Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Свалка с историей: как в нижегородском озере осели химикаты и бюджеты
2019-02-15 18:16:21">
2019-02-15 18:16:21
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Выставка «Промзона» Павла Отдельнова, которой Московский музей современного искусства открыл 2019 год, рассказывает об одном из самых загрязненных мест на планете — окрестностях города Дзержинска Нижегородской области. Заброшенные заводы, где среди прочего производили химическое оружие, прославились не только окружающими их инопланетными пейзажами. О многолетней истории воровства бюджетных денег, выделявшихся на ликвидацию опасных свалок, и будущем подобных объектов, разбросанных по всей России, читайте в материале «Известий».

От черного до белого озера

«Черная дыра» и «Белое море» — когда-то народные, а сейчас официальные названия двух озер, куда сливали отходы дзержинские предприятия. Первое — карстовая воронка, заполненная черной жижей, 50 лет стекавшей сюда по трубам завода «Оргстекло». Озеро площадью 1,5 га внесено в Книгу рекордов Гиннеса как «самый загрязненный малый водоем в мире». По предварительным оценкам, здесь плавает 72 тыс. т химикатов. Точный их состав неизвестен, но точно есть тяжелые металлы мышьяк, свинец и кадмий. Птицы и насекомые, залетающие сюда, вязнут в озере и остаются здесь навсегда.

Шламонакопитель «Белое море»

Шламонакопитель «Белое море»

Фото: photos.wikimapia.org/Puankare

«Белое море» — прямоугольное озеро белого цвета площадью 1 кв. км. Виновник его появления — предприятие «Капролактам», которое с 1973 года сливало сюда щелочные отходы. На нем производили хлор и каустик (едкие щелочи). Несмотря на необычный вид, содержимое этой свалки относят к четвертому, одному из наименее опасных классов опасности. В основном это известь, соли кальция и другие природные минералы.

Сплошные условности

Экологи зафиксировали «Черную дыру» еще в 1977 году. В 1990-е подготовили иск к заводу «Оргстекло», но предприятие признали банкротом. Решение ликвидировать «Черную дыру» вместе с «Белым морем» было принято только в 2011 году. После пожара на крупнейшем на северо-западе России полигоне токсичных отходов «Красный бор» президент Дмитрий Медведев провел президиум Госсовета в Дзержинске и пролетел над шламонакопителями на вертолете. Предполагалось, что экологическая проблема будет решена к 1 мая 2012 года.

Заняться дзержинскими свалками в первую очередь было решено потому, что они могли попасть под затопление при поднятии уровня воды в водохранилище Чебоксарской ГЭС. Гидроэлектростанцию начали строить в 1968 году и до сих пор не закончили, потому что об оптимальном уровне воды в водохранилище три региона, на чьих территориях она находится, до сих пор не договорились.

В марте 2012 года выяснилось, что не готов даже проект ликвидации «Черной дыры». При этом из федерального бюджета уже было выделено 50 млн рублей. Еще 12 млн заложили в региональном бюджете. Специалист минэкологии Нижегородской области Василий Якимов рассчитывал тогда, что «в течение трех–четырех месяцев» удастся выяснить, какой объем каких именно отходов содержится в «Черной дыре» и сколько может стоить очистка этой территории.

Первая попытка ликвидировать «Черную дыру» была предпринята в 2013 году. К тому моменту Общественная палата РФ признала ее самым сложным в мире объектом для утилизации. Саратовская компания «Экорос» обещала разобраться с озером и заключила контракт с местной администрацией более чем на 1,6 млрд рублей. Под эту работу в 2014 году были выделены деньги из федерального, областного и местного бюджетов. А весной 2015 года контракт был признан недействительным по суду.

Шламоотстойник «Черная дыра»

Шламоотстойник «Черная дыра»

Фото: livejournal.com/Lana Sator

Оказалось, что компания никогда не планировала чистить озеро. Заключив контракт с администрацией, директор «Экороса» Михаил Морозов присвоил полученные от нее 18 млн рублей. И хотя его компания не выполнила работы на 143 млн рублей, акт их приемки был подписан сотрудницей администрации Дзержинска Натальей Федосеевой. Позже выяснилось, что, по конкурсным документам, подрядчик не был обязан иметь допуск к выполнению работ с особо опасными объектами. В результате в конкурсе и победила компания, которая в принципе не могла заниматься ликвидацией «Черной дыры».

Федосеева за служебный подлог была приговорена к двум годам лишения свободы условно. Морозов — за мошенничество — к трем годам колонии-поселения. Но чиновница попала под амнистию, объявленную в России ко Дню Победы. Бизнесмен добился условного срока. А деньги, выделеные на ликвидацию дзержинских химических свалок, продолжали исчезать.

В 2011 году на заседании Госсовета в Дзержинске было решено направить госфинансирование на ликвидацию «Белого моря». Поскольку по условиям федеральной программы объект накопленного экологического ущерба должен находиться в государственной или муниципальной собственности, владелец завода «СИБУР-Нефтехимом» и администрации Нижегородской области и Дзержинска договорились о передаче шламонакопителя в собственность города.

Кроме того, «СИБУР-Нефтехим» передал городской администрации проект ликвидации «Белого моря» и деньги на начало работ. По данным нижегородских СМИ, речь шла о 77 млн рублей, 65 из которых позже пропали.

3 октября 2018 года замглавы администрации Дзержинска Александр Кабанов за нецелевое расходование бюджетных средств был приговорен к 3,5 года в колонии-поселении с лишением права занимать госдолжности в течение трех лет. После этого Кабанов проработал в мэрии еще три месяца, пока областной суд не заменил реальный срок на условный.

Как сообщили «Известиям» в «СИБУР-Нефтехим», компания полностью выполнила свои обязательства в отношении шламонакопителя «Белое море» и не имеет отношения к последующим скандалам, связанным с переданными денежными средствами.

Грязь на прокачку

Чтобы уйти от судебных разбирательств при выборе новых подрядчиков и сохранить федеральное финансирование, власти Нижегородской области в апреле 2015 года обратились к председателю правительства Дмитрию Медведеву. И попросили признать корпорацию «ГазЭнергоСтрой» единственным исполнителем работ по ликвидации свалки «Черная дыра», шламонакопителя «Белое море» и полигона твердых бытовых отходов «Игумново». Это еще одна экологическая катастрофа региона площадью 41,7 га.

Через год, в марте 2016 года, президент Владимир Путин поручил выбрать единственного подрядчика для работы на дзержинских объектах. В апреле «ГазЭнергоСтрой» был утвержден в этом качестве Дмитрием Медведевым, а в июле региональные власти подписали с компанией контракт.

Шламонакопитель «Белое море»

Фото: photos.wikimapia.org/Puankare

По контракту, свалки в «Игумново» и «Белом море» должны быть убраны к июню этого года, «Черная дыра» – ликвидирована к сентябрю. Чтобы проконтролировать работу, на всех трех свалках поставили веб-камеры. Правда, по ним круглосуточно показывают строительные площадки, сами шламонакопители не видно.

Чтобы расплатиться с подрядчиком, федеральный бюджет выделял средства по программе «Охрана окружающей среды» на 2012–2020 годы, в 2017 году регион получил 500 млн рублей из федерального бюджета по проекту «Чистая страна». Еще 3,3 млрд рублей было направлено из резервного фонда правительства РФ в апреле 2018 года.

Стоимость ликвидации одной только «Черной дыры» с 1,6 млрд рублей в 2012 году выросла до 2,268 млрд в 2017-м. Чтобы справиться с самым сложным объектом, «ГазЭнергоСтрой» построил рядом с ним целое предприятие. Технологию низкотемпературного термолизного разрушения, по которой пастообразная жижа будет превращена во вторичное сырье, компания разработала вместе с ВНИИ охраны окружающей среды.

Александр Соловьянов, заместитель директора ВНИИ охраны окружающей среды:

Без кислорода под воздействием химических веществ происходит разложение отходов и образование органических молекул.

Многостадийное обезвреживание, сокращение выброса дымовых газов, сниженный расход топлива позволяют почти полностью нивелировать негативное воздействие на окружающую среду. На выходе из отходов получается полностью безопасный, не растворимый в воде остаток. Его можно использовать в строительстве, благоустройстве и рекультивации.

— По сути мы превращаем отходы во вторичное сырье, — рассказывал «Известиям» Соловьянов. — В новом реакторе можно перерабатывать самые разные органические вещества в большом объеме.

По его оценкам, система может перерабатывать до 7,5 т отходов в час.

Александр Соловьянов

Александр Соловьянов

Фото: РИА Новости/Владимир Трефилов

Как отмечал член комитета Торгово-промышленной палаты РФ по природопользованию и экологии Владислав Жуков, до сих пор в России не удавалось создать подобную установку с высокой производительностью.

— Термолиз известен давно. Но в России он распространения не получил. Это связано с дороговизной и сложностью необходимого оборудования, — говорил эксперт.

Но и с новым государственным подрядчиком нижегородские власти не смогли избежать судов. 11 февраля этого года стало известно, что региональное министерство экологии взыскало с компании больше 18 млн рублей. Суд установил, что исполнителю были «оплачены работы, не связанные с ликвидацией объектов накопленного экологического ущерба», но излишки он не вернул.

Возможно, эти деньги отправятся в федеральный бюджет. Ранее регион получил предписание вернуть часть субсидии в размере 50 млн рублей «из-за недостижения показателей результативности».

Генеральная уборка

Нижегородская область должна стать первым регионом, где будут ликвидированы токсичные свалки по программе, подписанной в январе 2018 года Дмитрием Медведевым. Согласно подготовленному Минпромторгом документу, через 12 лет 95% общего количества отходов в стране будет перерабатываться.

К проблеме опасных отходов обращался и Владимир Путин. В своем первом указе в мае 2018 года вновь избранный президент поручил до 2024 года убрать все несанкционированные свалки в городах России и создать современную инфраструктуру безопасного обращения с отходами.

Дмитрий Медведев осматривает шламонакопитель «Белое море», который ранее принадлежал ОАО «СИБУР-Нефтехим», близ города Дзержинска

Фото: РИА Новости/Михаил Климентьев

О том, что использованные под Дзержинском технологии, которые «разрабатывались в процессе подготовки документации», будут предложены другим регионам, заявил в феврале в Сочи губернатор Нижегородской области Глеб Никитин.

И желающих получить эту технологию будет немало. Оставленные в наследство советской промышленностью 2 млрд т токсичных отходов разбросаны по всей стране.

Это и полигон «Серебристый» в Красноярском крае в 3 км от населенного пункта, куда свозят отходы предприятия региона. И знаменитый ленинградский «Красный бор», открытый в 1969 году и переставший принимать отходы в 2014-м. К тому моменту на 67,4 га скопилось 2 млн т токсичных отходов. И гудронные пруды Ярославского НПЗ имени Менделеева. В 2013 году токсичные массы при половодье оказались в Волге и нанесли вред местной экологии, оцененный в 7 млн рублей. И полигон «Зубчаниновка» в Самарской области — мазутное озеро площадью 3,5 га. И фенольное озеро в Улан-Удэ — в котлован в центре города размером в несколько десятков квадратных километров сливали отходы газогенераторной станции, пока она не закрылась в 2005 году. С тех пор суды пытаются решить, кто должен заниматься ликвидацией экологического ущерба.

 

Загрузка...