Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Горит оно огнем: «зеленые легкие планеты» стремительно уменьшаются
2019-08-26 16:37:47">
2019-08-26 16:37:47
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В тропических лесах Амазонии, которые еще называют «легкими планеты», на протяжении продолжительного времени бушуют страшные пожары. Ситуация в джунглях в несколько раз хуже той, что еще совсем недавно наблюдалась в сибирской тайге. Однако мировое сообщество до последнего момента не обращало на нее никакого внимания. Лишь в рамках недавнего саммита G7, лидеры нескольких ведущих держав договорились выделить €20 млн на борьбу со стихией. Что происходит с южноамериканскими лесами и чем это грозит человечеству, разбирались «Известия».

Всё идет по плану?

Бразильская Амазонка горит. Не река, конечно, но всё, что вдоль нее. От штата Рондония, что на границе с Перу, до затерянного мира Рорайма на границе с Венесуэлой. Прихватывая в дополнение к джунглям плантации соевых бобов в Мату-Гросу и пастбища крупного рогатого скота в Паре, пожары множатся с головокружительной скоростью.

Согласно последним данным, полученным с помощью спутниковой съемки Национального института космических исследований Бразилии (Instituto Nacional de Pesquisas Espaciais – INPE), в 2019 году только за период с 1 по 22 августа было зафиксировано 38 155 новых возгораний. Что на 60% больше, чем в среднем за последние три года.

В целом же, по данным международной неправительственной организации «Институт мировых природных ресурсов» (World Resourses Institute), опубликованным на аккаунте этой НПО в Twitter, количество пожаров увеличилось еще больше — на 83%, а общее число очагов уже перевалило за сотню тысяч. А если быть точным, то достигло 109 694, и это только в бразильских регионах Пара, Мату-Гросу, Амазонас и Рондония. А есть еще джунгли в Перу, Венесуэле, Колумбии… Справедливости ради следует отметить, что в этих странах количество лесных пожаров измеряется куда меньшими цифрами. Речь идет всего о нескольких сотнях очагов.

лес после пожара
Фото: TASS/imago stock&people

Бразилия теряет лесной массив очень быстро, но, по мнению экспертов, у правительства ультраконсервативного президента Жаира Болсонару наглядно проявляется отсутствие интереса к защите окружающей среды. Справедливость высказываний специалистов легко подтверждается статистикой: с июля 2018 по июнь 2019 года включительно площадь джунглей, уничтоженных огнем и мерами по борьбе с ним, выросла на 80%.

По словам экспертов, собравшихся в городе Сальвадор-да-Баия на научную конференцию «Латиноамериканская климатическая неделя», организованную Организацией Объединенных Наций, Жаир Болсонару «ослабил систему контроля за состоянием лесов и не уделяет должного внимания активно идущему процессу потери зеленых площадей, одновременно поощряя расширение интересов агробизнеса и горнодобывающей промышленности в охраняемых районах амазонских джунглей».

«Пожары связаны с антиэкологической политикой правительства Болсонару, а данные о пожарах показывают, что кому-то очень надо уменьшить лесную зону», — цитирует колумбийский информационный портал Interferencia.cl одну из участниц форума, Ане Аленкар из Исследовательского института Амазонки (г. Белем).

По словам специалиста, «отсутствие инвестиций со стороны министерства окружающей среды наглядно демонстрирует нежелание правительства заниматься проблемой лесных пожаров, а заявления президента только подтверждают обоснованность этих выводов».

Герои-поджигатели

Другой участник «Недели» — бразильский климатолог с мировым именем Карлос Нобре в интервью изданию Deutsche Welle был более конкретен и менее политкорректен.

«Я не могу сказать, что нынешнее лето в регионе Амазонки отличается особой, экстраординарной сухостью. Нет, всё в привычных пределах. Ветры в этой части континента не такие сильные, так что говорить о том, что сама природа помогает пожарам быстро распространяться, неверно. Скорее здесь можно говорить о том, что к возгораниям приложил руку человек — фермеры и владельцы ранчо стремятся увеличить площади земель, свободных от леса, чтобы использовать эти участки в своих профессиональных интересах. Кроме того, в нынешнем году заметно выросли объемы вырубок — на 20–30% по сравнению с показателями 12-месячной давности», — отметил Нобре.

Эксперт считает, что у аграриев и скотоводов есть очень удобный повод, чтобы списать свои действия на «случайное стечение обстоятельств» — использование огня является традиционным для тропического сельского хозяйства способом очистки земель. Поджигают прошлогоднюю стерню на полях и оставшуюся с прошлого сезона сухую траву на лугах, но потом не справляются с контролем над огнем. И — пошло-поехало. Нарушителей, конечно, штрафуют, но боязнь наказания их не останавливает.

«Новое правительство Бразилии продвигает модель развития сельского хозяйства путем отбора территории у джунглей в его пользу. Президент делает почти ежедневные заявления о том, что аграрный сектор — один из столпов бразильской экономики и потому сельхозтерритория в стране должна расширяться, — подчеркивает климатолог. — В этих заявлениях нет никакой тайны, наоборот, это ясный сигнал фермерам и владельцам ранчо: вы герои, которые должны расширить поля, вы способствуете прогрессу и доходам».

Ученый обращает внимание, что такая тактика развития сельского хозяйства опасна и результаты ее могут быть катастрофическими не только для Бразилии, но и для всей планеты. «При нынешних темпах потери лесов через 20 или 30 лет на юге и востоке Амазонии останется не более 50% от того, что имеется сегодня. Джунгли превратятся в деградировавшую саванну, и это положение станет уже необратимым», — предсказывает специалист.

знак не зажигать костер
Фото: Global Look Press/Horst Mahr

Болсонару реагирует на всё это в своем обычном революционно-провокационном стиле — никакой ответственности за пожары он не принимает.

«Раньше меня обвиняли в том, что я капитан бензопилы; теперь они обвиняют меня в поджоге императора Нерона ( якобы устроившего пожар в Риме. — Прим. ред.)», — сыронизировал бразильский лидер, пытаясь блеснуть познаниями в мировой истории.

После этих слов президента дискуссия между ним и участниками «Латиноамериканской недели», ведущаяся не напрямую, а в виде обмена уколами через прессу, свелась к взаимным обвинениям и полному неприятию противоположной позиции.

«В Амазонии нет естественного огня, — заявила упоминавшаяся выше Аленкар. — И нет никаких исключительных факторов в этом году, таких как ураган Эль-Ниньо в 2016-м, которые могут объяснить это увеличение числа пожаров».

Бразильский президент, следуя военной мудрости, утверждающей, что лучшая защита — это нападение, не остался в долгу перед своими критиками. Болсонару с солдатской прямотой поведал им и всему остальному миру, что «лес поджигают члены неправительственных организаций, называющих себя борцами за экологию и защитниками окружающей среды. Правительство сократило финансирование этих ячеек, и они решили ответить поджогами, чтобы показать свою значимость и добиться выделения дополнительных средств».

Черный холод

Бразильский министр окружающей среды Рикардо Саллес, которого освистали на совещании в Сальвадоре, поставил под сомнение объективность представленных INPE данных по потерям леса, несмотря на тот факт, что эти данные легко подтверждаются сотнями международных исследовательских институтов, которые проводят такой же анализ с помощью наблюдений со спутников.

К сожалению, реальность может быть еще хуже. Согласно исследованию Университета Оклахомы, вырубка лесов, ведущихся в Амазонии с 2000 года, может охватывать территорию в два раза бо́льшую, чем та, что зарегистрирована INPE. Увеличение вырубки лесов, по мнению специалистов этого научного заведения, идет просто рекордными темпами — в июле нынешнего года показатели в данной сфере на 270% выше, чем в том же месяце 2018 года.

волонтеры в лесах бразилии

Волонтеры в лесах Бразилии

Фото: Global Look Press/Adolfo Lino

В минувший понедельник жители мегаполиса Сан-Паулу, чувствовавшие себя защищенными от проблем, которые несут амазонские пожары, благодаря расположению города на изрядном расстоянии от них, вдруг выяснили, что большая дистанция — совсем не гарантия безопасности. Огромное черное облако закрыло небо над городом, и эксперты, ни минуты не сомневаясь, указали на его «пожарное» происхождение. Тем не менее министр Саллес охарактеризовал это утверждение как ложную новость и объяснил явление холодным воздухом. А участникам конференции посоветовал не поднимать панику и лучше «заняться осмотром достопримечательностей города», чем делать скоропалительные и ложные заявления.

«Только за последнюю неделю число очагов возросло на 9702, — сообщил Пауло Моутинью, сотрудник Института экологических исследований в Амазонии (Instituto de Pesquisa Ambiental da Amazônia — IPAM) в интервью агентству France Press. — Пожары распространяются не только в диких зонах, но главным образом в охраняемых районах Амазонии, в штатах Мату-Гросу (на территории национального парка Чапада-дус-Гимарайнш в особенности) и Пара».

Вечность на восстановление

Тропические джунгли Амазонки — самый большой тропический лес на Земле. Это чуть более половины влажного леса, существующего на планете. Его не зря зовут «зелеными легкими мира»: вместе с морскими растениями джунгли Амазонки являются основной «машиной» по выработке кислорода. Тропический лес в бассейне крупнейшей реки Южной Америки простирается на 7,4 млн кв. км, что эквивалентно 5% общей площади Земли и почти 25% американского континента. 60% этой территории находится в границах Бразилии.

Кроме того, в регионе сосредоточено почти 20% запасов пресной воды на планете, а в биоме Амазонки содержится около 30 тыс. видов сосудистых растений, многие из которых обладают огромными питательными и лекарственными свойствами. По данным Организации Договора о сотрудничестве в бассейне реки Амазонки, здесь также обитают 2,5 млн видов насекомых, 2500 видов рыб, более 1500 видов птиц, 550 видов рептилий и 500 видов млекопитающих.

Последствия лесного пожара - выгоревший участок

Последствия лесного пожара

Фото: ТАСС/Александр Рюмин

«В бассейне Амазонки пламя действует на уровне земли, не бежит по верхушкам, как это обычно происходит в случае природных пожаров, раздуваемых ветром. Но этого достаточно, чтобы вызвать гибель очень больших деревьев. Часто — не сразу, а спустя два года после пожара. Мертвые деревья теряют свои листья, лес становится более доступным («проникаемым», как любят говорить некоторые бразильские специалисты), растительность становится более огнеопасной. Если не будет новых пожаров, то потребуется несколько десятилетий, чтобы достичь той же плотности растительности. Однако есть еще одна сложность — опустошенные от леса районы захватывают другие виды флоры, характерные для более сухих пространств, именуемых бразильскими саваннами», — говорит Пауло Моутинью. Иными словами, весьма высока вероятность того, что джунгли уже никогда не восстановятся.

Загрузка...