Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Андрей Макаров в поисках справедливости

Ток-шоу "Справедливость" существует в эфире канала "РЕН" всего два месяца, но без него уже трудно представить наше отнюдь не богатое смыслами телевизионное пространство. Начнем с того, что его совершенно не хочется причислять к разряду ток-шоу, изрядно скомпрометированного предшественниками
0
Ирина Петровская
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Ток-шоу "Справедливость" существует в эфире канала "РЕН" всего два месяца, но без него уже трудно представить наше отнюдь не богатое смыслами телевизионное пространство. Начнем с того, что его совершенно не хочется причислять к разряду ток-шоу, изрядно скомпрометированного предшественниками. В большинстве наших ток-шоу много шума, звездные гости, которым важнее всего себя показать, гвалт и ругань вместо дискуссии и никто никого не слышит. В "Справедливости", напротив, нет случайных гостей - хотя бы и суперзвездных. Здесь выслушивают и слышат каждого из приглашенных и на наших глазах идет напряженный поиск сути заявленной проблемы, сколь бы неприглядна она ни оказалась - эта самая суть. А ведущий "Справедливости" - пожалуй, самый нетипичный из всех нынешних отечественных телеведущих.

Андрей Макаров, адвокат и депутат, не будучи профессиональным телевизионщиком, тем не менее возвращает профессии телеведущего ее буквальный смысл: он именно что ведет своих зрителей к пониманию происходящего, совершенно не боясь показаться предвзятым.

"Справедливость" два месяца назад началась с трагической судьбы юриста Сергея Магнитского, погибшего в следственном изоляторе от тяжелой болезни. Справедливости в эфире Андрея Макарова искала мать Магнитского, рассказавшая, как ее 37-летнего сына, нуждающегося в срочном лечении, лишали и медицинской помощи, и лекарств, переданных из дома, и необходимого ему диетического питания, добиваясь нужных следствию признательных показаний. Время от времени Макаров выводил на большой экран в студии страницы из дневника самого Сергея Магнитского, в котором он успел подробно описать муки ада, пройденные им за время пребывания в СИЗО.

Бывший начальник Бутырской тюрьмы, приглашенный в студию в качестве эксперта, настаивал на том, что произошедшее с Магнитским всего лишь случай, а не порочная система. Однако ж другие эксперты доказывали скорее обратное: человек в тюрьме, пусть даже вина его еще не доказана судом, обречен на мучения, а тюремная медицина - один из важных элементов карательной системы. " В словосочетании "тюремный врач" какое слово главное - "врач" или "тюремный", - спросил у тюремщика Макаров. "Врач - это профессия, - ответил тот. - А тюремщик - призвание". В случае с Магнитским призвание победило профессию - и не стало человека.

В финале программы Андрей Макаров попросил от имени всего нашего общества прощения у матери погибшего и выразил робкую надежду на то, что эта трагедия, замеченная не только правозащитниками в России и на Западе, но и высшим руководством страны, даст толчок переменам в нашей правоохранительной системе, пока еще по-прежнему существующей в парадигме ГУЛАГа: "Иначе жизнь в этой стране будет невыносимой".

На прошлой неделе "Справедливость" вновь вынуждена была вернуться к этой теме - в начале мая в СИЗО умерла подследственная Вера Трифонова. По той же причине - ее, тяжелобольную, не только заключили под стражу, ей, тяжелобольной, не только не оказывали медицинской помощи, над ней еще и издевались. "Я задыхаюсь, не могу спать", - жаловалась женщина. "Спите стоя", - ухмылялись тюремщики "по призванию". К микрофону один за другим выходили люди, свидетельствовавшие: в системе ничего изменить нельзя, и больные люди, оказавшиеся за решеткой, в любой момент могут умереть мучительной смертью. Макаров требовал назвать всех мучителей Трифоновой по именам: следователя, тюремного врача, судью, избравшую арест в качестве меры пресечения. "Зло должно быть персонифицировано", - настаивал он.

Программу, в которой со всеми подробностями разбирались обстоятельства трагедии, продлили на целый час. Ближе к финалу Макаров попросил каждого из экспертов ответить на вопрос: верят ли они, что кто-нибудь из виновных в смерти Трифоновой будет наказан, а порочной практике издевательств над заключенными под стражу людьми когда-нибудь придет конец? "Нет", - ответило большинство из участников программы, а Макаров подытожил - теперь уже без всякой надежды: "Сергей Магнитский, Вера Трифонова... Список можно продолжать бесконечно. Страшное мнение - виновные останутся безнаказанными. Сколько еще людей должно умереть в тюрьмах, чтобы государство по имени "ГУЛАГ" в нашей стране начало разрушаться? Нет ответа. И раз так - очень сложно найти справедливость".

Однако ж программа продолжает ее искать. В каждом выпуске Макаров, следуя четкой логической схеме, идет от частного к общему, обнажая системные пороки государственного, общественного, а порой и персонального человеческого устройства и пытаясь найти и предложить хоть какие-то варианты решения многочисленных проблем. Он выглядит полноправным хозяином своей программы - четко выстраивает драматургические ходы, фиксирует самое главное, легко обнаруживает и обнажает противоречия в словах тех или иных участников, жестко обрывает привычную чиновничью демагогию.

Разумеется, у меня нет никаких иллюзий по поводу того, что наконец-то и наше ТВ настигла долгожданная оттепель, лед тронулся и свобода нас встретит радостно у входа. "Справедливость", как и многое другое на канале "РЕН", - это, как говорили прежде, разрешенная гласность, и Макарову позволено то, что, увы, не позволено другим на других каналах. Но сам Макаров существенно расширяет границы дозволенного - выбирает главные, а не периферийные темы, разрабатывает их со всей тщательностью и реализует столь профессионально и убедительно, что, вероятно, даже самые ревностные охранители "государственных устоев" отступают в растерянности. И даже депутатство Макарова, которое он, впрочем, никогда в эфире не обозначает, обретает здесь настоящий смысл: он реально пытается помочь людям. А что еще требуется от слуги народа, да, кстати, и от телевидения тоже? "Справедливость" возобновила прерванную на годы традицию разговора со зрителями о самом важном - о правах человека, о достоинстве личности и активном неприятии любой отдельно взятой несправедливости, ибо несправедливость по отношению к одному, как писал Монтескье, представляет угрозу для всех.

Комментарии
Прямой эфир