Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Летопись исчезающего города

Название выставки, которая открылась 14 сентября в галерее "Ковчег", позаимствовано у Льва Копелева и Раисы Орловой, чья книга воспоминаний так и называлась: "Мы жили в Москве". Москва времен войны, оттепели и застоя, исчезающие улицы, растущие новостройки, люди, уходящие из города на фронт и в лагеря, интеллигенция, выселенная из коммуналок и на малогабаритных хрущевских кухнях продолжающая спорить о судьбах страны... Все эти сюжеты легко найти в представленных здесь живописных полотнах и фотографиях, подробно фиксирующих изменения столицы, которые, к сожалению, далеко не всегда служили ей украшением
0
Наталья Нестерова. "Печатников переулок". 1985 год
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Название выставки, которая открылась 14 сентября в галерее "Ковчег", позаимствовано у Льва Копелева и Раисы Орловой, чья книга воспоминаний так и называлась: "Мы жили в Москве". Москва времен войны, оттепели и застоя, исчезающие улицы, растущие новостройки, люди, уходящие из города на фронт и в лагеря, интеллигенция, выселенная из коммуналок и на малогабаритных хрущевских кухнях продолжающая спорить о судьбах страны... Все эти сюжеты легко найти в представленных здесь живописных полотнах и фотографиях, подробно фиксирующих изменения столицы, которые, к сожалению, далеко не всегда служили ей украшением.

- Нам хотелось представить Москву не по открыточным видам - Кремль, Василий Блаженный, - а как естественную среду обитания, - говорит один из кураторов выставки, Сергей Сафонов, - поэтому у нас выставка начинается с вещей 1920-1930-х годов. Их авторы - художники, жившие когда-то в центре, вынужденно переезжавшие на окраины и писавшие то, что их окружало. Это даже не плач по утраченному, а скорее летопись деформации города... Таким образом разделены и залы: в одном показаны работы, фиксирующие Москву в ее историческом виде, во втором - вещи, связанные с новостройками. Скажем, Алексей Айзенман выходил и писал город, который его окружал. Сначала это был Арбат, потом - Крылатское. И совсем не везде процесс выдавливания москвичей из центра выглядит как трагедия, но многих из старых адресов - Собачьей площадки, Павелецкого рынка, Серебряного переулка - больше нет. "Московская окраина", написанная знаменитым Михаилом Рогинским в 1965 году, - редкий пример изображения хрущевок с натуры. Но уже обитая в Париже, он писал не хрущевки, а коммунальные кухни. И мы привезли из Парижа - впервые! - работы "невозвращенца" Николая Дронникова, которые с момента его отъезда из страны вообще не выставлялись. Среди них много портретов известных московских людей - Окуджавы, Ростроповича, Синявского, Алексея Баталова, Владимира Ашкенази, символизирующих свое время, уже утраченное...

На акварелях Александра Лабаса из цикла "Уезжают из Москвы" - столица военного времени. Старые покосившиеся дома - в живописи Натальи Нестеровой и Екатерины Григорьевой. Неуютная Москва 1970-х - на фотографиях Андрея Волкова и Светланы Ланшаковой. Исчезнувший город - в работах Евгения Окса, Антона Чиркова, Зои Куликовой, Алексея Айзенмана, Николая Витинга, Леонида Зусмана, Тамары Рейн, Светланы Егоровой... А открывают экспозицию фотографии Александра Потресова, жившего в окрестностях Арбата и в течение нескольких лет с удивительным постоянством фиксировавшего прокладывание Калининского проспекта - взрывы домов, готовую к уничтожению Собачью площадку... Благодаря тому, что сын известного фотографа написал комментарии к каждой фотографии, виды можно опознать. Например, аптеку на углу Поварской и Мерзляковского переулка. Или дом, снесенный в Серебряном переулке. Иногда получалось, что один и тот же пейзаж Потресов снимал на разных стадиях уничтожения: допустим, в 1960 году на Собачьей площадке еще стоит Дом композиторов, в 1962-м его уже снесли, а в 1964-м вместо площадки - пустырь, и поливальные машины смывают с него остатки прошлой жизни, уцелевшей только на этих фото.

Комментарии
Прямой эфир