Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
S7 готова взять в концессию российский сегмент МКС
2017-12-28 18:04:26">
2017-12-28 18:04:26
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Администрация президента США Дональда Трампа объявила о намерении приватизировать свою часть Международной космической станции: после 2024 года финансирование МКС по линии NASA планируется остановить и передать американский сегмент станции в частные руки. Идею коммерческого использования МКС рассматривают и в России. О планах создания орбитального космодрома и о желании взять российский сегмент МКС в концессию в интервью «Известиям» рассказал генеральный директор компании «S7 космические транспортные системы» Сергей Сопов.

— Состоявшийся в конце декабря старт ракеты «Зенит» стал первым, где вы выступили как оператор. В чем заключалась работа специалистов S7?

— Наше участие в проекте запуска космического аппарата Angosat-1 определялось необходимостью использования для этого носителя «Зенит». Такая же ракета используется на космодроме «Морской старт». В нашей команде работают специалисты по проведению стартов «Зенита», поэтому нам предложили взять на себя часть функций в этом проекте. За год мы получили опыт организации пусковых услуг, наработали деловые связи со всеми предприятиями, которые участвуют в кооперации по этим носителям.

­— Известно, что сначала с ангольским спутником не удавалось установить связь, затем его не смогли удержать в нужной точке стояния. Вы принимаете участие в работах с Angosat, в комиссии по расследованию случившегося?

— Мы не имеем отношения к аппарату. Мы лишь выполнили задачу по выведению спутника на целевую орбиту.

Сергей Сопов

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Александр Казаков

— Закрыта ли уже сделка по приобретению «Морского старта»?

— ‎Мы получили принципиальное решение от регулирующих органов США на покупку имущественного комплекса проекта «Морской старт». В частности, получено разрешение от Госдепартамента США. Рассчитываем, что сделка будет закрыта в конце I — начале II квартала 2018 года.

— Сколько уже вложено в проект и какие инвестиции еще потребуются?

— Общая сумма инвестиций в приобретение космодрома «Морской старт», включая вывод его из консервации, составляет около $150 млн. Вопрос о привлечении каких-либо дополнительных средств пока не обсуждается.

— ‎Когда состоится первый старт «Зенита» по возобновленной программе «Морского старта»?

— ‎На первый запуск с морской платформы мы намерены выйти в конце 2019 года. Полезная нагрузка еще не определена, ведутся переговоры с потенциальными заказчиками. Сама ракета находится в высокой степени заводской готовности. Работы были начаты еще в прежние годы. Кроме того, на «Южмаше» в производстве находится еще один носитель. Он также может быть собран в кратчайшие сроки. Всего же мы заказали у «Южмаша» производство 12 «Зенитов».

— В этих ракетах всегда имелось большое количество российских комплектующих. Отечественные предприятия продолжат их производить?

— Естественно. Без участия предприятий российской ракетно-космической отрасли изготовить «Зенит» невозможно. В состав данного носителя входят полностью изготавливаемый в России двигатель первой ступени РД-171, камера сгорания второй ступени, система управления и многие другие компоненты. Всего в кооперации задействовано около 150 отечественных предприятий. Их доля в стоимостном выражении от себестоимости ракеты составляет 80%. Выполнение контракта на 12 «Зенитов» принесет российским предприятиям полмиллиарда долларов.

Помимо того, учитывая высокую унификацию ракет «Зенит» и «Союз-5», участие отечественных предприятий в возобновлении проекта «Морской старт» обеспечит их стабильной загрузкой и позволит плавно выйти на производство новых ракет среднего класса.

С политической точки зрения «Морской старт» также важен как один из немногих уцелевших «мостиков» между Россией и США. И, что особенно ценно, что он сохранился в такой высокотехнологичной сфере, как ракетно-космическая техника и пусковые услуги.

Ракета-носитель «Союз-5» в монтажно-испытательном корпусе на космодроме Плесецк

Фото: РИА Новости/Алексей Филиппов

— Собирать ракету будут в Америке?

— Да, «Южмаш» поставляет в Соединенные Штаты первые две ступени «Зенита», там же произойдет окончательная сборка. Так предусмотрено межгосударственным соглашением США и России. И на это есть соответствующие лицензии от госорганов Соединенных Штатов.

—‎ На сколько лет хватит заказанного количества ракет?

— ‎Нами сформирована пусковая программа до 2023 года включительно. Для выхода проекта на самоокупаемость необходимо проводить по 3–4 старта в год. Заказанных «Зенитов» нам должно хватить до момента создания ракеты «Союз-5», то есть до конца 2022 года.

— Судя по показанной вами на конференции «Космос как бизнес» презентации, внешний вид ракеты, которую вы желаете получить, отличается от того, что разрабатывает РКК «Энергия». Вас действительно не устраивает «Союз-5»?

— Перед тем как приобрести «Морской старт», мы тщательно проанализировали рынок пусковых услуг и перспективы его развития. ‎Сформировано видение того, как должна выглядеть перспективная коммерчески успешная ракета среднего класса. Мы исходим из того, что уже представлено и может появиться на рынке пусковых услуг в ближайшие годы. Все видят успехи компании SpaceX с ее Falcon 9. Blue Origin также экспериментирует с возвращаемой ступенью. Конкурентоспособная ракета должна быть двухступенчатой, дешевой в производстве и обслуживании, с многоразовой первой ступенью. Если многоразовость не обеспечивается, ракета должна быть еще дешевле, чтобы конкурировать по цене с таким носителем. В теории известно, что эффективность многоразовой системы начинается с шести стартов в год. Если запусков меньше, то целесообразнее использовать дешевую одноразовую ракету.

В идеале необходимо семейство унифицированных ракет с разными первыми ступенями. Для пилотируемых проектов — одноразовый носитель с надежными двигателями. Для запуска космических аппаратов — вариант с многоразовой ступенью подешевле и одноразовый — дороже, но с большей грузоподъемностью.

Пока же нам предлагают трехступенчатый и дорогой носитель. «Союз-5» — это, по сути, подросшая и потолстевшая ракета «Зенит». Это замечательный носитель с прекрасными техническими характеристиками, но повторять его на новом техническом уровне, к тому же к 2022 году, когда наши конкуренты уйдут еще дальше, выглядит не самым оптимальным решением. Совместно с РКК «Энергия» и другими предприятиями отрасли мы рассматриваем различные варианты снижения стоимости и повышения конкурентоспособности новой ракеты.

— То есть когда владелец группы компаний S7 Владислав Филев объявил о планах закупки 50 носителей и опционе еще на 35, он имел в виду не «Союз-5», а ваш вариант ракеты?

— Технические возможности «Морского старта» позволяют эксплуатировать его до 2045–2050 года. Мы готовы сразу сделать крупный заказ, но должны быть уверены, что это будет та ракета, которая способна приносить прибыль, а не убытки.

Установка ракеты-носителя «Зенит-2SБ» на стартовом комплексе космодрома «Байконур»

Фото: РИА Новости/Олег Урусов

— Расскажите об «орбитальном космодроме», который вы предлагаете построить «Роскосмосу». Что это?

‎«Роскосмос», NASA и другие космические агентства планируют создать на окололунной орбите посещаемую станцию. Соответственно средств на эксплуатацию сразу двух станций — МКС и у Луны — не хватит ни у России, ни у США. В этой связи все государства — участники проекта МКС заинтересованы в привлечении частных компаний к работе на низкой околоземной орбите. Мы готовы сотрудничать с «Роскосмосом» в этом вопросе. Для нас российский сегмент МКС представляет интерес как научная и промышленная площадка, где можно наладить уникальные производства, сборку космических аппаратов,​ организовать «хаб» для дальнейшей экспансии — освоения Луны и Марса.

При наличии на околоземной орбите космической инфраструктуры нет необходимости создавать сверхдорогие сверхтяжелые ракеты, чтобы запускать межпланетные корабли и зонды. Их сборку из более мелких модулей можно проводить прямо на МКС или рядом с ней. А экипажи сначала доставлять на станцию и оттуда перевозить на корабль, который летит, допустим, к Луне. Во-первых, это окажется экономичнее. Можно использовать имеющуюся ракетно-космическую технику. Во-вторых, безопаснее. Шанс потерять всё из-за аварии меньше при запуске элементов конструкции по частям.

— ‎Получается, что вы хотите стать оператором российского сегмента МКС?

— ‎Да, мы намерены выйти к «Роскосмосу» с предложением сдать российскую часть станции нам в концессию.

— ‎Когда это может произойти?

— ‎После восстановления пусковой деятельности проекта «Морской старт», то есть в 2022–2024 годах. Сейчас речь идет о возможном сворачивании работы МКС в 2024 году, и мы предлагаем один из возможных путей дальнейшего использования станции — как альтернативу затоплению.

— ‎При этом МКС вы предлагаете использовать как перевалочную базу перед полетом в дальний космос?

— Да, именно это и закладывается в понятие «орбитальный космодром». Он должен стать стартовой площадкой для полетов в дальний космос. Расположение МКС на низкой околоземной орбите делает ее уникальной для этих целей. Здесь можно проводить сборку, заправку, техобслуживание космических аппаратов и кораблей. Доставку грузов к Луне и Марсу также проще осуществлять отсюда — с помощью буксира с ядерной энергодвигательной установкой (ЯЭРДУ) мегаваттного класса. Опыт создания подобных систем есть только у нашей страны. Транспортный модуль сможет медленно, но без серьезных затрат топлива и в нужный срок доставить груз к Луне и Марсу. Если для пилотируемых кораблей главное — надежность, комфорт и скорость полета, то грузы нужно доставлять просто вовремя, тогда, когда они необходимы. Но для обслуживания буксиров необходима пилотируемая орбитальная база. Орбитальный космодром и буксир не имеют смысла друг без друга. В этом и заключается наше представление о своем бизнесе как о первой космической транспортной компании мира: наличие дешевого и надежного носителя с запусками с экватора по программе «Морской старт», а также с Байконура по программе «Наземный старт», наличие инфраструктуры на низкой околоземной орбите в виде МКС плюс транспортные средства для межорбитальных и межпланетных перевозок с ЯЭРДУ.

— ‎Современное международное право запрещает использование ядерных систем на низкой околоземной орбите.

— Да, именно поэтому мы предлагаем в перспективе увеличить высоту полета МКС до 600 км. Это минимальная высота использования ЯЭРДУ, но при этом сама станция остается еще внутри магнитосферы Земли, защищающей экипаж от радиации.

— Соответственно вам понадобятся свои пилоты и инженеры?

— Да, это следующий шаг. Мы думали об этом. Сегодня подготовка космонавтов — прерогатива государства. На наш взгляд, это уже не соответствует требованиям времени. Должен быть свой отряд космонавтов-испытателей у РКК «Энергия», как это было при Сергее Королеве. Собственные отряды должны быть у других операторов космической техники. Центр подготовки космонавтов должен иметь функции их обучения и сертификации. Пока, правда, этот вопрос не является критическим для нас. В первую очередь мы должны возобновить пуски по программе «Морской старт».