Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вот и завершились самые бессмысленные — для Москвы, во всяком случае, — каникулы. То есть они бессмысленны для всей России — и об этом уже много говорилось, да впустую. Но для Москвы — в особенности.

Москва на протяжении этих каникул предлагает своим жителям пустынные, но от этого не менее дорогие кафе и рестораны, повышенные («праздничные») цены на такси, закрытые госучреждения (нельзя, пользуясь случаем, оформить какую-нибудь суперважную бумажку), скукоженный рынок товаров-услуг (условно говоря, купить мобильник можно, а починить его уже нельзя), ту же ситуацию с медициной (можно удалить в дежурной клинике поганый зуб, сверлящий мозг, но вряд ли получится поставить плановую пломбу у своего дантиста), еще менее интересные, чем обычно, телевизионные программы, скверную погоду, самый короткий день в году и бесплатный вход в музеи муниципального подчинения. Билет, к примеру, в Мемориальный музей Пушкина на Арбате стоит 120 рублей для взрослых и 20 для детей. Экономия по московским меркам символическая — если, конечно, не задаться целью посещать большим семейством по пять музеев каждый день. Но в таких энтузиастов слабо верится, и музейный бонус не сопоставим со всеми вышеперечисленными обстоятельствами.

Нечего делать в Москве в эти дни. Новогодние корпоративы традиционно проводятся перед наступлением нового года, а не после. Делать покупки глупо — ассортимент практически всех магазинов оскудел, пополнить его не успели, а «каникулярные скидки», которые могли бы сделать шопинг привлекательнее, у нас не практикуются. К тому же на каникулы (по аналогии с ночным временем), как правило, назначают самых тупеньких консультантов, которые не знают ничего вообще.

Можно ходить друг к другу в гости — в этом тоже есть своя эстетика. Поношенные тапочки с чужой ноги. Подкисшие салаты и подсохшие кусочки сыра. Водка, которая закончится ровно без десяти десять. Дети, которым нельзя мандарины, а значит, мандарины приходится есть тайком. Хозяйский дедушка, который курит только «Беломор», но зато непрерывно и при закрытых форточках — иначе продует собаку, которая не тяпнет, если до нее не дотрагиваться и вообще на нее не смотреть. Кошка, которая — подобно дедушке — воздуха не озонирует. И прочие старые добрые радости бытия.

Да, есть люди, которым такая эстетика нравится, которые в ней видят продолжение и приумножение московских праздничных традиций. Но у многих — я их понимаю прекрасно — подобный формат вызывает лишь жалось к себе.

Можно, конечно же, делать большую уборку квартиры. Можно перечитывать Стругацких. Можно учиться играть на продольной флейте. Но все это как-то совсем уж не празднично.

Москвичи, соответственно, на это время покидают Москву. Что в загородном пансионате, что в центре Парижа — все равно интереснее, чем в пределах МКАД. Но город, тем не менее, нужно поддерживать в жизнеспособном состоянии. И поэтому всюду горят фонари (напомню, что ночь сейчас самая длинная), разбрасываются реагенты, чистится снег и скалывается лед, отапливаются дома и так далее, так далее, так далее. И все это делается для небольшого в общем-то количества людей, оставшихся в столице. Деньги, что называется, летят в трубу.

Казалось бы — с экономической точки зрения — если уж все равно тратятся на содержание города серьезные деньги, то было бы логично заполнить его людьми, чтобы они чем-то занимались (к примеру, работали, как и в обычные дни). А каникулы (о чем, повторюсь, много, да впустую говорилось) перенести на май, когда мало того что десять дней отпуска гораздо нужнее тем же дачникам, так еще и содержание самого города обходится дешевле, не так жалко оставлять его пустым.

И ладно, была бы Москва туристическим центром. Так ведь нет, не стремится в столицу ни житель Сарапула, ни тверской обыватель. Потому как Мемориальный музей Пушкина на Арбате, а вместе с ним, не побоимся признаться, и прочие московские музеи ему, мягко скажем, до лампочки. А колбасу, кроссовки и мобильник он в соседнем магазине купит. То есть для жителя глубинки есть одна лишь мотивация приехать в стольный град — транзитная. Чтобы присоединиться к москвичам в авиалайнере и вместе, бок о бок отправиться в вожделенные дали.

А про обитателей тех самых далей мы и вовсе умолчим — Москва давно уже не притягательный магнит для интуристов.

И в результате мы имеем не только сомнительную с точки зрения здравого смысла, но и фантастически затратную с точки зрения городской экономики десятидневку. Расходов — море разливанное, а доходов — с гулькин нос.

Комментарии
Прямой эфир