Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Стоит особняком: как спасают забытую дачу Рябушинских
2019-06-11 15:11:22">
2019-06-11 15:11:22
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

«Долгое время Вышний Волочёк все знали прежде всего как неудобный поворот на Ленинградке, из-за которого всегда стояла пробка. Мы хотим, чтобы люди поняли, что за этим есть намного, намного больше», — рассказывает Денис Ивлев, председатель местного краеведческого общества и владелец, точнее, долгосрочный арендатор забытого особняка купцов Рябушинских.

Чуть больше года назад затерянный за городом дом-призрак, в котором от первых хозяев сохранились старинные изразцы, замысловатые витражи в стиле модерн, наборный паркет и даже ванная, местные власти собрались сносить за ветхостью. Денис вместе с другими краеведами и градозащитниками за него вступился. Дом удалось отстоять, и, за неимением других желающих, особняк отдали им.

Арендаторы открыли его для местных жителей, многие из которых роскошных интерьеров никогда не видели, планируют создать здесь музей предпринимательства и размещают уже вторую резиденцию для художников — всё это они делают собственными силами. Если судьба здания сложится удачно, это может стать обнадеживающим примером для тысяч других погибающих усадеб и особняков по всей России, на восстановление которых чаще всего не находится ни средств в местных бюджетах, ни интереса у инвесторов.

Корреспондент «Известий» съездил в Вышний Волочёк, чтобы посмотреть, чем сегодня живет старинная дача, и попытаться понять, можно ли спасти историческое наследие силами энтузиастов.

Дом на болотах

Первое, что видишь, когда входишь внутрь, — клубящуюся под высокими лепными потолками паутину, а под ней — украшающие дверные проемы изящные витражи в стиле модерн. История здесь в буквальном смысле была законсервирована. Сохранилось всё: и камины с яркими изразцами, и купеческая ванная в выложенной светлой плиткой нише, и тяжелые резные межкомнатые двери, и даже — кое-где — старинная же резная мебель.

 особняк купцов Рябушинских
Фото: Евгений Багдасаров

Всё можно трогать. Открываешь тяжелый ящик темного комода — и видишь в нем советский ситец, чье-то кружево и заботливо уложенный поверх коробок спичек, еще, кажется, прошлого века. Не нарушать уникальную историческую экосистему особняка, в котором разные периоды в буквальном смысле наслаивались друг на друга полотнами обоев, вкраплениями мебели и техники, — принципиальная позиция новых владельцев.

Автор цитаты

Говорят, не выбросили ничего, кроме совсем уж очевидного хлама, поэтому по соседству с изразцовыми каминами и диванами 1920-х и 1930-х теперь можно найти коллекцию старых телевизоров, набор посуды с клеймами и череду алюминиевых кастрюлек.

Несмотря на удивительную сохранность, дом после революции существовал отнюдь не в вакууме. Сначала сюда въехал клуб, а после войны двухэтажный особняк разделили условными перегородками: получилось 11 квартир. Жили в них в том числе рабочие местной ткацкой фабрики, которую когда-то возглавлял владелец дома, Сергей Павлович Рябушинский.

 особняк купцов Рябушинских
Фото: Евгений Багдасаров

Сам особняк, если ехать к нему из города, стоит скорее на рабочей окраине. Добираться придется по ухабистой проселочной дороге, петляющей сквозь кустарник и пустыри вдоль безликого глухого фабричного забора. Правда, на подъезде мелькают краснокирпичные дома старого фабричного квартала — выстроенные еще при Рябушинских корпуса, рабочие общежития и административные здания здесь сохранились и используются до сих пор. Но саму дачу, стоящую на отшибе, окружает только сосновый лес, болото (отдаленное напоминание об утраченном каскаде прудов) и привычные скворечники деревянных домов при местных огородах.

Именно это удаленное местоположение, уверен Денис Ивлев, председатель Вышневолоцкого краеведческого общества и член областного совета Всероссийского общества охраны памятников и культуры (ВООПиК), особняк спасло. Долгое время дом, стоящий «где-то на болотах», был просто никому не нужен, как и земля под ним. Поэтому про него не вспоминали.

Провал в истории

Зимой прошлого года вдруг стало известно, что ветхий деревянный особняк расселяют и вот-вот снесут: решение о сносе к тому моменту якобы уже было принято. Охранного статуса, который мог бы ее защитить, у дачи, архитектором которой предположительно мог быть сам Шехтель, просто не было. Как не было у местных властей и средств на ее восстановление. Но вмешались краеведы и любители архитектуры, и — редкий случай — их довод услышали.

 особняк купцов Рябушинских
Фото: Евгения Приемская

Уже в конце зимы в управлении по государственной охране объектов культурного наследия сообщили, что дом включен в список объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия, а в администрации Вышнего Волочка — о том, что работы по сносу дома были отложены. В марте дом взял под свою защиту губернатор Тверской области Игорь Руденя. Он призвал сохранить «уникальный объект деревянного зодчества», предложив отдать его под музей или «что-то еще, привлекательное для туристов».

Однако откуда брать средства на дорогостоящую реставрацию или хотя бы ремонт дома, в котором уже начали проваливаться полы, было по-прежнему неясно. Скорее всего, не было и желающих принимать ответственность. Это, возможно, было к лучшему, потому что к лету прошлого года дачу передали в долгосрочную аренду краеведам, которые ратовали за ее спасение.

особняк купцов Рябушинских
Фото: Евгений Багдасаров

Вступив во владение особняком, Денис вместе с коллегами взялись за его восстановление. Так к наследию дореволюционной и советской эпох добавился новый культурный слой — теперь в доме повсюду расставлены строительные материалы, стремянки, банки с краской.

Дом встречает нас молчанием. Остановившись на крыльце, Денис копается в карманах, достает самую что ни на есть обыкновенную связку ключей и по-хозяйски распахивает двери. Внутри, в углу светлой, несмотря на висящие кое-где лохмотьями обои и строительную пыль, гостиной за верстаком стоит молчаливый человек. Нас он замечает не сразу, а заметив, невозмутимо здоровается, перебрасывается парой слов с Денисом и возвращается к работе.

Сейчас здесь перекладывают наборный паркет Рябушинских, который пострадал от времени и от поставленной жильцами в центре комнаты большой печи. Она, в отличие от небольших каминов, не выдержала испытание историей и провалилась в подпол, оставив посередине комнаты дыру.

Для смелых и выносливых

После того как дом перешел к новым владельцам, одними из первых в него въехали художники. Арт-резиденцию организовали выпускники столичных «Свободных мастерских» при Московском музее современного искусства. Они привезли в Вышний Волочёк молодых художников, те провели в доме десять дней, а созданные работы показали в Москве и Волочке.

В этом году резиденцию проведут уже во второй раз — в конце мая был завершен прием работ, в начале лета — объявлен окончательный список участников. В Тверскую область отобранные художники приедут 5 июля.

Татьяна Корчагина, одна из организаторов резиденции, живет в Москве. По первой профессии она фотограф и современным искусством начала заниматься относительно недавно. Собственно, этот проект во многом стал для нее дебютом.

особняк купцов Рябушинских
Фото: Евгения Приемская

Зато как фотограф она и раньше часто ездила под Волочёк, где несколько лет назад познакомилась с Денисом. Они периодически пытались придумать какой-нибудь совместный проект, но как-то, признает Татьяна, «всё не складывалось».

— В прошлом году я приехала, мы обсуждали какую-то очередную идею, и вдруг я узнаю, что у него есть вот такой дом, с которым непонятно, что делать. Мы с Настей Жегал (второй организатор арт-резиденции. — «Известия») в это время как раз закончили «Свободные мастерские» и думали, что где-то надо сделать выставку для молодых художников, которым в Москве сложно выставиться. И всё наконец сложилось, — объясняет она.

При этом, признает Татьяна, сам Денис к идее относился осторожно.

— До этого он, в общем-то, не имел отношения к современному искусству, идея для него была неожиданной. Но он согласился, потому что знал меня и хотел оживить дом, — говорит она.

Жить приходилось в спартанских условиях. Рухлядь и мусор в доме, какое-то время успевшем простоять заброшенным, они разбирали собственными руками вместе с волонтерами. Воды в нем нет — прошлым летом ее возили от колонки на машине, потом автомобиль сломался. Спасло ситуацию только то, что машина была у кого-то из художников. Так что рассчитана резиденция в первую очередь на сильных духом.

— Рябушинские были небедные люди, у них были ванная и водопровод, у них всё было хорошо. Даже у пролетариев был водопровод, а у нас не было в начале XXI века, — смеется Татьяна.

особняк купцов Рябушинских
Фото: Евгений Багдасаров

Организаторы, как и их помощники, работают на добровольных началах — найти спонсоров для резиденции пока не получается. В прошлом году строительными материалами и финансами немного помогли местные фирмы, которые привел тот же Денис, других источников финансирования не было. Поэтому участникам резиденции даже не оплачивают транспорт. Тех, у кого нет своих машин, организаторы возят сами.

Еще тем летом, признает Татьяна, они попробовали договориться с местной администрацией, но, после того как в разговоре проскользнуло слово «безопасность», просто испугались, что их из дома выгонят — все-таки особняк находился в аварийном состоянии. В этом году, когда на подготовку было больше времени, представителей администрации планируют как минимум пригласить на открытие резиденции.

«Всю жизнь живем и не видели»

Готовность к взаимодействию с местными жителями и вообще ориентированность на среду города и дома, работу с историческим наследием — важный фактор при выборе проектов для участия в резиденции. Тема этого года так и была заявлена: «Артефакты».

Жителям даже предложили присылать интересные городские объекты, о которых художники могли бы рассказать, только откликов на это предложение не поступило. Но организаторы не теряют надежды наладить связь. «Может быть, мы не те каналы используем или они о нас мало знают», — рассуждает Татьяна.

Зато на выставку итоговых работ художников, как и на мероприятия, которые участники проводили для жителей Волочка в самом особняке и в местной библиотеке во время прошлой резиденции, люди шли. Пусть немного, но, по словам организаторов, больше, чем они рассчитывали.

Правда, предполагает Татьяна, тут сработали сразу два фактора. Кому-то действительно было интересно посмотреть, что происходит. Но многие приходили прежде всего потому, что это был шанс увидеть особняк.

особняк купцов Рябушинских
Фото: Евгения Приемская

Дом стоит недалеко от рабочего поселка, у самых огородов. В нем годами жили люди. Но доступа к нему у местных жителей до сих пор не было. Пока мы с Денисом осматриваем особняк, на крыльце появляется группа пожилых дам в цветастых ситцевых платьях и шлепанцах на босу ногу. Они с опаской заглядывают в комнаты и, заметив нас, вежливо спрашивают — можно ли? Услышав положительный ответ, женщины торопливо втягиваются внутрь, словно боясь, что новые владельцы передумают.

— Хоть бы посмотреть одним глазком, — взволнованно переговариваются они, торопясь успеть зайти в дальние помещения.

— Вы местные? — на всякий случай уточняю я.

— Местные, местные, да вот живем тут и не видели. Квартиры ведь были, всё закрыто, — щебечут дамы.

— Мы всех пускаем, если люди приходят, не отказываем никому. Но люди видят закрытые двери и боятся попросить, — спешит объяснить Денис и лично уходит проводить экскурсию.

Дамы переговариваются, вспоминая соседей, кто-то говорит об инкубаторе и по-детски радуется, когда Денис отвечает — да, правильно, в подвале была инкубационная станция. Кто-то, со слов одного из бывших жильцов дома, вспоминает и про зимний сад. Но от оранжереи, как и от печи в гостиной, остался только зияющий провал за дверью в хозяйском кабинете.

Ручная работа

Пример дачи Рябушинских интересен именно тем, что здесь с подачи местных краеведов могут счастливо сойтись четыре ключевых фактора, необходимых для восстановления и сохранения исторического здания, уверен Вадим Разумов, автор блога «Летопись русской усадьбы» и создатель туристического проекта «Усадебный экспресс».

Автор цитаты

— Существует суровая реальность жизни, которая доказала, что объекты культурного наследия, в частности усадьбы, имеют шанс на будущее при соблюдении как минимум четырех основных условий. К ним относятся наличие добросовестного собственника, поддержка энтузиастов, финансовое обеспечение и профессионализм реставраторов, — объясняет он в разговоре с «Известиями».

Если вокруг особняка или усадьбы сформировался круг увлеченных краеведов, любителей архитектуры и реставраторов, но его судьба безразлична собственнику или инвесторам, скорее всего, оно обречено. Если же собственник будет активно проводить работы, не привлекая специалистов-реставраторов, восстановить здание, скорее всего, получится, но оно не «заживет», превратившись в бездушный новодел. Такой сценарий даче Рябушинских сейчас не грозит.

— Собственник у здания есть; команда, которая спасла ее от гибели, смотрит в будущее с энтузиазмом; а руководство региона обещает помочь с деньгами и полноценной научной реставрацией объекта, — рассуждает Вадим Разумов.

Но пока восстановление краеведы проводят собственными силами. У самой входной двери за стеклом висит лист А4 со списком самых необходимых работ в усадьбе: от восстановления проводки до ремонта кровли. Там же есть реквизиты Вышневолоцкого краеведческого общества, на счет которого желающие помочь могут перевести деньги (для этого при переводе надо поставить пометку «Рябушинский») и личный телефон Дениса. По этому номеру в том числе можно позвонить, чтобы договориться об экскурсии (хотя сделать это, конечно, лучше загодя — например, связавшись с Денисом в социальных сетях). Правда, если повезет и во время вашего визита дверь окажется открыта, скорее всего, вас тоже пустят внутрь.

Спрашиваю, сколько времени, по их мнению, уйдет на восстановительные работы, и Денис, переглянувшись с коллегой, который в этот момент работает за станком, улыбаются.

— Дом нам в аренду дали на 50 лет. Вот 50 лет, видимо, и будем заниматься, — говорит Денис.

особняк купцов Рябушинских
Фото: Евгений Багдасаров

Полную реставрацию дома проводить они и не планируют — на это потребуется несколько миллионов рублей. Таких средств у краеведческого общества нет, и преследовать несбыточные цели Денис не собирается. Пока в планах — подлатать дом, чтобы сделать его безопасным для людей и остановить (или как минимум замедлить) разрушение.

Например, отремонтировать провалившиеся кое-где полы, восстановить печи, починить водопровод, заменить проводку и установить противопожарную сигнализацию. Вмешиваться в историческую многослойность его интерьеров Денис не собирается, наоборот, атмосфера здания-призрака, которое видело и Рябушинских, и советский клуб, и коммуналки и в котором можно всё потрогать, скорее всего, сохранится.

Если всё получится, дом превратится в своеобразное лофт-пространство, в котором можно будет проводить выставки, лекции или кинопоказы. Татьяна Корчагина убеждена, что особняк и разместившаяся в нем резиденция (часть объектов, созданных художниками в прошлом году, вывезти так и не смогли, и их можно увидеть до сих пор) может дать толчок для развития в Вышнем Волочке арт-туризма.

особняк купцов Рябушинских

Особняк стоит на отшибе и добираться сюда лучше на автомобиле. Корреспонденты «Известий» ехали на Mitsubishi Pajero Sport

Фото: Евгений Багдасаров

Еще здесь собираются устроить музей предпринимательства и отдельно — небольшую экспозицию, посвященную купцам-старообрядцам (к старообрядцам принадлежали и сами Рябушинские). Артефакты для этой экспозиции — например, тяжелые каменные кресты — уже начали свозить со всей округи. Услышав про музей предпринимательства, спрашиваю, не интересует ли проект кого-то из бизнесменов, есть ли вообще они в Твери. Есть ли вообще здесь люди, готовые вложиться в возрождение особняка.

— Такие бизнесмены, может быть, и есть, но я их не встречал, — невесело улыбается хозяин.

Загрузка...