Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Мы настроены на серьезный диалог с НАТО»
2020-03-20 13:19:33">
2020-03-20 13:19:33
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В прошлом году Россия получила $15,2 млрд по военным контрактам — отечественное вооружение и технику закупали более 50 стран. Интерес к российским разработкам значительно вырос после того, как они продемонстрировали свои возможности в Сирии. О главных военных партнерах Москвы, успехах российского оружия на африканском рынке и о ситуации, которая складывается после разрушения системы договоров о контроле за вооружениями, в интервью «Известиям» рассказал замминистра обороны генерал-полковник Александр Фомин.

Военная помощь

— В вашей компетенции — международное военное и военно-техническое сотрудничество с другими странами. Удалось добиться каких-то успехов на этом направлении за последний год?

— Несмотря на осложнение военно-политической ситуации и рост напряженности в мире, военное и военно-техническое сотрудничество с иностранными государствами динамично развивается.

В прошлом году нам удалось выйти на новый уровень военных связей с рядом стран. В частности, были подписаны соглашения о военном (оборонном) сотрудничестве с Буркина-Фасо, Мали, Республикой Судан, Суринамом и Республикой Конго. Всего же такого рода соглашения с нами заключили более 100 государств.

— Интерес зарубежных коллег к расширению сотрудничества с Россией в нынешних условиях растет или скорее снижается?

— Мы стараемся максимально полно удовлетворить запросы наших партнеров. Многие из них уже открыто говорят: «Без России вопросы безопасности в мире решить нельзя».

— С какими государствами военное сотрудничество развивается быстрее остальных?

— Повышенное внимание мы уделяем развитию партнерских и союзнических отношений с государствами постсоветского пространства.

Основное направление в области военного сотрудничества с этими странами — обеспечение боевой готовности и функционирования размещенных на их территориях российских военных баз (Армения, Киргизия, Таджикистан, а также Абхазия и Южная Осетия) и военных объектов (Белоруссия и Казахстан). Эти базы и объекты — гарант региональной безопасности.

ПВО

ЗРС С-400 «Триумф» на совместных учениях войск ПВО России, Армении, Белоруссии, Киргизии и Таджикистана «Боевое содружество»

Фото: ТАСС/Дмитрий Рогулин


Большое значение мы придаем развитию систем ПВО, созданных на двусторонней основе с Белоруссией, Арменией и Казахстаном.

Россия оказывает значительную помощь в оснащении вооруженных сил дружественных стран — в первую очередь союзников по ОДКБ — современными и совместимыми вооружениями и военной техникой. В военных учебных заведениях Минобороны на безвозмездной и льготной основе проходят подготовку национальные кадры.

Особое место занимает военное взаимодействие в рамках Союзного государства России и Белоруссии, направленное на создание единого оборонного пространства. Сформирована региональная группировка войск (сил), организовано несение боевого дежурства сил и средств ПВО, на регулярной основе проводятся учения «Запад» и «Щит Союза».

— А как вы оцениваете уровень военных контактов со странами Азиатско-Тихоокеанского региона, Африки и Латинской Америки?

— В последнее время двусторонние контакты со многими странами Азиатско-Тихоокеанского региона активизировались и вышли на новый уровень. Помимо развития отношений с давними партнерами — Индией и Китаем — нам удалось добиться больших успехов в военном и военно-техническом сотрудничестве с Мьянмой, Лаосом, Вьетнамом, Камбоджей. Активно развивается взаимодействие с Филиппинами, Шри-Ланкой, Таиландом, Индонезией и другими странами региона.

С октября 2018 года наши саперы оказали значительную помощь в разминировании территории Лаоса: было очищено более 112 га, обезврежено около 950 американских авиационных боеприпасов и мин, оставшихся еще со времен боевых действий во Вьетнаме.

Минобороны России активно взаимодействует с партнерами на многосторонних площадках АТР и в первую очередь участвует в совещании министров обороны государств — участников АСЕАН и диалоговых партнеров («СМОА плюс»). В его рамках в фокусе внимания российского военного ведомства — антитеррористическая проблематика.

Что касается африканских стран, могу сказать, что после проведения в 2019 году в Сочи форума «Россия–Африка» значительно активизировались рабочие контакты со многими из них: Ангола, ЮАР, Руанда, Мали, Танзания, Мозамбик, ЦАР и другие.

«Россия – Африка»

На церемонии официальной встречи форума «Россия–Африка»

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Есть и интересные, нетипичные проекты. К примеру, в 2019 году в Габон была направлена партия российских автоматов АКМ и боеприпасов к ним для оснащения спецподразделений по борьбе с браконьерством.

В Латинской Америке у нас есть такие давние и надежные партнеры, как Венесуэла, Куба, Никарагуа.

Диалог с Западом

— На каком уровне сейчас находятся контакты с НАТО? Какими вы видите перспективы развития диалога с альянсом?

— Мы никогда не отказывались от диалога ни с Западом, ни с Востоком. Взаимодействуем по всем ключевым вопросам, представляющим взаимный интерес.

До партнеров мы постоянно доводим нашу позицию: расширение НАТО на восток, наращивание военной инфраструктуры вблизи наших границ, создание так называемого военного Шенгена в Европе, развертывание систем ПРО и ударных вооружений на фоне сокращения военных контактов приводят только к эскалации напряженности. Особенно на линии соприкосновения Россия–НАТО.

Нам представляется абсурдной политика блока в отношении России, которая даже на концептуальном уровне сформулирована как «политика сдерживания и диалога».

Мы стараемся найти общие точки соприкосновения. Например, в инициативном порядке прекратили проводить военные учения в непосредственной близости у границ России с западными государствами. Наша боевая авиация летает над Балтикой с включенными транспондерами. Мы проявляем безграничную открытость при проведении военных мероприятий.

учения

Учения «Океанский щит – 2019» в Балтийском море с участием 49 кораблей и боевых катеров, 20 судов обеспечения, 58 летательных аппаратов ВМФ и ВКС, 10 634 человек личного состава ВС РФ

Фото: ТАСС/Виталий Невар

Альянс, на наш взгляд, не готов предпринимать реальные шаги по снижению напряженности в Европе. Но мы настроены на серьезный и прагматичный диалог как с НАТО, так и с отдельными государствами блока.

— Какую роль сейчас играет Россия на рынке вооружений и в каком направлении развивается ситуация?

— По итогам прошлого года Россия сохраняет ведущие позиции на международном рынке вооружений среди государств — основных экспортеров продукции военного назначения.

В сфере военно-технического сотрудничества Россия поддерживала контакты с доброй половиной государств мира. Около 50 стран были заказчиками продукции военного назначения российского производства. Объем экспорта продукции военного назначения составил свыше 15,2 млрд долларов США.

— Насколько вырос интерес к российскому оружию после того, как оно прошло обкатку в боевых условиях в САР?

— Применение российскими военными средств вооруженной борьбы в Сирии находится под пристальным наблюдением специалистов всего мира. Многие из них отмечают высокую эффективность российского оружия в борьбе против международных террористических группировок.

В связи с этим мы постоянно получаем просьбы от наших зарубежных партнеров поделиться опытом боевого применения тех или иных образцов техники и охотно это делаем.

Гуманитарные акции

— После разгрома террористов в САР на первый план выходит проблема помощи мирному населению и предотвращения гуманитарного кризиса.

— Сирия крайне нуждается в гуманитарной помощи по всем направлениям. Мы призываем весь мир к оказанию любой возможной материальной поддержки сирийскому народу без каких-либо предварительных условий. Гуманность вообще не может быть политически или еще чем-то обусловлена.

К сожалению, страны Запада не стремятся оказывать содействие народу Сирии.

Сирия

Военнослужащий российского центра по примирению враждующих сторон раздает гуманитарную помощь сирийским беженцам на территории гуманитарного коридора Абу-Духур в окрестностях провинции Идлиб

Фото: РИА Новости/Михаил Воскресенский

— Какие усилия предпринимает Россия для улучшения гуманитарной ситуации?

— По линии Минобороны России в 2019 году проведено более 250 гуманитарных акций, в ходе которых распределены свыше 600 т продовольствия и предметов первой необходимости.

Важное направление нашей деятельности в Сирии — работа по освобождению противоборствующими сторонами задержанных и заложников, передаче тел погибших и поиску пропавших без вести.

Мы активно содействуем возвращению сирийских беженцев и внутренне перемещенных лиц в места довоенного проживания. Острым нерешенным вопросом остается судьба беженцев из лагеря «Рукбан» в оккупированной США зоне Эт-Танф на юге страны. Условия проживания в лагере нечеловеческие. Высокая смертность, не хватает продовольствия, питьевой воды, отсутствует медпомощь.

Без предварительных условий

— Отношения между Россией и США сейчас трудно назвать безоблачными. Каким вы видите их дальнейшее развитие?

— Российско-американские отношения переживают не лучшие времена. Одна из причин этого, на наш взгляд, связана с тем, что Россию объявили главным геостратегическим соперником и источником угроз безусловному доминированию США. И это, кстати, официально закреплено в их основных стратегических документах.

Вместе с тем я считаю, что сложившаяся военно-политическая обстановка подталкивает Россию и США к необходимости общаться чаще, в том числе по линии военных ведомств. Мы готовы к обсуждению с американской стороной актуальных проблем международной безопасности.

— К слову, как вы оцениваете ситуацию в сфере контроля над вооружениями?

— В целом она сегодня, мягко скажем, неблагополучна. Основная причина — действия США, которые не желают связывать себя ограничениями в развитии новых видов вооружений и их размещении в различных регионах мира.

США

Испытания крылатой ракеты средней дальности минобороны США, 18 августа 2019 года

Фото: Global Look Press via ZUMA Press/U.S.

В настоящее время единственным международным соглашением, ограничивающим гонку стратегических наступательных вооружений, остается Договор о СНВ, который заканчивает свое действие менее чем через год — 5 февраля 2021-го. В соответствии с инициативой президента России мы готовы продлить это соглашение без предварительных условий. Однако отсутствие какой-либо реакции Вашингтона на это предложение создает дополнительную неопределенность в сфере контроля над ядерными вооружениями.

— В прошлом году США вышли из Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, который был важным элементом обеспечения международной безопасности. Как это изменило обстановку в мире и как действует Россия в новой реальности?

— США последовательно разрушают существующую систему контроля над вооружениями, десятилетиями обеспечивавшую глобальную безопасность и стратегическую стабильность. Их выход из Договора о РСМД с высокой степенью вероятности приведет к гонке вооружений.

В этих условиях президент России принял решение об объявлении моратория на размещение ракет наземного базирования средней дальности в тех регионах, где не размещены аналогичные системы американского производства, — до тех пор, пока они там не появятся.

Мы будем внимательно отслеживать деятельность США по созданию и развертыванию ракет средней и меньшей дальности. Безопасность страны будет обеспечена при любом развитии событий.