Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Экономика
Мишустин заявил о росте ВВП в России за пять месяцев на 5%
Мир
В Европе пожаловались на постоянные требования Зеленского помочь Киеву
Мир
В МИД ФРГ заявили о «большом ущербе» от председательства Венгрии в ЕС
Мир
Захарова призвала Южную Корею прекратить военные провокации у границы с КНДР
Спорт
СМИ узнали о планах семьи Мбаппе купить футбольный клуб «Кан»
Армия
В ВС РФ начались поставки карабинов для борьбы с беспилотниками
Культура
Новым худруком Александринского театра назначен Никита Кобелев
Мир
В Польше во время полета разбился военно-тренировочный самолет
Экономика
Путин подписал закон о введении прогрессивной шкалы НДФЛ
Мир
СМИ заявили об отправке премьера Франции Атталя в отставку с 16 июля
Мир
В США предложили выйти из НАТО в случае вступления Украины в альянс
Армия
ВС России за неделю нанесли 39 групповых ударов по военным объектам на Украине
Мир
В ООН спрогнозировали рост населения Земли до 10,3 млрд человек к 2084 году
Общество
Глава Коломны сообщил об отсутствии угрозы для местных жителей после падения SSJ-100
Армия
Российские военные установили флаг в центре Урожайного в ДНР
Экономика
Путин подписал закон об изменении федерального бюджета на 2024 год
Пресс-релизы
Главы чрезвычайных ведомств стран БРИКС изучили опыт спасательных операций МЧС России на суше и воде

Повелитель жалоб москвичей

Что нужно сделать для того, чтобы на свои жалобы граждане перестали получать отписки? Есть ли эффективные способы борьбы с "липовыми" ТСЖ? Об этом и многом другом корреспондент "Известий" Екатерина Григорьева спросила уполномоченного по правам человека в Москве Александра Музыкантского, которому как раз сегодня исполняется 70 лет
0
Александр Музыкантский: самые сложные вопросы связаны с жильем и детьми (фото: Сергей Величкин/"Известия")
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Известия: Александр Ильич, по каким поводам к вам обращаются чаще всего?

Александр Музыкантский: Из существенных, системных тем я бы выделил вопросы, связанные с жильем, с детьми и опекой над ними, а также жалобы на правоохранительные органы. При этом сама работа новая и для меня, и, наверное, в целом для страны - защита прав человека в нашем государстве долгое время не была приоритетом. В Москве эта должность существует всего год с небольшим, и за это время мы получили около 3000 обращений. С одной стороны, не так уж много. С другой стороны - к нам часто идут как в последнюю инстанцию. То есть граждане уже писали и в префектуры, и в мэрию, и в правоохранительные органы, и даже в администрацию президента. Во многих государственных структурах к обращениям граждан относятся формально, хотя по закону человек имеет право принимать участие в рассмотрении направленной им жалобы. А в реальности он через месяц в лучшем случае получает ничего не значащий ответ. И вроде сэкономили время - не разговаривали с человеком, не тратили на него силы, но после этого он обращается в следующую инстанцию, и его вопросом приходится заниматься вновь. Мне кажется, должны быть существенно изменены регламенты по работе с обращениями граждан. Но пока добиться понимания мы не можем. Будем продолжать эту работу.

И: Ваш аппарат в данном случае что делает? Пытается надавить на органы власти или идет в прокуратуру?

Музыкантский: И то, и то. Мы как раз собираемся вместе с прокуратурой проверить исполнение закона об обращениях граждан - у нас заключен договор о сотрудничестве, который, в частности, предусматривает совместные проверки. Ситуацию осложняет то, что никогда нельзя угадать, как даже самое благое решение будет бюрократически осмыслено и практически выполнено. Например, обратился к нам инвалид: ему еще при советской власти построили гараж, три раза как инвалиду давали машину. Он получил хорошее образование, прилично зарабатывает, автомобили уже давно сам себе покупает и много лет в положенном порядке оформлял документы на гараж. И вдруг ему отвечают: переоформить бумаги "не представляется возможным". Через полтора года переписки с различными инстанциями он пришел к нам. Выяснилось: земельный участок, на котором расположен гараж, стал пересекаться с другим земельным участком. Мне стало интересно: с чего это вдруг? Дело все в том, что в Москве был принят закон об улично-дорожной сети, в котором границы этой сети были определены по максимуму. Условно говоря, ширина дороги - 20 метров, а регистрировалась как 40. Я специально поехал на то место: улица как была, так и осталась, гараж на месте, до обочины - 12 метров. Стали разбираться дальше: из 90 тысяч официально зарегистрированных земельных участков 30 тысяч в самом буквальном смысле оказались на улице. То есть закон создал 30 тысяч потенциальных конфликтов! Тому инвалиду мы помогли, оказывается, достаточно просто написать бумагу на имя начальника НИиПИ Генплана, и на листочке вносятся коррективы в улично-дорожную сеть, не меняя при этом закона. Каждому человеку, безусловно, важен исход его частного, индивидуального дела, но при этом мы стараемся заниматься системными проблемами, чтобы можно было выйти на универсальные способы их решения.

И: Безусловно, системная проблема - ТСЖ. С одной стороны, масса махинаций со стороны чиновников. С другой - сами граждане часто довольно пассивны. Какая причина более существенна?

Музыкантский: Если люди не собираются на общее собрание - они закон не нарушают. В нем написано: хочешь - участвуй, хочешь - нет. А вот чиновники пошли, по сути, по пути криминала. Это не ошибки, как некоторые пытаются представить, а очень часто прямые нарушения Уголовного кодекса. Что же касается активности самих граждан... У меня есть примерно 400 решений судов об отмене регистрации ТСЖ. То есть жители как минимум 400 домов собрались, объединились, выразили свое возмущение, обратились в суд и добились признания недействительным "липового" протокола. А таких "липовых" протоколов после того, как городские власти решили активизировать процесс создания ТСЖ, - масса. При этом "исчезают" первичные документы с подписями граждан. "Уничтожены в результате залития помещения из-за прорыва трубы" - десятки таких примеров...

И: Но факт прорыва - или непрорыва - трубы доказуем...

Музыкантский: Такой случай есть всего один: когда участковый пришел в ту квартиру, где якобы прорвало трубу и затопило помещение снизу, и выяснил, что никакого потопа не было, никакой слесарь не приходил и никакую трубу не чинил. Один случай! Да, это все элементарно проверяется, но я столкнулся с нежеланием правоохранительных органов заниматься такими вопросами. А прокуроры сейчас увлеклись очень хорошим теоретическим спором: является ли протокол общего собрания официальным документом? Если да, то можно привлекать по статье "подделка документов". Но спор пока идет - в законах нет точной формулировки.

Дальше - еще хуже. Для чего нужны "липовые" протоколы? Для того, чтобы формальный председатель таким образом зарегистрированного ТСЖ потом имел право подписать бумагу о том, что дом передается в управление такой-то управляющей компании. Рассказываю реальную историю: директор ГУИСа стал председателем 80 (!) ТСЖ (известный мне рекорд по городу - 104). Что он делает дальше? Он подписывает 80 бумаг о переходе дома к управляющей компании. А потом он из ГУИСа увольняется и идет на работу в эту УК, которая на основании этих бумаг начинает получать бюджетные субсидии, несколько десятков миллионов рублей. Если это не коррупция, то что такое коррупция? И этим делом не хотят заниматься.

И: То есть вы хотите сказать, что пока серьезных судебных перспектив у таких историй нет?

Музыкантский: Пока нет. При этом сейчас начался второй этап. Сейчас фальсифицируются уже документы не о создании ТСЖ, а о передаче дома управляющей компании. Причем первичные бумаги точно таким же образом исчезают. И что получается? У нас сейчас есть управы, где ДЕЗ уже фактически не работает: у него отобрали все дома. Из 500 домов, которые находятся в районе, 495 отошли частной управляющей компании. Ну что, мы мало накушались этими частными компаниями? Что, у нас не было МММ или обманутых дольщиков? Эти УК могут в любой момент исчезнуть. Зачем еще раз наступать на те же грабли?

И: Но ведь целью всей истории с ТСЖ и управляющими компаниями было создание конкурентной среды, альтернативы ДЕЗам...

Музыкантский: Да, цель была благая. Но мы же сейчас понимаем, что в этой сфере существование конкурентной среды невозможно при отсутствии контроля со стороны государства. И главное, чтобы эти компании могли контролировать сами граждане. В нынешней схеме - что самое опасное - жители почти полностью выведены из системы контроля над УК. Я написал письмо мэру Лужкову ровно год назад, в начале февраля 2010 года, тогда как раз готовится проект постановления правительства Москвы о создании следующих 15 тысяч ТСЖ. Писал и новому мэру, но и после смены власти в Москве пока раздают поручения об исправлении старых ошибок, часто стимулирующие создание новых "липовых" ТСЖ. Вот эта работа в совокупности с пассивностью правоохранительных органов объективно ведет к тому, что в городе легализуются криминальные схемы рынка управления жильем. А этого никак нельзя допускать, так как нарушается важнейшее право человека - право на жилище.

И: Обращаются ли к вам с жалобами, связанными с межнациональными вопросами - будь то права коренных жителей столицы или же права мигрантов?

Музыкантский: Как ни странно, таких вопросов почти нет. Права мигрантов, безусловно, нарушаются, но то ли они запуганы, то ли просто не знают, куда идти. И мы серьезно этим вопросом пока не занимались, только на уровне дискуссии общеполитологического характера - что можно сделать, насколько опасна угроза русского национализма. Пока я здесь не вижу общей программы, есть только реагирование на отдельные факты. Мне кажется, деление по этносам - это первый шаг к распаду государства. В последние годы в Москве в этом плане произошли серьезные изменения. И первое изменение - количественное. Раньше в столице никогда не было столь бурного роста числа инокультурных, иноконфессиональных жителей. Власти оказались к этому не готовы. Обращался ко мне человек из Средней Азии - он хочет здесь остаться, русский знает плохо, но готов выучить. Спрашивает: куда мне идти? Трудно было ему ответить. Во многих странах есть центры адаптации мигрантов, у нас - нет.

И: Какие жалобы наиболее распространены в том, что касается отношений с правоохранительными органами?

Музыкантский: Мы, безусловно, внимательно следим за ситуацией с реализацией права граждан на свободу митингов и демонстраций. При этом еще одна весьма существенная часть жалоб в правоохранительной сфере касается СИЗО. И в первую очередь это относится даже не к условиям содержания, а к оказанию медицинской помощи. Здесь некоторые изменения произошли, и у нас уже есть несколько примеров, когда человеку по состоянию здоровья изменяли меру пресечения, отпуская под подписку. Мы сейчас готовим соглашение со ФСИН по Москве и департаментом здравоохранения об участии муниципальной медицины в оказании помощи тем, кто находится в СИЗО. В принципе, на мой взгляд, здесь приоритетной должна быть именно муниципальная, а не ведомственная медицина. Человек еще не осужден, да, он ограничен в праве передвижения, общения, но в оказании медпомощи никто его не ограничивал. И, мне кажется, в Москве, несмотря на все сложности, это сделано будет.

Комментарии
Прямой эфир