Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Сергей Жадан обороняет Ворошиловград

Украинского прозаика вполне можно назвать одним из лучших российских авторов
0
Сергей Жадан обороняет Ворошиловград
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Роман Сергея Жадана «Ворошиловград», который уже выходил на русском в 2010 году, теперь издан в новом, более удачном переводе. Обычно подобной чести удостаиваются лишь классики.

Останется ли 37-летний Сергей Жадан в истории мировой литературы, пока вопрос открытый, но культовым постсоветским автором он уже стал. В свое время его благословил Дмитрий Александрович Пригов. И даже некрасивый сюжет — в начале 2000-х книгу Жадана издали, не указав, что это перевод с украинского, — подтверждает: такого писателя и в России очень не хватает.

Статус «культовых» его текстам обеспечивают не столько запоминающиеся персонажи, сколько интонация повествования. Эта завораживающая интонация укрощает «чернуху», без которой уже невозможно представить сегодняшнюю прозу, и открывает дорогу неожиданной эмоциональной проповеди.

Перед нами действительно манифест поколения, упрятанный в предельно личную историю. Главный герой романа, Герман, к своим 33 годам пришел к довольно распространенному пониманию «свободы»: «У меня было никому не нужное образование. Работал непонятно кем. Денег мне хватало как раз на то, к чему я привык. Новым привычкам появляться было поздно. Меня всё устраивало. Тем, что меня не устраивало, я не пользовался».

Герман родился в небольшом городе, в романе он не назван. Сам Жадан — уроженец Старобельска Луганской области. Когда отец героя, «отставной военный никому не нужной армии», получил жилье недалеко от Харькова, семья бросила «долину, со всем ее солнцем, песком и шелковицей». «Остался, вкопался в холмы и отстреливался во все стороны, не желая поступаться своей территорией», только старший брат.

До выяснения более тонких отношений со своей родиной герою приходится заняться вполне приземленными делами. Его брат исчезает, на оставшуюся после него в наследство бензоколонку тут же находятся охотники. Герман возвращается на родные холмы уладить дела и, возможно, остаться там навсегда.

Криминальные разборки, которые Жадан описывает жестко и смешно, заставляя вспомнить тарантиновское «Криминальное чтиво», оказываются только отправным пунктом скитаний. Одиссея героя в пространстве и во времени сразу получает дополнительное измерение. Потому что возвращается он в страну, которой уже нет. Тот же Ворошиловград остался городом с забытых открыток.

Маршрут, предложенный в романе, читатель сможет проложить и в своей памяти. С подругой брата, загадочной Ольгой, герой прячется от дождя в заброшенном пионерском лагере. С бывшими одноклассниками отправляется на футбольный матч. Соперники — чужие «газовщики», которые когда-то приехали на эту землю, но так и не стали здесь своими. Хотя сама возможность реванша проблематична, поскольку чуть ли не половина класса уже покоится на кладбище, описанном тут же, на соседних страницах.

Путешествие становится все более сюрреалистичным: цыганские похороны и роды в лагере беженцев, прикипевшие к бензоколонке инженеры-самоучки и американские джазовые певицы с благотворительными деньгами для анархистов Донбасса, фантастические описания и головокружительные пейзажи — только отработав на этих писательских «галерах», Сергей Жадан дает себе право более прямолинейного высказывания: «А я думаю — какого х..., отче? Какого х... они слабые? Вся эта банковская сволочь, менты, бизнесмены, молодые адвокаты, перспективные политики, аналитики, собственники, б..., капиталисты — почему они ведут себя так, будто их сюда прислали на каникулы?».

После такого разговора со священником, конечно, следует еще более красивое описание природы. И вновь возвращается интонация, та музыка, которая, словно пиратская радиостанция беспрерывно транслирует: Stay tuned!   

Левак без надрыва, западник без презрения к «родимым пятнам» прошлого — украинский писатель Сергей Жадан явился, чтобы представлять поколение родившихся в начале 1970-х. Об этом были его рассказы из сборников Anarchy in the UKR и «Красный Элвис». Новый перевод Завена Баблояна напомнил, что главной книгой Сергея Жадана все же остается «Ворошиловград». 

Сергей Жадан. Ворошиловград. М., Астрель, 2012. — перевод З. Баблояна

Комментарии
Прямой эфир