Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В феврале мне довелось побывать на заседании рабочей группы по подготовке к рассмотрению во втором чтении проекта федерального закона №119575-7 «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака». С момента начала обсуждения вопроса регулирования в отношении ЭСДН (электронных систем доставки никотина. — Ред.) году в 2016-м (а тогда речь шла только о них) никто из законодателей и властных структур никогда серьезно не обсуждал этот вопрос с участниками рынка и не особенно прислушивался к их мнению.

Вейпы (или электронные сигареты), в которых нагревается никотиновая жидкость, появились в нашей стране более 10 лет назад. Я хорошо помню, как зарождалась индустрия и примерно до 2016 года развивалась, не привлекая особого внимания со стороны общества и государства. Бывшие курильщики осознанно переходили на электронные сигареты, считается, что они несут значительно меньше рисков для здоровья, кроме того, не зарегулированы столь же жестко, как сигареты: их можно было употреблять в общественных местах, так как они практически не имеют, в отличие от сигарет, эффекта пассивного курения.

Примерно в 2016 году распространение вейпинга достигло уровня, когда он стал представлять пусть и малую, но потенциальную конкуренцию традиционным сигаретам. В то же время ВОЗ представила развернутый доклад (FCTC/COP/7/11), в котором содержалась оценка потенциальной роли электронных систем доставки никотина в борьбе против табака. Именно тогда стала появляться информация о вреде вейпинга, что вызвало ожидаемое возмущение социально активных граждан. Реакция законодателей не заставила себя ждать: в Государственную думу один за другим стали вносится законопроекты об ограничении использования и оборота вейпов. Среди них был законопроект 119575-7.
В первозданном виде он был довольно лояльным по отношению к участникам рынка и был направлен не только на решение острой проблемы защиты несовершеннолетних от потенциальной никотиновой зависимости, но и на защиту здоровья и нервов рядовых граждан от внешних проявлений вейпинга.

Автор законопроекта, сенатор Валерий Владимирович Рязанский, помимо прочего является председателем Общероссийской общественной организации «Союз пенсионеров России», призванной «содействовать решению острых проблем, с которыми сталкиваются люди старших поколений». Суть одной из таких проблем была высказана Валерием Владимировичем как раз на заседании рабочей группы: «Когда я сижу с ребенком в кафе или ресторане и передо мной сидит группа молодых людей, которые дымят из кальяна, какая она жидкость — никотиносодержащая или безникотиновая, мне всё равно. Поэтому избавьте меня от присутствия этих элементов в моей жизни».

В первоначальной редакции законопроект Рязанского говорил о «едином законодательном регулировании оборота потребления и рекламы обычной табачной продукции и электронных курительных изделий, а также продукции, потребляемой с помощью таких изделий, с целью решения задач по охране здоровья граждан от их вредного воздействия». Именно это, с некоторыми оговорками, и одобрило правительство летом 2019 года. Но в рамках одного закона не значит одинаково, собственно, в этом и был смысл законопроекта, избирательно вводившего регуляторные нормы для иной никотиносодержащей продукции в антитабачный закон.

В декабре 2019 года законопроект прошел первое чтение, и сразу было предложено создать рабочую группу из депутатов и приглашенных экспертов для его доработки ко второму чтению. Казалось, что дело за малым — разобраться с деталями, что технически не так уж сложно, ведь даже само понятие ЭСДН уже определено законодательно в Налоговом кодексе РФ, а в бюджет поступают акцизы от продажи альтернативной продукции.

То, что было представлено представителями комитета ГД по охране здоровья на заседании как результат работы этой группы, кардинально отличается от первоначальной концепции законопроекта Рязанского, одобренной правительством. Предложение рабочей группы выглядит так: электронные сигареты равны обычным сигаретам во всем, целиком и полностью, значит и регулировать их надо точно так же, как и обычные сигареты. Но давайте разберемся.

Во-первых, понятие курительной продукции в (антитабачной. — Ред.) концепции Минздрава, как и в документах ВОЗ, применяется исключительно к табачным изделиям. Следовательно, обычные сигареты и ЭСДН уже должны фиксироваться как отдельные категории продуктов, пусть и в рамках единого регулирования. Кстати, в Табачной директиве ЕС 2014 года (2014/40/EU) электронные сигареты выделены в отдельный раздел.

Во-вторых, стремление загнать ЭСДН под одни понятия с табаком противоречит логике ВОЗ, которая в вышеназванном докладе FCTC/COP/7/11 прямо говорит: «Если значительное большинство курильщиков табака, которые не могут или не хотят отказаться от курения, незамедлительно перейдут на какой-либо из альтернативных источников доставки никотина, представляющих меньше опасностей для здоровья, и в конечном счете откажутся от его употребления, это будет существенным достижением в области современного здравоохранения… Вопрос о том, способны ли ЭСДН/ЭСДПН выполнить эту задачу, до сих пор дебатируется».

В-третьих, ЭСДН не просто уравнивают с табачными изделиями в части ограничений на рекламу, выкладку и места употребления. Авторы рассмотренных на заседании поправок предлагают всего за два года разработать и официально принять Технический регламент ЕАЭС, то есть «…обязательные требования, правила идентификации, формы, схемы и процедуры оценки соответствия». А если этого не будет сделано в установленный срок, обращение курительной никотиносодержащей продукции будет автоматически запрещено. Напомню, что в табачной индустрии подготовка действующего Технического регламента заняла не менее пяти лет.

Законопроект сейчас ждет заключения от правительства. Есть надежда, что в этих государственных структурах ответственные чиновники понимают, что законопроект в текущем виде заварит такую кашу, что расхлебывать ее придется не только производителям, ритейлерам и простым пользователем, но и государственным органам. Ровно в тот момент, когда на месте легальной индустрии, платящей налоги и помогающей курильщикам избавиться от вредной привычки, появится дикая вольница черного рынка, не связанного никакими законами, кроме 300-процентной прибыли на продаже подросткам никотиносодержащей продукции в любой возможной форме.

Автор — директор Союза предприятий индустрии немедицинской ингаляции

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Прямой эфир

Загрузка...