Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Никита Сергеевич Хрущев — русский во всех коленах»
2019-04-11 14:15:50">
2019-04-11 14:15:50
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Памятник Никите Хрущеву на Новодевичьем кладбище двухцветный. Одну половину скульптор Эрнст Неизвестный изваял из белого мрамора, другую — из черного. Свет и тень уживались в Никите Сергеевиче на равных основаниях. Сегодня фигура Хрущева (15 апреля — 125 лет со дня его рождения) воспринимается столь же неоднозначно. Именно поэтому так ценны воспоминания, способные пролить на нее дополнительный свет.

Беседа дочери Никиты Сергеевича Рады Аджубей (Хрущевой) и ведущего исторического клуба «Известий» Станислава Сергеева состоялась в 2014 году, за два года до ее смерти, в разгар киевского майдана, но тогда Рада Никитична попросила ее не публиковать — во избежание ненужных эмоций...

Дочь Никиты Сергеевича Хрущева - Рада Аджубей

Дочь Никиты Сергеевича Хрущева Рада Аджубей

Фото: ТАСС/Борис Кавашкин

— Рада Никитична, мне представляется, что телевизионная картинка украинского майдана, не сходящая с экрана в течение последних месяцев, не может оставить вас равнодушной: ведь Киев — фактически ваш родной город. Предлагаю начать наш разговор с виртуальной прогулки по Киеву ваших детства и юности. Ваш дом, квартал, школа, улица Грушевского, которая сейчас у всех на слуху…

— Да, тяжело смотреть на эти картинки. Стоит обозначить дату нашего разговора — 30 января 2014 года. Это для точки отсчета того, что творится там сегодня. Никто не знает, что будет завтра. Но у каждого человека есть своя личная точка отсчета — его рождение и детство.

Киев и Украина вообще мне очень близки, поскольку я наполовину украинка. Мой отец, Никита Сергеевич Хрущев, — русский во всех коленах. А мама моя, Нина Петровна Кухарчук, — чистокровная украинка, родом из Холмской губернии царства Польского, входившего в пору ее юности в Российскую империю.

— Я посмотрел — Грушевский, чьим именем названа известная теперь всем улица, родом как раз из города Холм.

— Да? Я не знала, хотя имя это мне знакомо. Михаил Грушевский — крупный ученый-историк и политический деятель, некоторое время был председателем Центральной рады Украинской Народной Республики при гетмане Скоропадском, позже жил и в Москве, состоял в советской Академии наук…

Я помню эту улицу совсем другой. А если по порядку, то должна сказать, что я родилась в Киеве в 1929 году. Давненько… Так что жизнь прожита большая, длинная, и много всякого в ней случилось. И на то, что там происходит сегодня, я смотрю как-то со страхом. Называют происходящее по-разному: революция, государственный переворот, бунт, контрреволюция. Я всё это понять пока что не очень-то могу…

— И поэтому давайте лучше вернемся в ваш Киев.

— Я поначалу провела в нем лишь неполный первый год жизни. Мой отец был в то время достаточно видным партийным работником в Киевском обкоме (но не больше). Он очень хотел учиться и выпросил, поскольку поджимал возрастной ценз, чтобы его послали в Москву в промышленную академию.

Семейное фото Никиты Сергеевича Хрущева

Семейное фото Никиты Сергеевича Хрущева (слева направо): дочь Елена, сын Сергей, жена Сергея, дочь Рада, жена Нина Петровна, зять А.И. Аджубей. 1963 год

Фото: РИА Новости/Василий Малышев

Семья, довольно большая, переехала за ним в Москву. У Никиты Сергеевича тогда было на руках еще двое детей от первого брака — мои старшие сестра и брат Юля и Леонид (первая его жена Фрося умерла от тифа в 1919 году). Всю нашу семью поселили тогда в общежитии промакадемии, где-то в районе Маросейки. Отцу выделили в общежитии две комнаты, причем в разных концах коридора. В одной жили они с мамой, в другой — дети. Так что мама всё время ко мне бегала, и, как она потом рассказывала, было это и смешно, и драматично.

Комната оказалась зараженной клопами, и мама поставила под ножки кровати миски с водой, чтобы они не могли забраться на кровать. Тогда они поднимались на потолок и падали оттуда вниз.

Таким было мое первое, через маму, впечатление о Москве. Дальше практически вся моя жизнь, с перерывами, здесь и прошла. И теперь я часто задумываюсь вот над чем: откуда у современных молодых людей, да и не только молодых, при тех возможностях, которые, конечно, существуют сегодня, берется желание ощущать себя, так сказать, гражданами мира и чувствовать себя в этом глобальном мире, достижимом в любом его конце, везде и всюду, в общем-то, «человеками» без родины. Я думаю, это неправильно.

— Когда вы вернулись на Украину?

— В 1944 году, когда Киев был освобожден от немцев. Три старших, основополагающих класса оканчивала в местной русской школе и тогда основательно выучила украинский язык. Это была моя третья встреча с Киевом. А вторая произошла за несколько лет до войны, так что начальную школу я прошла тоже в Киеве, когда только начала узнавать язык и литературу талантливого народа.

— Давайте восстановим хронологическую цепочку сначала. В конце 1929 года Хрущев уезжает в московскую промакадемию...

— Стоит пояснить, что такое промакадемия. Это высшее учебное заведение, созданное при советской власти для подготовки инженерных кадров на заре индустриализации. Но отец академии не окончил — время было бурное, Сталин тогда боролся сначала с правым уклоном, потом с троцкистами.

Никита Сергеевич Хрущев (в центре) с делегацией слета стахановцев Пролетарского района Москвы, 1930 год

Никита Сергеевич Хрущев (в центре) с делегацией слета стахановцев Пролетарского района Москвы, 1930 год

Фото: РИА Новости

А студенты Промышленной академии имени Сталина были, так сказать, элитой советской власти — не просто люди, пришедшие с полей, а выдвиженцы партии, занявшие в ней какое-то положение, но довольно самостоятельные в своих политических воззрениях. Среди них было немало тех, кого потом зачислили в троцкисты.

Никиту Сергеевича как человека энергичного и политически очень активного через полгода выдвинули в партийное руководство академии, и он был на стороне Сталина абсолютно и бесповоротно. Где-то через полтора года, по прошествии всех перипетий и дискуссий, он был избран секретарем Бауманского райкома партии Москвы.

— Того самого, где, кажется, спустя многие годы состоял на партучете Брежнев. Интересные зигзаги истории. Кстати, в промакадемии училась и Надежда Аллилуева, жена Сталина.

— Они учились на разных факультетах, но были знакомы. Как писал впоследствии отец, он полагал, что Сталин впервые услышал его фамилию и мнение о его политическом темпераменте именно от Аллилуевой.

— Неужто настолько сильным было ее влияние на мужа?

— В данном случае, очевидно, гораздо более важным было мнение другого человека. У Хрущева в Москве оказался могущественный покровитель — Каганович, с которым они пересеклись еще в предреволюционные годы в Донбассе, где отец работал на заводах и шахтах и уже тогда был политически активен. Каганович, будучи первым секретарем Московского горкома партии, предложил кандидатуру Хрущева на должность секретаря райкома.

Никита Хрущев, Николай Булганин, Лазарь Каганович (слева направо) на балконе здания во время парада московской милиции, 1933 год

Никита Хрущев, Николай Булганин, Лазарь Каганович (слева направо) на балконе здания во время парада московской милиции, 1933 год

Фото: РИА Новости

— На этом студенческая жизнь Никиты Сергеевича оборвалась?

— Да, и закончилась формальная учеба, о чем он впоследствии очень сожалел. Зато стремительно пошла вверх политическая карьера. Он занял место Кагановича в горкоме, а тот поднялся в секретари ЦК партии. Но продолжал, как теперь говорят, курировать Хрущева. И в это время отца уже знал Сталин и даже стал приглашать на обеды в узком кругу, где обсуждались серьезные государственные вопросы.

Как вспоминал отец, он Сталиным был очарован. По тем его впечатлениям, в общении это был человек милый и любезный.

— Любопытная оценка в нынешнем контексте.

— Уж не говоря о том, что, как считал отец, у него можно было многому поучиться в плане решения не только партийных, но и хозяйственных вопросов. А Хрущев в этом тогда сильно нуждался, фактически руководя Москвой. Именно при нем закладывались первые станции метро, одевалась в гранитные набережные Москва-река, началось преображение старой Тверской улицы.

— Когда вы вернулись в Киев?

В 1938 году Сталин вызвал отца в Кремль и сказал в свойственной ему манере: «Вы знаете, мы тут решили, что вам надо вернуться на Украину. Будете первым секретарем ЦК партии. Дела там сейчас сложные…» На что Никита Сергеевич, исходя из его воспоминаний, стал отказываться: «Что вы! Я не подготовлен для такого высокого поста. Я не знаю сельского хозяйства, а республика в основном имеет пока сельскохозяйственный потенциал». Но услышал в ответ: «Нет, надо ехать!»

Так наша семья вновь оказалась в Киеве, отец уехал чуть раньше, а мы после Нового года, поскольку мне нужно было закончить первую четверть в первом классе московской школы.

Для понимания ситуации, в которую попал Хрущев на Украине, следует знать, что к моменту его приезда кабинеты высоких государственных и партийных учреждений были практически пусты, почти все их сотрудники арестованы, многие уничтожены. Начиная с Косиора, который до этого был первым секретарем ЦК Украины.

С ним действовали по обычной схеме: отозвали в Москву, перевели на какую-то невысокую должность куда-то в Поволжье, там арестовали. Поляк по национальности, он был расстрелян с клеймом «польский шпион».

— Это всё же воспоминания опосредствованные. Что вы сами тогда чувствовали?

— Ну что могла понимать первоклашка? Разговоров на эти темы в семье не было. Но вот живое свидетельство о том периоде, которым годы спустя поделилась со мной будущая родственница, жена старшего брата. Она в то время работала на какой-то канцелярской должности в Совнаркоме. Идешь, рассказывала она, по коридору и твои шаги гулко раздаются в тишине: кабинеты через один пусты.

Хрущев приехал в Киев со своей командой. В Москве в орготделе ЦК партии подобрали людей с украинскими, надо сказать, фамилиями. Под предлогом борьбы с национализмом была выкошена интеллигенция.

Никите Сергеевичу до сих пор ставится в упрек некоторой частью либеральной интеллигенции, что он был человеком из Москвы, который санкционировал аресты писателей и других «националистов».

— Вы впоследствии пытались разобраться в этой сложной ситуации?

— Кое-какие материалы я прочитала и могу сказать, что это не совсем так: многих и многих арестовали до приезда Хрущева. Хотя, конечно, это сумасшествие продолжалось и при нем.

— Для вас, как я понимаю, эти предвоенные годы были безмятежными.

— Пожалуй. Во всяком случае мои воспоминания о том Киеве самые светлые. Город в зелени парков с поющими птицами мне очень понравился. Приветливые люди, красивые дома, музыка украинской речи. Жили мы в так называемом Правительственном квартале, я и сейчас слышу это название в сообщениях из мятежного Киева.

Дочь Никиты Хрущева, Рада Аджубей
Фото: РИА Новости/Владимир Вяткин

Школа моя находилась довольно далеко от дома. Я частенько пешком возвращалась домой через Липки, живописный парк, усаженный липами. Проходила и по улице Грушевского, тоже очень живописной. Во что же ее сегодня превратили — больно смотреть!

Предполагалось продолжение этого разговора, «Известия» должны были встретиться с Радой Аджубей еще не раз, но судьба распорядилась иначе. 11 августа 2016 года Рада Никитична скончалась на 88-м году жизни.