Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
«Наука» и техника: когда лабораторный модуль долетит до МКС
2019-02-13 13:58:49">
2019-02-13 13:58:49
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Вывод на орбиту и стыковку с МКС многоцелевого лабораторного модуля «Наука» опять отложили, на сей раз их перенесли на вторую половину 2020 года. Очередной сдвиг сроков запуска «Науки» к Международной космической станции ставит весь проект под угрозу. Выведут ли модуль на орбиту и каково его значение для российской космонавтики — разбирались «Известия».

Обратный отсчет

У всего есть свое начало и свой конец. Ничто на Земле не становится новее и моложе. Вот и Международная космическая станция потихоньку подходит к концу отмеренного ей срока. В настоящее время странами-эксплуатантами согласовано использование МКС по 2024 год включительно, и до этой даты осталось всего пять лет. Понятно, что после достижения срока можно согласовать дополнительное использование до 2028 года или даже до 2030-го, но есть одна проблема.

Не факт, что в 2024 году американцы пойдут на продление совместного использования станции на прежних неизменных условиях. Уже сейчас раздаются голоса о необходимости космического «развода» и использования двух частей международной станции по отдельности, вполне возможно даже в коммерческом варианте. Более того, администрация Трампа в январе 2018 года уже предлагала прекратить финансирование Международной космической станции по линии NASA к 2025 году.

Вид из окна внутри купола МКС

Вид из окна внутри купола МКС

Фото: Global Look Press/NASA

Даже если этого получится избежать, а США в настоящее время вкладывают в Международную космическую станцию больше всех, то всё равно тяжелых переговоров не миновать. И вот тут есть одна серьезная проблема. Дело в том, что российская часть космической станции к настоящему времени совсем не автономна. Большинство электричества вырабатывается американцами, у нас не хватает модулей для проведения научных работ. То есть в случае космического «развода» самостоятельно существовать российская часть не сможет, по крайней мере, в нынешней конфигурации.

«Роскосмосу» нужно как минимум отправить на орбиту многофункциональный лабораторный модуль, а также энергетический модуль вместе с еще одним — стыковочным. Только тогда можно будет говорить о возможности автономного существования российского сегмента Международной космической станции. Стоит отметить, что американская сторона тоже вряд ли сможет работать самостоятельно без управления ориентацией станции, для этого сейчас используется российский модуль «Звезда».

Помощь идет

То, что нашей стороне нужны дополнительное пространство для проведения экспериментов и дополнительные источники энергопитания, понятно было уже очень давно. В 1995 году на средства ГКНПЦ имени Хруничева началось создание дублирующего блока для функционально-грузового блока «Заря», запущенного в космос самым первым. Запуск «Зари» в 1998 году был проведен безупречно, и стало понятно, что дублер не понадобится.

Тогда же возникла идея сделать на его основе большой российский лабораторный модуль, просторный и удобный. В 2004 году она была официально оформлена решением Росавиакосмоса «О порядке проведения работ по многоцелевому лабораторному модулю (МЛМ) с использованием задела по ФГБ-2».

Функционально-грузовой блок «Заря»  — модуль Международной космической станции

Функционально-грузовой блок «Заря» — модуль Международной космической станции

Фото: commons.wikimedia.org/Общественное достояние

Работы по созданию модуля из-за недостаточного финансирования удалось завершить лишь в 2012 году. Собственно, примерно на этом моменте остановилось обновление информации о модуле на сайте ГКНПЦ имени Хруничева: «В настоящее время в ГКНПЦ проводятся работы по изготовлению и сборке летного изделия, завершение которых планируется к концу 2012 года. В I квартале 2013 года планируется передача летного изделия в РКК «Энергия» для дальнейших комплексных испытаний».

В 2013 году МЛМ «Наука» был передан в РКК «Энергия» для дальнейших испытаний. Там же началась подготовка экипажей МКС с использованием самого модуля. Увы, но уже к концу 2013 года в топливной системе МЛМ были обнаружены посторонние частицы — и модуль вернули на ГКНПЦ имени Хруничева для доработки. Топливная система «Науки» действительно очень сложная, она состоит из нескольких сильфонных камер, доступ к которым очень и очень сложен.

Однако это не объясняет, почему с 2013 года так ничего по проекту и не было сделано практически до 2017 года, когда историю подняли СМИ. Тогда же стало известно, что попытка промыть топливную систему оказалась безуспешной и было принято решение разрезать топливные баки, чтобы очистить их изнутри, а затем сварить заново.

В 2017 году говорилось, что на это потребуется несколько месяцев и уже к концу 2018 года «Наука» отправится в космос. С тех пор прошло уже почти два года, а воз и ныне там. Сначала было продление контракта на очистку баков до лета 2018 года. Затем весной 2018-го появились документы о выполнении контракта в полном объеме, и с тех пор с «Наукой» ничего хорошего не происходит.

Сначала предполагалось отправить модуль на Байконур летом 2018 года. Дело в том, что после доставки модуль будет тестироваться в условиях монтажно-испытательного комплекса (МИК) уже на космодроме, после чего монтироваться на ракету-носитель. Это процесс тоже не быстрый и может занять, по разным данным, от восьми до 12 месяцев. Увы, но летом 2018-го «Наука» так и не отправилась на Байконур.

Еще сохранялась надежда, что это успеют сделать до конца года, чтобы запустить «Науку» в 2019 году, однако и этого не произошло. Затем стало известно, что старт перенесен на начало 2020 года, а спустя еще несколько недель его перенесли уже на конец 2020-го. Официальные причины такого переноса названы не были. Когда «Наука» отправится на космодром, тоже непонятно, впрочем с учетом переноса даты запуска спешить сейчас некуда.

Цейтнот

Проблема в том, что запуск МЛМ «Наука» сам по себе недостаточен. Для работы модуля потребуется дополнительная выработка электроэнергии, соответственно, без отправки узлового модуля «Причал» и научно-энергетического модуля (НЭМ) полноценно использовать «Науку» не выйдет.

По принятому сейчас плану «Наука» летит к МКС в 2020 году, потом в 2021–2022 годах добавятся стыковочный «Причал» и затем научно-энергетический модуль. А ведь для интеграции и введения в строй всех этих частей потребуются еще 7–11 выходов в открытый космос и огромное количество технических работ на самой станции. Это займет дополнительное время, и не дай бог что-нибудь пойдет не так, времени на доработку просто не останется.

Универсальный узловой модуль «Причал» — один из планируемых модулей российского сегмента Международной космической станции, разрабатываемый ракетно-космической корпорацией «Энергия»

Универсальный узловой модуль «Причал» — один из планируемых модулей российского сегмента Международной космической станции, разрабатываемый ракетно-космической корпорацией «Энергия»

Фото: commons.wikimedia.org/Общественное достояние

А ведь на «Науке» будет находиться столько всего нужного для российских космонавтов. Это и возможность проведения экспериментов в открытом космосе, не выходя со станции, и европейский робот-манипулятор ERA длиной 11 м, способный максимально точно перемещать как отдельные модули, так и другие предметы. Российской стороне уже очень давно нужен аналог канадского манипулятора Canadarm 2, установленного на американском сегменте.

Кроме прочего, чем позже будет отправлена на орбиту «Наука», тем меньше времени получится поработать в современных условиях полной станции и регулярных полетов к ней, с возможностью возвращения результатов экспериментов на Землю американскими грузовыми космическими кораблями Dragon. У России в настоящее время нет возвращаемых грузовых кораблей, и вернуть результаты экспериментов можно будет лишь в небольшом количестве вместе со спускаемым аппаратом пилотируемого корабля «Союз».

Вот и получается, что со всех сторон было бы лучше отправить МЛМ «Наука» на станцию как можно раньше. Это и дополнительный козырь для переговоров с американской стороной, и возможность даже в самом худшем случае разрыва всех связей не остаться без орбитальной станции. Кроме прочего, это безопасность и время для полноценной интеграции.

Пропуск хода

Почему же «Роскосмос» не спешит запускать «Науку»? Увы, ответа к настоящему времени нет, согласно официальным сообщениям, спешат изо всех сил, но на практике наблюдается пока только череда переносов. Можно предположить, что запуск «Науки» часть специалистов считают излишне рискованным. Дело здесь в почтенном возрасте самого модуля.

Несмотря на ежегодное продление сроков его годности на год, изначальный 15-летний срок службы уже истек. Каждый дополнительный месяц ожидания на Земле ситуацию только ухудшает. О том, что резиновые элементы модуля устарели и не отвечают требованиям безопасности, источники в космической отрасли говорили уже два года назад, в 2017-м.

Вполне возможно, уже скоро возникнет ситуация точки невозврата, когда причины не запускать модуль перевесят и он так навсегда и останется на Земле. В таком случае о независимости российского сегмента и его самостоятельном использовании не может быть и речи, а значит, России придется во многом зависеть о решений, принимаемых американской стороной.

И хорошо, если разум победит с обеих сторон и будет решено продлить работу Международной космической станции в нынешнем совместном формате. Иначе Россия рискует лишиться пилотируемой космонавтики — одними мечтами о лунных базах сыт не будешь.

Но, как полагает научный журналист Александр Березин, прокомментировавший ситуацию для «Известий», надежд на продление совместной эксплуатации МКС не так много.

«NASA надо срочно оправдывать многомиллиардные траты на создание своей ракеты SLS. Летать на ней к МКС не выйдет (туда в разы дешевле долетят пилотируемые аппараты, выводимые Falcon 9). Именно поэтому агентство настроено на окололунную станцию и иные проекты за пределами низкой орбиты МКС. Это значит, что с каждым годом заинтересованность американской стороны в МКС будет падать, а на окололунной орбите «Науке» точно делать нечего: американская сторона уже обозначила, что на окололунной станции она будет диктовать и стандарты, и условия. Похоже, для российской пилотируемой космонавтики «Наука» может стать единственной надеждой», — сказал Березин.

Время на принятие решения еще есть, и на сей раз слово «судьбоносный» не выглядит штампом. От того, как распорядится «Роскосмос» «Наукой», зависит слишком многое.

 

Загрузка...