Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Главный редактор радиостанции "Эхо Москвы" Алексей Венедиктов: "Я махровый реакционер"

2 марта, в один день с президентскими выборами, пройдут выборы главного редактора радиостанции "Эхо Москвы". Последние 10 лет этот пост занимал Алексей Венедиктов, которого сотрудники снова выдвинули кандидатом. Алексей Венедиктов рассказал обозревателю "Известий" о том, как менялся формат радиостанции и откуда он узнал в 2005 году, что преемником Путина будет назван Дмитрий Медведев
0
Главный редактор "Эха Москвы" Алексей Венедиктов: "Я представляю себе Путина, его психофизическое естество, я его понимаю"
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

2 марта, в один день с президентскими выборами, пройдут выборы главного редактора радиостанции "Эхо Москвы". Последние 10 лет этот пост занимал Алексей Венедиктов, которого сотрудники снова выдвинули кандидатом. Алексей Венедиктов рассказал обозревателю "Известий" о том, как менялся формат радиостанции и откуда он узнал в 2005 году, что преемником Путина будет назван Дмитрий Медведев.

вопрос: Вы главный редактор уже 10 лет, и понятно, что за это время радиостанция сильно изменилась. Но в чем принципиальное отличие сегодняшнего "Эха" от радиостанции 10-летней давности?

ответ: Напомню, что когда я стал главным редактором, до этого 2 года у "Эха" не было главного редактора: Сергей Корзун ушел в 1996 году на телевидение делать новый проект. Мы тогда не стали избирать нового главного редактора, потому что думали, что это у Сережи блажь и что он вернется. Мы два года держали позицию без главного редактора - было два первых заместителя: Сергей Бунтман по программам и я по информации. В результате рейтинги упали до 2%. Это было очевидно, когда нет единой кадровой политики и когда каждый тащит одеяло на себя: я на информацию, а Сережа на программы. И в 1998 году у Бунтмана сдали нервы. Он сказал: "Хватит, я тебя выдвигаю, давай проводить собрание!"

в: Победила информация.

о: Да, и это важно, потому что в 1998 году мы как раз строили радио формата news-and-talk. То есть мы начали еще при Корзуне, но к 1998 году достроились до того, что новости шли в эфире каждые 15 минут. Это то, на что сейчас через 10 лет вышли "Сити FM", "Вести FM". Это было еще до того, как в нашу жизнь активно ввалились интернет, кабельное и спутниковое телевидение. Года 2-3 тому назад мы поняли, что радио и вообще электронные масс-медиа проигрывают в скорости и в объеме интернету. Появились наладонники, в которых вы можете в любую секунду посмотреть новости. Интернетовский информационный поток стал нас накрывать. И никакое электронное средство массовой информации сейчас не может сравниться по скорости, по точности и объему с интернетом.

Тогда мы поняли, что нужно менять формат радио. Было несколько бурных совещаний с хлопаньем дверями, разрыванием рубашек на себе и друг на друге. Выпито было много. Мы поняли, что поскольку меняется запрос аудитории: ей нужно от прессы учитывание ее мнения, то нужно изменить формат на talk-and-news, то есть вперед выходит разговор. Мы стали разговорно-информационным радио. При том, что мы стали строже относиться к отбору новостей, строже их обрабатывать. У нас появились разговорные дискуссионные программы, которые занимают большую часть эфира. Причем у нас разговаривают не Зюганов с Жириновским, хотя и это есть, а мы или наши гости разговаривают со слушателями. То, что называется неправильным словом "интерактив".

в: Я знаю, что вы придумали искать среди слушателей экспертов по тому или иному вопросу.

о: Мы создали Клуб привилегированных слушателей, структуру, при которой люди, зарегистрировавшись на нашем сайте, открывают свои подлинные фамилию, биографию, телефоны, адрес. В клубе сейчас 2000 человек, которые готовы экспертировать в эфире "Эха" то, что они знают. Более того, мы создали передачу, пока экспериментальную, которая называется "Народ против...", когда люди из этого клуба приходят и разговаривают с гостем: Немцовым, Вешняковым, который посол в Латвии, до этого был кто-то из министров, прямо в эфире.

Например, Борис Жуйков, который сейчас по полонию выступает на всех каналах, начал с того, что был слушателем "Эха Москвы" и членом клуба. Другие просто услышали, как он выступает, и стали его приглашать. И мы надеемся, что так будет и дальше.

Кроме создания элитарного клуба есть еще одна линия: когда что-то происходит, мы теперь не просто принимаем звонки. Скажем, у нас в связи с делом Алексаняна возникла тема "врачи и больница". И мы в эфире просили тюремных врачей нам звонить. И нам звонили люди: один работал 15 лет во Владимире тюремным врачом, позвонил бывший заключенный, который болел туберкулезом, и рассказал, как его лечили. Где мы это еще возьмем? Это слушатель позвонил и рассказал о своем уникальном бесценном опыте!

Я был потрясен тем, как моим молодым ведущим (это был следующий шаг - снизить возраст ведущих) больше нравится говорить не с послом или министром, а с обыкновенными людьми, потому что они интереснее говорят, потому что не скованы рамками и не занимаются дипломатией. И это течение, которое у нас сейчас развивается, - опирается на опыт и экспертную оценку наших слушателей.

В марте этого года мы запускаем новый сайт, где каждый посетитель, зарегистрировавшись, сможет комментировать каждую новость, каждую реплику, каждое голосование, каждое интервью. Мы превращаем в блог каждый материал на сайте. Это не только информационная площадка, но и место общения посетителей сайта.

в: За "Эхом" закрепилась репутация самой либеральной на сегодня радиостанции, которой все позволено. При этом либерализм, кажется, больше не в моде. Будете что-то менять?

о: Есть либерализм в подходах и есть либерализм во взглядах. Либерализм в подходах означает, что площадка доступна всем, кроме фашистов. Большой либерал у нас Доренко, видимо, большой либерал у нас Проханов...

в: Помню историю с Доренко, когда вы говорили, что "руки ему не подадите", а потом взяли его на "Эхо"...

о: А я руки ему и не подаю, я ему зарплату плачу - это разные вещи. ...Большой либерал у нас Леонтьев, который на нашем радио имеет такую же рубрику, как на "Маяке". Либеральный подход заключается в том, что у нас свободная площадка.

Что касается взглядов - это совсем не так. Я - и все это знают - махровый реакционер, и в политике моими идеалами являются Рейган и Тэтчер, а отнюдь не либералы. Среди моих ведущих журналистов, например, Юлия Латынина, поклонница Рамзана Кадырова. Какой либерализм - он здесь не ночевал и не спал. Когда в этом кабинете Бунтман схватывается с Доренко или с Ганапольским по политическим взглядам - абсолютно разные позиции. Поэтому либеральность станции заключается в том, что все, кроме фашистов, имеют возможность высказаться, и я на этом стою.

Ну да, в моде бывают разные идеологии, но это модные истории. Чем "Эхо Москвы" не грешит, так это погоней за модой - мы идем впереди. Это тоже не всегда удобно. Костяк радиостанции - это люди, которые здесь работают 15 лет, и нас убедить в том, что все, что мы делали до сих пор, неправильно, невозможно. Я, как меня тут назвал Сережа Караганов, "реакционный романтик" или "романтический реакционер". Да, я очень консервативен в понимании политики моей страны. Я гораздо правее, чем Владимир Владимирович Путин. Ну и что? Какое это имеет отношение к организации работы радио? Какое это имеет отношение к тому, чтобы не пускать сюда Киселева, Альбац или Проханова? Никакого.

Я держу супермаркет, и, если лично я вегетарианец - это не значит, что в моем супермаркете не должны продаваться мясо или рыба.

в: Что касается того, что вы идете впереди моды, то тут сложно спорить - я читала ваше интервью 2005 года, когда вы сказали, что преемником Путина станет Медведев. Как смогли просчитать?

о: Это история школьного учителя - организованный мозг. Я очень этим горжусь. Как мне кажется, я представляю себе Путина, его психофизическое естество, я его понимаю. И как мне объясняют товарищи, это одна из причин, по которым "Эхо Москвы" не грохнули. И с господином Медведевым вышло таким образом: я не сомневался, что Путин скорее уйдет, чем не уйдет с поста президента. А если он уходит - тогда кто? Я расстелил перед собой возможных кандидатов. Конечно, мог быть и Иванов, и Якунин, и Грызлов, и Миронов. Но при прочих равных в этой конъюнктуре я посчитал, что это Медведев. Это чисто математический расчет, который мог быть ошибочным.

Я так же посчитал год назад, что Маккейн будет представлять на президентских выборах в США Республиканскую партию. Мне все говорили: да ты что! какой Маккейн! лузер он - твой Маккейн, не может этого быть! Так три года назад я посчитал Саркози.

Но я и ошибался, когда думал, что Берлускони выиграет выборы - он немножко проиграл, но тем не менее проиграл. Важно отрешиться от своих пристрастий, когда ты наблюдаешь политический процесс. Есть тупой упрямый математический расчет: 2х2=4, и в этой системе координат оно все равно 4. И Дмитрий Медведев, перефразируя Владимира Ильича Ленина, это объективная реальность, данная нам в ощущении и независимая от нашего сознания.

в: А зачем выборы главного редактора "Эха" на день президентских - 2 марта - назначили?

о: Тут есть, конечно, элемент шутки, дразнилки и показывание длинного красного мокрого языка. Но, с другой стороны, у нас проблема - нам надо собрать журналистов. Все журналисты работают по разным сменам. Понятно, что 2 марта все журналисты на работе, не надо никого специально собирать в их свободный день для того, чтобы проводить эти выборы. А в 12 часов ночи сравнить свой процент с процентом будущего президента - это такой fun. Мы на "Эхе" живем весело.

в: А что это за история с тендером на частоту?

о: Мы за этот год не выиграли ни одной частоты у федеральной конкурсной комиссии. Неформально нам объясняют: предвыборный год, давайте потом. Но когда выигрывает станция неизвестная, а потом через короткий срок перепродается - это стыдная история. Эмоционально я могу об этом говорить, но политическую реальность я понимаю. Я отношусь к этому философски - мы в пятый раз подадим в Новосибирск, в 47-й раз подадим. Знаете, когда мы приглашали на радио господина Клинтона, когда он еще был президентом, мы его приглашали 8 раз - он пришел на 8-й. И это когда-нибудь случится.

Комментарии
Прямой эфир