Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Архитектор Андрей Гозак: "Москве нужна свежая архитектурная кровь"

Хорошо известный в профессиональном цеху исследователь архитектуры Андрей Гозак убедился в этом в очередной раз, работая в госкомиссии Московского архитектурного института по защите дипломных проектов образца 2007 года. Почему Москва не использует предлагаемые молодыми радикальные идеи? Почему с таким трудом пробивается в нашей столице все новое? Об этом - в интервью Андрея Гозака обозревателю "Известий".
0
Проект Александры Стрельниковой (руководитель Дмитрий Буш). Вид на многофункциональный комплекс "Зарядье" со стороны Кремля. Фото с макета
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Хорошо известный в профессиональном цеху исследователь архитектуры Андрей Гозак убедился в этом в очередной раз, работая в госкомиссии Московского архитектурного института (МАРХИ) по защите дипломных проектов образца 2007 года. Почему Москва не использует предлагаемые молодыми радикальные идеи? Почему с таким трудом пробивается в нашей столице все новое? Об этом - в интервью Андрея Гозака обозревателю "Известий" Наталье Давыдовой.

вопрос: Вы говорите, что Москва представляет собой огромное архитектурное болото. Многие вам возразят: а как же наш строительный бум и профессиональные премии, которые присуждаются чуть ли не каждый месяц?

ответ: Более ста лет тому назад председатель Союза русских зодчих Константин Быковский, размышляя о состоянии отечественной архитектуры, вступающей в новый, ХХ век, писал: "Несмотря на великие начинания века, перед нами преобладает архитектурный маскарад, впечатление зданий, ряженых в платье различных стилей". А что сегодня изменилось? Разве эти слова не могут быть отнесены к большинству построенных в последние годы столичных зданий? Москва остается лидером в архитектурном маскараде - это же совершенно очевидно. Не зря в современной западной архитектурной критике такие понятия, как "московский стиль" и "архитектура четвертого мира", утвердились как синонимы. В Москве почти не проводятся открытые архитектурные конкурсы. А те, что проводятся, во многом ангажированы, поражены коррупцией - и властей, и архитектурной элиты. Даже появление на рынке западных "звезд" ситуацию не изменило - они либо не ощущают московского контекста, либо просто "не напрягаются", работая для нас. Российская столица - город, в котором нет современной архитектуры. Сплошное "ретро". Известный английский архитектор Джеймс Стирлинг как-то сказал, что архитектуру, чтобы она не застаивалась, периодически необходимо взбалтывать. Такую функцию чаще всего берет на себя молодежь. Она еще не заражена взрослым конформизмом, еще не вросла в систему коррумпированной и циничной лжи, убивающей на корню творческую силу профессии. Так что я убежден, что Москве нужна свежая архитектурная кровь.

в: Вся надежда - только на это?

о: Конечно. Когда-то великий Ле Корбюзье, построивший именно в Москве, на Мясницкой, одно из своих лучших зданий, до сих пор поражающее обилием новаторских идей, вдохновлялся нашими возможностями, называл наш город "фабрикой планов и землей обетованной". Он, имея в виду наш конструктивизм, верил, что "здесь бьется пульс современной архитектуры". Так вот сегодня этот пульс современной архитектуры в столице бьется только в одном месте - в Московском архитектурном институте. Студенты свободно выражают свои представления о том, какой они видят архитектуру ХХI века. Они ничем не связаны.

в: Они вольны и в выборе для своего дипломного проекта любого, самого невероятного места?

о: Да, их никто не ограничивает. Студент даже волен выбрать себе руководителя. Самые радикальные ребята обычно выбирают самые "горячие" точки. Из тех идей, которые разрабатывались в этом году, особенно интересным мне показался проект нового комплекса на месте гостиницы "Москва". Он чем-то напоминает Центр Помпиду в Париже. Кстати, когда его строили, многие кричали: "Что это за нефтеперегонный завод?" А теперь, спустя 30 лет, молятся на него как на самый популярный туристический объект. Президент Жорж Помпиду сказал в свое время, что новая архитектура - стимулятор жизни города, без нее город умирает. С нынешней Москвой именно это и происходит: в ней нет ни одного современного здания, спроектированного на уровне последних архитектурных идей.

Что такое нынешняя столичная мода на "историзм"? Это все равно, что всех горожан вырядить в греческие тоги и заставить ходить в них зимой. Не говорю уже о "воссоздании", о новодельстве - это вообще мертвые идеи. Если уж старое здание снесли, почему не построить на его месте современное? А любое подобие приводит к смерти и старого, и нового. Это закон диалектики. И в искусстве тоже. Достаточно съездить в Берлин, чтобы понять разницу между новой европейской архитектурой и нашей.

в: Ну Берлин-то после объединения Германии стал международной стройкой. Там же проектировали и строили мировые звезды.

о: Правильно. И не все там одинаково удачно. Но я говорю о том, что этот город стал местом, где можно поймать новые архитектурные идеи. О Москве этого точно не скажешь. Невероятно, насколько мы отстали в идеях, в реализации. При том что головы у ребят из того же нашего МАРХИ - очень светлые.

в: Вы считаете, их дипломные проекты могут быть реализованы?

о: Они на это не претендуют. Но это схемы, это идеи, которые можно и нужно использовать. Город должен как-то реагировать на них, обсуждать, иметь в виду. Я не первый год говорю: Москве нужен "список" архитектурных идей, который должен пополняться. Идеи молодых необходимы столице, даже если их сегодня невозможно реализовать. Они помогут Москве выбраться из нынешнего болота.



Какой видят столицу начинающие градостроители?

Андрей Гозак прокомментировал "Известиям" достоинства самых, по его мнению, примечательных из 200 дипломных проектов, защищенных выпускниками МАРХИ 2007 года. Все три представленных проекта получили на защите сплошные пятерки.

Висячие сады на месте гостиницы "Москва"

Проект культурно-рекреационного комплекса "Москва" - самый фантастический из всех. Старые кварталы Охотного Ряда, как известно, были снесены в 1930-е, а на их месте появились Манежная площадь и здание гостиницы "Москва". Совсем недавно асфальтовую пустоту Манежной площади заменили претенциозным торговым комплексом, а гостиницу "Москва" снесли, сославшись на ветхость строения и фундаментов. Затем недолго думая возвели из бетона "слепок" старой гостиницы, откорректировав один из вариантов проектов Алексея Щусева.

А вот выпускник МАРХИ Илья Кантор представил проект, "взрывающий" историческую среду центра Москвы. Конечно, он вдохновлялся шедевром Ренцо Пьяно и Ричарда Роджерса, построивших 30 лет назад в Париже Центр искусств имени Жоржа Помпиду, который благодаря радикальности своей архитектуры стал одной из самых известных и посещаемых достопримечательностей столицы Франции. Однако студент МАРХИ пошел дальше, придав структуре здания еще большую пространственную свободу и разветвленность. На месте гостиницы "Москва", в центре города среди разностильных каменных строений прямо из асфальта вырастает невиданная роща: наклонные колонны здания напоминают деревья, на них висят зеленые этажи. Внутри - та же гостиница, ресторан, развлечения. Но только все это пронизано воздухом и светом. Полуфантастическая на первый взгляд структура не только четко функционально продумана, но и тонко вписана в масштаб своего исторического окружения.

Зарядье в стиле средневекового "Олимпико"

Автор второго проекта, Александра Стрельникова, предлагает свой вариант застройки Зарядья - одной из самых злополучных территорий центра Москвы. Сто лет назад этот район был достаточно неприглядным, несмотря на свою близость к Кремлю и Красной площади. В 1930-е годы здесь предполагали возвести крупное административное здание. В 1950-е - одну из сталинских высоток. А в итоге возвели огромную гостиницу с киноконцертным залом по проекту Дмитрия Чечулина - одно из московских архитектурных чудовищ. Теперь гостиницу "Россия" снесли. И по заслугам. Но что дальше? Нынешние проекты по застройке не убеждают. Скорее всего попытки воссоздать "старое" породят очередной архитектурный маскарад.

В проекте студентки МАРХИ предлагается сохранить за этим местом прежнюю функцию, то есть построить гостиничный комплекс с киноконцертным залом. В нем повторяются идеи известного во всем мире сооружения, театра "Олимпико", построенного знаменитым Палладио в ХVI веке в Виченце. Гостиницы идут лучами, крыша киноконцертного зала сделана в виде трибун: крытый зал - зимний, а тот, что на крыше, - летний (в его сцену превращается центральная площадь для массовых действ, расположенная перед киноконцертным залом). Каждая из разделяющих гостиницы улиц смотрит на самые значимые вертикали своего ближайшего окружения: одна - на собор Василия Блаженного, другая - на колокольню Ивана Великого, третья - на угловую (Беклемишевскую) башню Кремля. Разве это не блестящая визуальная идея? Я убежден, что этот проект студентка Саша Стрельникова сделала лучше, чем некоторые приглашенные архитектурные асы.

"Шереметьево" не хуже мадридского "Барахаса"

Комплекс аэропорта "Шереметьево-5" выпускницы МАРХИ 2007 года Дарьи Бычковой - самый реалистичный, функциональный и технологически обоснованный из представленной тройки дипломных проектов, хотя он не лишен и образной метафоричности. В плане он напоминает бумажный самолетик, изготовлением которых все мы увлекались в детстве.

Образ легкого парящего здания достигается динамичностью силуэта, использованием прозрачных металлических конструкций, сплошным остеклением фасадов, эффектным применением искусственного света. Язык современного архитектурного хай-тека адекватен совершенству авиационной технологии, и в этом проекте на редкость уместен. В Мадриде недавно построен новый ультрасовременный терминал международного аэропортта "Барахас", спроектированный англичанином Ричардом Роджерсом, мастером высшей пробы. На мой взгляд, проект "Шереметьево-5" студентки МАРХИ ему не уступает. Такими "воздушными воротами" Москва могла бы гордиться.

Могут ли молодые пробиться?

На этот вопрос "Известия" попросили ответить именитых и успешных столичных архитекторов.

Сергей Ткаченко,
директор НИиПИ Генплана Москвы, практикующий архитектор:

- На одном из градсоветов мэру не понравились представленные проекты высоток, и он предложил провести конкурс высотных идей среди студентов МАРХИ. На мой взгляд, они оказались свежее и непосредственнее того, что делают старшие коллеги, замученные жизнью. Институт Генплана занимается программой высотного строительства, и мы будем использовать идеи студентов, а вскоре предложим им новые темы. Например, доступное и комфортное жилье в Москве. Пусть они нарисуют, как представляют себе жилье, которое люди захотят и смогут покупать. А то мы увлеклись проектами для богатых и забыли, как проектировать дома для обычных людей. Я три года веду дипломную группу в МАРХИ и всегда выдергиваю оттуда талантливых ребят, которые не только картинки хотят рисовать, но и воплощать их в жизнь. Самое ценное в этих детях - у них свободные мозги. Они еще не отягощены штампами. Не знают, что один большой начальник любит башенки, другой - терпеть не может стекло, третий - не любит фасады синего цвета. И что есть охрана памятников, которая тоже пытается - правда, теперь уже меньше, чем прежде, - учить всех проектировать. А дети этого еще не знают, и надо сохранить их в этой оторванности. Чтобы не начали бояться своей профессии, чтобы как можно позже были вынуждены работать по принципу "чего изволите?" Причем это даже не заказчиков касается: они сегодня стоят в очереди к архитекторам, нас меньше, чем заказов, и мы можем выбирать, предлагать свои идеи. Систему "чего изволите?" часто диктуют власти предержащие - наши же коллеги, которые облечены властью "держать и не пущать".

Алексей Воронцов,
первый вице-президент Союза архитекторов России, руководитель архитектурного бюро:

- Я сам являюсь председателем одной из государственных аттестационных комиссий в МАРХИ, и каждый год ее члены говорят: надо создать копилку свежих идей, не то мы погибнем в текучке. Но все не так безысходно. Сегодня на нашем московском ландшафте наблюдается разнообразие направлений и конкретных решений. Я сам практикующий архитектор. Значит, меня тоже надо записать в болото? Не хотелось бы быть в нем квакающей лягушкой. Я экспериментирую, в каждом проекте что-то ищу. Возможностей для этого сегодня гораздо больше, чем прежде. А уникальных проектов даже среди тех, которые выполняются в мастерских мировых "звезд", например, Нормана Фостера или Захи Хадид, не так уж много. И учтите еще, что инвесторы, которые их заказывают, готовы к другим бюджетам. Например, квадратный метр в строительном проекте Нормана Фостера может стоить 10-15 тысяч фунтов стерлингов. Я имею в виду не продажную, а строительную цену, по существу - себестоимость. Значит, материалы и конструкции, которые они могут применить в своем проекте, совсем другого качества. А у нас даже самые продвинутые инвесторы сегодня готовы заплатить максимум 2- 3 тысячи долларов за метр. Кстати, первым моим объектом после окончания МАРХИ стал олимпийский велотрек в Крылатском. И никто меня не зажимал. Просто надо себя проявлять: толкаться, участвовать в конкурсах, пахать день и ночь. Одного таланта мало. У меня много молодых работает, мы учим их фантазировать, чтобы не просто создать нечто на бумаге, а построить это, уложившись в бюджет, нормативы и представления о прекрасном вышестоящего руководства.

Владимир Колосницын,
руководитель мастерской N 7 "Моспроекта-2":

- Напрасно говорят, что молодежь не может себя реализовать в Москве. Были бы нормальный руководитель, желание работать с реальными проектами - и не будет никаких проблем. А вот настоящей современной архитектуры в столице действительно мало. Как сделать так, чтобы стало больше? Нужно научиться доказывать свою правоту. Нарисуй так, чтобы и тебе самому, и другим захотелось увидеть твой проект реализованным. Конечно, беда, что часто приходится идти на поводу у согласующих инстанций, - сегодня архитекторами все руководят. Потом на градсоветах удивляются: как мог появиться такой проект? Так ведь таким он получился в результате всех согласований. А идеи активных, готовых работать выпускников МАРХИ использовать необходимо. Мы были бы только рады, если бы в нашу мастерскую пришли молодые, деятельные ребята. Но они выбирают сегодня частные мастерские, где можно больше заработать.

Комментарии
Прямой эфир