Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Немецкая машина: как Германия меняет мировой рынок вооружений
2018-12-17 18:04:04">
2018-12-17 18:04:04
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

2018 год стал для немецких оружейников на редкость удачным, а прогнозы на будущее настолько радужные, что традиционно сдержанные итоговые отчеты «Рейнметалл» призывают готовиться к «лучшему году в истории компании». Прогнозы касаются и экспортной составляющей, и непосредственно развития сухопутных сил ФРГ. В перспективах немецкой оборонной промышленности и бронетанковых сил разбирались «Известия». 

Помимо того, что Германия является самой крупной и одной из самых стабильных экономик Европейского союза, страна является еще и одним из крупнейших мировых производителей и экспортеров современных вооружений. Примечательно, что за период с середины 1980-х по 2017-й Германия прошла значительный путь, «подвинула» Великобританию и сейчас занимает четвертое место в списке крупнейших экспортеров оружия, опережая даже Китай. По итогам 2018-го есть все шансы если не опередить, то сравняться с Францией.

Лучший и еще лучше

Для немецких (да и европейских) компаний, работающих в области вооружений для сухопутных войск, год был прекрасным. Заканчивается он на мажорной ноте, с ростом продаж, прибыли и многообещающими заделами на будущее. Если говорить о конкретных цифрах, то предварительные данные «Рейнметалл Груп» показывают рост продаж в 2018-м на 6–7%, а рост портфеля заказов — аж на 72%. Согласитесь, существенно.

Такой бум вызван двумя основными факторами. Первый — это последствия событий 2014 года, вызвавшие сначала заметное оживление военных НАТО, а затем и мирового рынка вооружений. К настоящему моменту накопленный рынком потенциал наконец начал конвертироваться в реальные контракты.

Второй — это активная и даже несколько агрессивная политика президента США Дональда Трампа в отношении увеличения военных расходов европейскими государствами — членами Североатлантического блока.

Сами рейнметалловцы изобразили ситуацию так, назвав ее «суперциклом».

Международный оборонный рынок в начале «суперцикла»

Международный оборонный рынок в начале «суперцикла»

Фото: Rheinmetall Group

Объем мирового рынка вооружений начал расти, и прогнозы сходятся в том, что рост продолжится. Кроме того, заметно оживился оружейный рынок стран Европейского союза, особенно в бывших странах ОВД с их обширными, но устаревающими парками бронетехники.

Для стран ЕС оценка потребности в новой боевой технике такова: более 600 гусеничных машин и более 900 колесных, считая и «Фухсы», и «Боксеры».

Бронетранспортер TPz 1 «Фухс» (Fuchs, «Лиса») с колёсной формулой 6х6

Бронетранспортер TPz 1 «Фухс» (Fuchs, «Лиса») с колесной формулой 6х6

Фото: flickr.com

В «копилку» новых стран — пользователей немецкой техники уже добавились или с высокой вероятностью добавятся Великобритания, Словения, Литва и Чехия. Как перспективные направления рассматриваются Румыния, Болгария, Венгрия и Польша.

В частности, тендер по замене парка чешских БМП-2 в случае успеха может принести контракт на $2 млрд за 210 боевых машин, а также опцион еще на 123 машины, где доля «Рейнметалл» составит €1 млрд. Немецкие оружейники предлагают на конкурс сразу два варианта — БМП «Линкс» и «Пума».

Нельзя не упомянуть и участие немецких компаний в программе модернизации ОБТ «Челленджер 2» и производства БТР «Боксер» для армии Великобритании. Модернизация танкового парка по программе LEP оценивается примерно в €800 млн, контракт на «как минимум» 500 «Боксеров» — еще в €2 млрд, плюс, по мнению представителей немецкого концерна «Рейнметалл», «есть высокая вероятность дальнейших контрактов и значительный экспортный потенциал».

Помимо значительного роста активности на европейском рынке из значимых событий стоит отметить «большой пакет» контрактов с Австралией. В рамках программы Land 121 будет полностью обновлен парк наземной техники — от полноприводных автомобилей и грузовиков до БТР и БМП. На данный момент уже поставлены Mercedes-Benz G-Wagons, заключены и выполняются контракты на поставку бронированных и не бронированных грузовых автомобилей (€2,4 млрд), БТР «Боксер» (€2,1 млрд) и боеприпасов примерно на €65 млн. Кроме того, немецкие компании принимают участие в конкурсе на замену устаревших БМП со своей БМП «Линкс», который может принести еще 4–5 млрд. Ожидаемый объем составляет 467 боевых машин. Учитывая, что австралийские военные во всех прочих случаях уже «выбрали немецкое», шансы на победу очень даже велики.

Новые тягачи Elefant 2 для бундесвера, контракт оценивается в 122 млн. евро

Новые тягачи Elefant 2 для бундесвера, контракт оценивается в €122 млн

Фото: Rheinmetall Group

Неудивительно, что с 1990 года (тогда рынок ФРГ был для немецкой оборонки основным и занимал долю примерно в 75%) Австралия уверенно вышла на третье место по объему заказов, уступая только внутреннему оборонзаказу Германии и поставкам в страны ЕС (первое и второе место соответственно). 

Что касается остальных — Азия хоть и не пропала из долгосрочного планирования, но теперь она скорее второстепенный рынок. Немцы планируют там в основном поддерживающие действия и «участие в росте рынка» (Сингапур и Индонезия планируют увеличение расходов на оборону), а именно модернизацию уже проданных боевых машин, консультации и обучение. Главным образом это вызвано тем, что рынки наиболее платежеспособных стран (например, Сингапура или Индонезии) уже насыщены либо клиенты получили необходимую помощь технологиями и начали производить собственные боевые машины (Япония, Южная Корея).

В то же время планируется расширение на рынок США и захват там своей доли. В качестве ключевых проектов рассматривается участие в конкурсе NGCV (Next Generation Combat Vehicle), производство боеприпасов среднего калибра, систем управления огнем и лазерного наведения, а также производство комплексов активной защиты. Примечательно, что по последнему пункту рынок уже осваивается израильтянами, с которыми придется конкурировать.

В отношении KMW (Krauss Maffei Wegmann, основной производитель «Леопарда») стоит отметить объединение с Nexter для работы над программой MGCS (Main Ground Combat System), о чем объявили в официальных пресс-релизах 20 июня 2018 года. О результатах пока говорить рано, но вполне очень вероятно, что на выставке «Евросатори-2019» представят концепты европейского танка будущего.

Малая беспилотная платформа MMUGV (Multimission Unmanned Ground Vehicle), пока в транспортно-логистическом варианте

Малая беспилотная платформа MMUGV (Multimission Unmanned Ground Vehicle), пока в транспортно-логистическом варианте

Фото: Rheinmetall Group

26 ноября представители «Рейнметалл» подтвердили, что специалисты изучают возможность приобретения доли у ближайших конкурентов — франко-германского холдинга KNDS, объединения «Краус-Маффей Вегманн» и «Некстер».

И завершающим год положительным событием для германской оборонки может стать заявление о возвращении основных боевых танков армии Нидерландов. Планы приобретения боевых машин были включены в «национальный план», который уже отправлен на утверждение парламента.

Более точные данные и суммы, выделяемые на новые вооружения, будут озвучены весной 2019 года. Однако нет оснований полагать, что Нидерланды, долгое время использовавшие немецкие ОБТ «Леопард 2», выберут какую-то другую боевую машину. Тем более что на данный момент в ЕС немецкие танки по соотношению цена–качество—скорость поставки являются практически безальтернативным вариантом.

Внутренний рынок и его обитатели

На фоне увеличения военных расходов в ЕС и мире растет и оборонный бюджет ФРГ.

Немцы оценивают потребности своей армии в 700–800 «Боксеров», не считая других типов колесной бронетехники, и примерно в 250 новых гусеничных боевых машин. Также планируется развернуть еще один танковый батальон, при этом заявленное ранее количество основных боевых танков (328 единиц) пока не изменилось.

Идет модернизация уже произведенной техники: «Боксеры» улучшаются до стандарта А1, БМП «Пума» — до S1.

Помимо, собственно, бронетехники планируется масштабное обновление парка грузовых и вспомогательных машин.

Символическая передача ключа, Мюнхен, 30 октября 2018 года. Новые многофункциональные грузовики Rheinmetall – MAN заменят устаревшие машины

Символическая передача ключа, Мюнхен, 30 октября 2018 года. Новые многофункциональные грузовики Rheinmetall–MAN заменят устаревшие машины

Фото: Rheinmetall Group

Порядок приводимых цифр часто вызывает иронические замечания, поэтому есть необходимость в следующей ремарке.

Активное производство новой боевой техники, включая ОБТ «Леопард 2», пришлось на конец 1980-х — начало 1990-х годов. В то время промышленный потенциал и объем экономики были ниже, чем сейчас. К тому же в 1990-м началось объединение Германии, на которое ушло, по словам бывшего федерального министра финансов Пеера Штайнбрюка, до €2 трлн.

К 2018 году промышленный потенциал вырос, а экономика стала мощнее и стабильнее. По оценке специалистов, при необходимости можно запустить конвейеры и за 3–5 лет вернуть бундесвер к состоянию времен холодной войны, а то и больше.

И, если тогда экономика одной ФРГ покряхтела, но справилась, нет причин полагать, что нынешняя экономика «не потянет» куда менее значительную нагрузку.

Промышленники будут счастливы, глаз милитариста порадуют бесконечные шеренги боевой техники. Но у парламентариев, профессиональных военных и даже простых обывателей такие пожелания вызовут недоуменный и неизбежный вопрос: «Зачем?».

Во-первых, и в старой «Белой книге» от 2006 года, и в новой ее редакции, опубликованной в 2016 году, главными угрозами назывались международный терроризм, распространение оружия, безопасность логистики. Очевидно, что для парирования такого рода угроз не требуются десятки «панцердивизий».

Справка «Известий»

Das Weißbuch, «Белая книга», — базовый документ, который готовит министерство обороны и принимает федеральное правительство Германии. Документ описывает основные аспекты оборонной политики государства, состояние армии, союзников, основные угрозы и служит руководством по политике безопасности в течение нескольких лет.

 

Также в документе есть упоминание, что Германия «должна взять на себя больше ответственности в области сохранения мира и международной безопасности», однако авторы подчеркивают, что подобная деятельность будет оборонительной, вестись в рамках НАТО и миссии Североатлантического альянса не будут иметь большего приоритета по отношению к другим миссиям бундесвера.

Во-вторых, на данный момент у немцев есть всё, что боялись себе представить самые смелые и амбициозные политики XIX–XX веков, а именно любимая производственная площадка с относительно дешевой (при этом квалифицированной, белой и христианской) рабочей силой в виде стран Восточной Европы, две «дачи у моря» в виде Греции и Испании и практически неограниченный доступ к рынкам на всех континентах. Ну а на немецкую продукцию уже скоро полтора века как есть стабильный спрос.

Объективно, при таких условиях очень сложно представить себе сценарий, в котором Германия решилась бы на масштабные и агрессивные силовые действия, где понадобилась бы большая, по современным меркам, сухопутная армия.

Планы на будущее

Сейчас активно ведутся работы по автоматизированным логистическим и боевым платформам. Например, испытываются полностью или частично автоматизированные (беспилотные) грузовики с функциями «ведущий–ведомый», а также малая беспилотная платформа MMUGV (Multimission Unmanned Ground Vehicle).

На начало 2020-х запланирована модернизация БМП «Пума» до модификации А1.

К 2030-м немецкие военные планируют получить полностью автономный грузовик, а в ближайшей перспективе можно ожидать испытаний вооруженной платформы MMUGV, роботизированной авиадесантируемой машины «Визель» и БМП «Линкс».

В качестве приоритетных программ также рассматриваются системы ближней противовоздушной обороны (NNBS), работа над системами «солдата будущего» (Gladius) и целого «куста» программ, касающихся связи, систем управления и ситуационной осведомленности для т.н. сетецентрических войн.

БМП KF41 Lynx отправляется в Австралию на выставку

БМП KF41 Lynx отправляется в Австралию на выставку

Фото: twitter.com/GrantTurnbull

Продолжается работа и над «танком будущего» по программе MGCS (Main Ground Combat System). На данный момент проект в стадии разработки концептов будущей платформы (всего их запланировано четыре). Производство обещают начать к 2033–2035 годам.

Параллельно с этой разработкой продолжится модернизация текущего парка основных боевых танков «Леопард 2А6» до стандарта А7 с потенциалом для дальнейшего «апгрейда» до 2А8. Учитывая, что масштабных боевых действий не планируется, а вот замена, по крайней мере части, танкового парка вполне вероятна — понятно и желание руководства бундесвера не торопиться.

В целом будущее немецкой оборонки выглядит достаточно хорошо. Нельзя отрицать, что в области сухопутных вооружений немцы угадали сразу несколько тенденций, за счет чего получили огромное преимущество.

Начав раньше, они уже могут предложить рынку реальные продукты. Возможно, отечественный «Бумеранг» будет не хуже, а может, даже и лучше «Боксера». Но «Бумеранг» еще на испытаниях, а «Боксер» — вот он, приходи и покупай.

В части «пойманных тенденций» можно упомянуть переход от массовой и дешевой бронетехники времен холодной войны к дорогим, но комфортным и хорошо защищенным боевым машинам, а также фокус на развитых системах управления, ситуационной осведомленности и защищенной связи, модульности, и развитии взаимодействия человека и машины.

БМП «Линкс» и БТР «Боксер» на выставке Land Forces 2018, Аделаида, Австралия

БМП «Линкс» и БТР «Боксер» на выставке Land Forces 2018, Аделаида, Австралия

Фото: twitter.com/LandForces2018

К тому же практика показала несостоятельность критики в духе «всё немецкое — громоздкое, тяжелое и дорогое». Практика показала, что кто бы в наше время ни начинал разработки БТР, БМП или другой техники, отвечающей современным требованиям, у них всё равно получается нечто «боксероподобное» и стоит это дорого, как и любое современное вооружение.

И потом, нельзя объяснить, что немецкое вооружение покупают и ценят во всем мире исключительно из-за «воли Вашингтона» или потому что нет альтернативы. Репутация есть репутация, и она заслужена.

Загрузка...