Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Шторм Мазепы: природные спецэффекты подыграли Чайковскому

Зрители оперного спектакля под открытым небом не испугались стихии
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Звон царских колоколов и оперное пение под ночным небом — всё это можно было услышать на традиционном фестивале «Русская опера у стен монастыря», который прошел у Коломенского кремля. В прошлом году исторический ансамбль стал естественной декорацией для «Бориса Годунова» Мусоргского, а в этот раз столичный «Геликон» привез в Подмосковье оперу Чайковского «Мазепа», посвященную событиям времен Петра Великого.

Играть спектакль на открытом воздухе под аккомпанемент симфонического оркестра — задача не из простых. Природа в любой момент может преподнести сюрприз. Так вышло и с выступлением артистов «Геликон-оперы». Утром на репетиции все радовались солнцу, но ближе к вечеру тучи стали сгущаться.

Зрители шли на Соборную площадь Коломенского кремля, прихватив с собой зонты и дождевики. На город надвигался грозовой фронт. За четыре года фестиваля все привыкли, что представление состоится при любой погоде и никакой дождь не смоет артистов со сцены. Ее установили напротив Успенского собора.

Как пояснил «Известиям» худрук «Геликон-оперы» Дмитрий Бертман, каждый такой спектакль уникален. При всем желании повторить его невозможно. Постоянно что-то происходит — меняется освещение, цвет неба, летают птицы, и когда эти «спецэффекты» ложатся на музыку, то результат получается особенный.

Небо на этот раз было тревожно и прекрасно, с переходами от черного к голубому, от серого к розовому. Ну чем не красочные декорации к постановке Дмитрия Бертмана?

Только оркестр сыграл увертюру, как в постановку вмешалась стихия и возникли те самые «природные спецэффекты». Поднялся ветер, и крупные капли застучали по инструментам оркестрантов. Представление пришлось прервать.

— В первую очередь бережем инструменты, себя — во вторую, — отшучивается дирижер оркестра, народный артист России Евгений Бражник. — В любом случае спектакль должен состояться: мы же к людям приехали. Вот переждем и продолжим.

Сцену спешно накрыли пленкой, инструменты музыканты укутали палантинами, а зрители, раскрыв зонты, остались на своих местах. С Успенской звонницы Соборная площадь напоминала яркий, цветастый ковер.

— Мы пришли послушать наших любимых артистов и Чайковского, — кутаясь в плед, бодрились поклонницы оперы Наталья и Ирина. — Потеплее одежда, термос с горячим чаем — так дождь и пересидим.

В основу либретто легла поэма Пушкина «Полтава». Дочь стольника Петра I Кочубея Мария влюбляется не в ровесника, а в престарелого гетмана Мазепу. Разрушительная, гибельная страсть лишает разума героиню. В спектакле заняты ведущие солисты «Геликон-оперы»: Алексей Исаев (Мазепа), Ольга Толкмит (Мария Кочубей), Игорь Морозов (Андрей), Михаил Гужов (Кочубей), Ксения Вязникова (Любовь Кочубей).

Чтобы прозвучать достойно, артистам на Соборной площади потребовались микрофоны.

— Сложно петь с этой аппаратурой, не чувствуешь зала, звук не отражается от стен, — признался «Известиям» Алексей Исаев. — Но мы привыкшие к экстремальным условиям. Вот оркестрантам сложнее. Некоторые инструменты стоят как хорошая машина, и любой температурный перепад или, не дай бог, осадки для них катастрофа.

От изменения влажности скрипки расстраиваются. Влияет влажность и на свойства дерева.

— Хорошо, когда в спектакле у тебя теплый костюм, — рассказал Игорь Морозов. — Сегодня не мой день: пою в одной рубашке. Зато повезло Мазепе: у него кафтан.

— Кафтан — спасение на улице. Но в театре под софитами мы завидуем тем, на ком одежды не так много, — подхватывает Алексей Исаев.

В этот раз меньше других повезло исполнительнице главной роли, сопрано Ольге Толкмит. Зная, как холодно солистке, коллега набросил на нее свою шубу. Одежда с Мазепиного плеча спасла певицу от потери голоса.

Не боятся никаких погодных явлений и готовы играть в любую погоду только колокола. Для них у Чайковского в «Мазепе» написана партия во втором акте. Ну а коли в Коломенском кремле есть своя звонница, сам бог велел использовать это в сцене Полтавской битвы.

— Они у нас уникальные, на нескольких есть царские гербы, — поделился с «Известиями» коломенский звонарь Валерий Борисов. — А один вообще «внук» Царь-колокола. Их делали на колокольно-литейном заводе Финляндского в Москве. Фестиваль проводится совместно с патриархией и по благословению митрополита Крутицкого и Коломенского Ювеналия. Поэтому и звоним в наши колокола.

Последние аккорды оркестр сыграл уже ближе к полуночи. Сцену и зрителей подсвечивали софиты. Меломаны хоть и продрогли, но артистов отблагодарили: на смену природному грому пришел гром аплодисментов.

Прямой эфир

Загрузка...