслан и Людмила». Более того, очень хотим восстановить «Марию Стюарт». Если у нас возникнут трения с правопреемниками, то театр, на мой взгляд, будет виноват в этом меньше всего.

Комментарии
Прямой эфир