Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Праздничный торг: Нетаньяху и Ганц близки к единому кабинету

Новое правительство приступит к аннексии Иорданской долины, когда удастся купировать эпидемию COVID-19
0
Фото: Global Look Press/Keystone Press Agency/Shang Hao
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Израиль не намерен отказываться от идеи присоединить долину реки Иордан, однако пока все усилия правительства направлены на борьбу с коронавирусом. Страна вернется к плану по распространению израильского суверенитета на данную территорию, как только купирует кризис. Об этом «Известиям» заявили в администрации премьера страны. В Израиле в ближайшие дни должны завершиться переговоры между «Ликудом» и бывшим лидером оппозиции Бени Ганцем — политик вывел свою партию «Хосен ле-Исраэль» из альянса «Кахоль-Лаван» и готовится сформировать правительство национального единства (ПНЕ) во главе с Биньямином Нетаньяху.

Палестина на десерт

Израильские выборы, похоже, всё же завершатся хеппи-эндом для Биньямина Нетаньяху. Как пишет газета Haaretz, сейчас премьер и его соперник Бени Ганц досогласовывают детали коалиционного соглашения.

Однако и после формирования правительства принципиальных изменений в политике государства не последует — приоритетом останется борьба с коронавирусом, заявил «Известиям» советник премьер-министра Ариэль Бульштейн.

По состоянию на 29 марта в Израиле было зафиксировано уже 3865 случаев заражения. По числу инфицированных страна занимает третье место в регионе после Ирана (35 408) и Турции (7402). Благодаря жестким ограничениям — в Израиле с середины марта закрыты школы, университеты, границы на въезд и выезд — смертность от вируса удается держать на низком уровне. В отличие от тех же Ирана и Турции, где зафиксировано 2517 и 108 погибших соответственно, в Израиле количество жертв вируса пока держится на отметке 12.

— Распространение израильского суверенитета на Иорданскую долину явно не станет первым действием нового правительства. Даже чисто технически сейчас все заняты борьбой с вирусом, присоединение территорий не в приоритете, — отметил советник премьера. — Но точка зрения и премьер-министра, и других сил в кнессете по этому вопросу не изменилась. Просто на данный момент это не первоочередная задача.

Ранее в интервью «Известиям» посол Палестины Абдель Хафиз Нофаль отметил, что борьба с общей угрозой объединила палестинцев и израильтян — государства создали единый штаб для координации действий. При этом он выразил надежду, что из-за коронавируса Израиль и США откажутся от реализации «сделки века» хотя бы потому, что это крайне дорогое удовольствие, платить за которое после пандемии будет сложнее.

Однако, по мнению сотрудника отдела изучения Израиля Института востоковедения РАН Сергея Мелконяна, коронавирус может послужить хорошим поводом, гарантирующим бездействие внешних игроков в случае аннексии.

— Более того, сейчас такой шаг позволит частично отвлечь внимание населения от назревших экономических проблем и создать новую повестку. С другой стороны, новое руководство должно иметь внутренний консенсус по данному вопросу, что сложно гарантировать в случае формирования ПНЕ, — признал политолог.

Он также отметил: присоединение Ганца к правому лагерю сложно назвать безоговорочной победой для Нетаньяху, потому что часть власти ему всё же придется уступить. Победой для премьера стало бы получение возможностей избежать уголовного преследования. При сохранении власти для него данный вопрос приоритетен, подчеркнул Сергей Мелконян. Первое заседание суда по коррупционным делам Нетаньяху должно было состояться 17 марта, но из-за коронавируса его перенесли на конец мая.

Через тернии к единству

По данным Haaretz, в будущем ПНЕ Ганц может рассчитывать на пост министра обороны либо иностранных дел. Учитывая его военное прошлое — политик до 2015 года был главой генштаба — вероятнее всего, он займет должность руководителя силового ведомства. Но это временные меры — в сентябре 2021 года Бени Ганц, согласно обещанию Нетаньяху о механизме ротации «без всяких трюков», должен занять должность премьер-министра.

По мнению израильского политолога Зеэва Ханина, в условиях пандемии сложно загадывать, что ждет страну дальше. От изначальной идеи правительства национального единства, когда предполагалось, что две крупнейшие фракции кнессета достигнут компромисса, а остальные к ним присоединятся, ничего не осталось, признал эксперт. А то, что сейчас «Ликуд» ведет переговоры с Ганцем и называет это «переговорами с оппозицией о создании ПНЕ» — по словам политолога, не более чем акт вежливости.

— В реальности оппозиционный блок развалился. Сейчас идет присоединение к правому блоку Нетаньяху еще одной фракции, просто на очень жирных условиях — каждый из депутатов партии «Хосен ле-Исраэль» получит портфель министра или замминистра, — пояснил Зеэв Ханин. — Будет ли Ганц через полтора года премьером, зависит от ответа на вопрос, будет ли в то время в Израиле правительство. Не исключено, что правый блок снова потеряет большинство в парламенте, и мы вновь отправимся на выборы. Правда, уже не четвертые, а первые.

Пока же правый блок под началом «Ликуда», в общей сумме завоевавший на выборах 2 марта 58 голосов, вместе с партией Бени Ганца «Хосен ле-Исраэль» получает 73 мандата из 120. Это уверенное большинство.

Развод и фамилия Ганц

А ведь оппозиционный альянс «Кахоль-Лаван» имел все шансы набрать коалиционное большинство (61 из 120 мандатов) для формирования правительства. По результатам выборов 2 марта левоцентристский блок получил 54 места, и вскоре президент страны Реувен Ривлин дал Бени Ганцу право первому попробовать собрать коалицию. У Ганца оставалось как минимум две недели на то, чтобы заручиться поддержкой депутатов.

По мнению Зеэва Ханина, отказаться от дальнейшей борьбы политика вынудил коронавирус и осознание того, что если сейчас ему не удастся сколотить коалицию, страна пойдет на четвертые выборы. И тогда электорат, уставший за год, обвинил Ганца в неспособности договориться и отдал бы голоса «Ликуду». «Наступили необычные времена, требующие необычных решений», — признался Ганц в четверг в оправдание своего поступка.

— Да, это своего рода политическое самоубийство для того, кто шел на выборы с тем, чтобы сместить Нетаньяху. Но так у него есть хоть какой-то шанс стать премьером, а в случае четвертых выборов он не получил бы и этого шанса. Поэтому как военный он решил получить максимум выгоды при минимуме потерь, — пояснил политолог.

Спусковым крючком к «самоустранению» Ганца послужила возможность занять должность спикера кнессета. Ровно неделю назад 22 марта Юлий Эдельштейн, занимавший этот пост с 2013 года, отказался подчиниться требованию большинства депутатов и поставить вопрос о своем переизбрании. Произошло редкое для кнессета единение — против Эдельштейна выступили сразу четыре фракции, включая партию «Наш дом — Израиль» Авигдора Либермана.

Депутаты обратились в Верховный суд, который обязал спикера провести голосование. Эдельштейн отказался подчиниться и 25 марта подал в отставку — впервые в истории Израиля спикер кнессета ушел по собственному желанию.

Ожидалось, что 26 марта оппозиционный альянс «Кахоль-Лаван» предложит на должность спикера кнессета своего кандидата Меира Коэна. Этому воспротивился правый блок во главе с «Ликудом».

Но 26 марта неожиданно для всех свою кандидатуру на эту должность выдвинул лидер оппозиции Бени Ганц, который и получил поддержку 74 депутатов из 120. Причем за Ганца в качестве спикера кнессета проголосовал в основном правый блок, а родной «Кахоль-Лаван» обвинил его в сговоре с Нетаньяху. По сути, уход Ганца на должность спикера равнозначен самоудалению и выходу из премьерской гонки.

Именно так этот шаг истолковали его однопартийцы, и в тот же день альянс распался на три составные части. Два сооснователя блока — Яир Лапид и Моше Яалон «подали на развод» и вывели из альянса свои партии «Еш Атид» и «Телем». Партия Бени Ганца «Хосен ле-Исраэль» в ходе «развода» оставила за собой 15 мест в парламенте и название «Кахоль-Лаван».

Урезанный блок «Е‎ш-Атид —Телем‎»‎ с 17 местами по-прежнему остается крупнейшей оппозиционной силой в кнессете, формируя вместе с остальными левоцентристскими и арабскими партиями (40 голосов) мощный противовес «Ликуду» и правому блоку.

Прямой эфир