Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Забронировано: доедут ли немецкие танки до США
2019-07-04 22:42:59">
2019-07-04 22:42:59
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Последние два месяца из разных стран приходили новости, касающиеся бронетанковых войск. В Германии, Великобритании и Франции приняты решения, которые в ближайшие годы будут влиять на формирование рынка боевой техники во всем мире. «Известия» рассказывают о главных событиях.

Великобритания: меньше, лучше, быстрее

В конце мая Совет армии по инвестициям (Army Investment Board) одобрил модернизацию 148 из 227 британских танков, остальные машины будут отправлены на хранение или разобраны на запчасти. 13 июня Управление по конкуренции и рынкам Великобритании (UK Competition and Markets Authority) разрешило создание совместного предприятия Rheinmetall и BAE Systems, а 1 июля последовало официальное заявление о начале работы новой компании, которая будет заниматься производством боевых машин на платформе «Боксер» и, возможно, улучшениями «Челленджеров». Шансы на победу у рейнметалловского предложения по-прежнему высоки, однако окончательный вариант модернизации выберут не раньше 2021 года.

Бывший министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон в танке Challenger с британскими войсками при развертывании сил НАТО в Эстонии в рамках соблюдения обязательств по европейской безопасности, Эстония, 8 сентября 2017 года

Фото: Global Look Press via ZUMA Press/Andrew Parsons

С фактом появления «Чаллипарда» британская общественность уже кое-как смирилась, а вот сокращение парка активных танков снова вызвало дебаты и критику в прессе. Авторитетное издание The Times сообщило, что решение, принятое в целях сокращения расходов, «вызвало гнев у руководства оборонного ведомства», а у страны остается меньше танков, чем у Бирмы или Камбоджи. Подобный алармизм выглядит в 2019 году странновато, учитывая, что министерство обороны Великобритании высказывалось о намерениях сократить танковый парк на 33% еще в 2016 году. С точки зрения военных, поводов для паники вообще нет. Почему?

На это есть несколько причин. Во-первых, во времена холодной войны 3–4 бронетанковым дивизиям в составе BAOR (Британская армия на Рейне) предстояло сдерживать натиск вооруженных сил СССР и стран ОВД (Организации Варшавского договора). Боевые действия планировались в основном оборонительные, с опорой на хорошо развитую и относительно короткую логистическую сеть в Западной Европе. Похожих задач сейчас нет и не предвидится.

Во-вторых, Великобритания никогда не развертывала бронетанковые силы для боевых действий вне каких-либо коалиций. Не планируется делать это и сейчас.

В-третьих, в 1990-х англичане получили важный урок. Развертывание 220 танков для боевых действий в районе Персидского залива, за пределами привычных линий снабжения, потребовало полугодовой подготовки и крайнего напряжения сил. Кроме того, для поддержки бронетанковых сил в Заливе пришлось законсервировать большинство оставшихся «дома» машин.

И наконец, изменилась концепция применения сухопутных сил Великобритании. Сокращение танкового парка вполне укладывается в текущие задачи, стоящие перед армией, и более того — в концепцию создающихся «средних» страйк-бригад (STRIKE brigade). В рамках этой концепции «средние» бригады на «Боксерах» и «Аяксах» будут стремительно выдвигаться в район боевых действий и препятствовать быстрому продвижению противника до подхода «тяжелых» бронетанковых бригад. При этом появление «тяжелой» поддержки также не будет растягиваться на месяцы.

Танк Ajax

Фото: Forces Network/forces.net

Иначе говоря, британские военные считают, что лучше иметь 150 танков постоянной готовности, которые можно развернуть на любом удаленном театре военных действий в течение недель, чем тысячи боевых машин, из которых в бой пойдет пара сотен, да и те, скорее всего, опоздают.

Германия: виды на рынок США

10 июня представители BAE Systems сообщили о выходе компании из американского конкурса OMPV (US Army's Optionally Manned Fighting Vehicle), победитель которого получит 20-летний контракт на поставку армии США 3690 боевых машин на замену устаревающих БМП «Брэдли». Таким образом, у немецко-американского тандема «Рейнметалл–Райтеон» остался только один конкурент в лице компании GDLS (General Dynamcs Land Systems).

Событие по-своему знаковое, поскольку значительно повышает шансы немецкой БМП KF41 Lynx на победу за океаном. Почему? Первое значительное преимущество предложения от «Рейнметалл» заключается в том, что они предлагают не прототип или демонстратор, а готовый «зрелый» и испытанный продукт. Немецкая БМП даже продвигается со слоганом «Готовая платформа».

Немецкая БМП KF41 Lynx на международной выставке технологий защиты и безопасности IDET в Брно, Чехия, 29 мая 2019 года

Фото: Global Look Press/CTK Photo/Igor Zehl

Наличие готовой боевой машины — важный фактор в пользу KF41, поскольку министерство обороны США многократно говорило о необходимости получить новую платформу в предельно сжатые сроки. GDLS со своими «Грифонами», которые пока существуют исключительно в виде демонстрационных образцов, явно не успеет «довести до ума» даже БМП, не говоря уже о всей линейке боевых машин. К тому же производственные мощности General Dynamics будут заняты модернизацией танков «Абрамс» и колесных машин семейства «Страйкер».

Образцы боевых машин необходимо представить уже к 1 октября. После 120-дневных первичных испытаний будут объявлены компании-победители, которые должны будут произвести по 14 прототипов для дальнейших тестов в течение еще 15–18 месяцев. Начало серийного производства запланировано на 2023 год.

Конечно, нельзя исключать, что в дело вмешается политика и контракт всё же достанется «своим», то есть GDLS. Впрочем, «Рейнметалл–Райтеон» тоже не чужие, плюс у них имеется солидный козырь. В марте этого года представители обеих компаний встречались с американскими промышленниками с целью поиска партнеров и субподрядчиков. Символично, что встреча происходила в городе Трой, пригороде Детройта. Региону вполне могут пообещать «второе дыхание» в виде инвестиций и создания новых рабочих мест. Последний момент очень коррелирует с политикой президента США Дональда Трампа по сокращению безработицы и возвращению производств «домой».

В случае выбора KF41 патриотов американской оборонной промышленности могут успокоить каким-то исконно американским элементом. Таким образом, формально проект будет выглядеть «совместным», а армия получит надежную боевую платформу в приличные сроки. Можно даже предположить, что этим элементом станет 50-мм пушка XM913 Enhanced Bushmaster III, которой был вооружен танк-демонстратор «Грифон III» от GDLS. Что примечательно, в мае этого года один из топ-менеджеров «Рейнметалл» заявил об уверенности в том, что «в конечном итоге армия захочет интегрировать XM913».

Танк-демонстратор «Грифон III» от GDLS с 50-мм пушкой XM913 Enhanced Bushmaster III, представленный на ежегодной выставке Ассоциации Армии США (AUSA) в Вашингтоне, 8 октября 2018 года

Фото: Defpost/defpost.com

Если сделка состоится, то немцам достанется «большой куш» в размере примерно $42 млрд, что станет одним из крупнейших бюджетов на производство и поставку сухопутных вооружений за последние десятилетия. Впрочем, немецким оружейникам не придется скучать и на «домашнем» рынке. 27 июня бюджетный комитет бундестага выделил более €1 млрд на различные военные проекты — от существенной модернизации БМП «Пума» до спутниковой системы SARah.

Франция: они не пройдут!

Стали известны некоторые подробности о программе разработки боевой техники совместным франко-германским холдингом KNDS, объединившим немецкую компанию KMW и французскую Nexter Defence Sysems. 15 мая на слушаниях в Национальной ассамблее директор Nexter и сопредседатель KNDS Стефан Майер рассказал о четырех основных проектах, над которыми работает объединение.

Первый — это основной боевой танк EMBT, базирующийся на технологиях существующих танков «Леклерк» и «Леопард 2». Демонстратор был представлен публике в прошлом году во время выставки «Евросатори». По словам Майера, этот проект «не имеет такого размаха и амбиций, как MGCS» (о котором ниже), и планируется как временное решение до появления танка нового поколения в 2030-х.

Танк EMBT на выставке Eurosatory, Париж, 11 июня 2018 года

Фото: twitter.com/defense_news

Кроме того, EMBT позволит «обкатать» некоторые технологии и отладить взаимодействие команд производства и разработки двух стран. Не исключает Майер и возможности продаж, по его словам танком уже заинтересовались «многие страны, особенно из Восточной Европы».

Второй — это проект новой самоходной артиллерийской установки. Подход к разработке будет схожим с EMBT, то есть в основе новой САУ будут технологии существующих французских и немецких самоходок. По словам Майера, «наши текущие продукты, в чем-то дополняющие друг друга, в чем-то различающиеся, могут породить новую боевую машину и новый сегмент на рынке, отличный от тех, где мы уже присутствуем». Что ж, «Чаллипард» мы уже видели, «Леоклерк» тоже. Возможно пришло время увидеть гибрид САУ CAESAR и Pzh 2000.

Третий — это MGCS, или Main Ground Combat System — программа создания основного танка нового поколения, часто называемого в прессе потенциальным конкурентом российского танка Т-14 «Армата». Это основной долгосрочный проект, результатом которого должна стать не одна конкретная машина, а боевая платформа и, соответственно, семейство на ее базе. Первая исследовательская фаза проекта начинается в этом году.

И наконец, четвертый проект будет касаться совместной разработки и технологической адаптации боеприпасов.

Кроме того, появилось официальное мнение по вопросу покупки компанией «Рейнметалл» компании KMW (основного немецкого производителя танков) или ее доли.

Французская сторона, обеспокоенная возможным увеличением немецкой доли в программе, «уперлась» на сохранении текущих пропорций участия сторон. В начале мая в ход пошла «тяжелая артиллерия» — министр вооруженных сил Франции Флоренс Парли заявила, что «KNDS — это компания, 50% которой контролирует французская сторона и 50% — немецкая, и такое разделение останется».

Стоит заметить, что в настоящее время участники программы прорабатывают два ключевых момента: распределение заказов между производствами двух стран и экспорт будущей боевой машины. Очевидно, что французской стороне не хотелось остаться в невыгодном положении при принятии стратегических решений и дележе прибыли, которая в случае успеха будет немалой. В марте этого года один из топ-менеджеров компании «Рейнметалл», Армин Паппергер, оценил экспортный потенциал программы MGCS в €100 млрд.

Исход программы, конечно, не очевиден — до 2030-го многое может измениться. С этой точки зрения позиция французов выглядит борьбой за шкуру неубитого медведя. С другой стороны, €100 млрд — это результат, за который стоит побороться.

В целом можно констатировать, что после нескольких лет неопределенности основные армии Запада определились с пожеланиями к большинству новых наземных боевых систем. В сочетании с уже имеющимися проектами и серийной техникой в авиационной сфере это позволяет говорить о наступлении нового витка переоснащения армий НАТО, который неизбежно повлечет за собой и коренные изменения в тактике боевых действий. Но это — тема для отдельного разговора.

Загрузка...