Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

«Меня мучают боли»

У арестованного футболиста Александра Кокорина обострилась старая травма колена
0
Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Меньше месяца остается до возможного освобождения из СИЗО Павла Мамаева и Александра Кокорина, обвиняемых в причинении легкого вреда здоровью главы департамента Минпромторга Дениса Пака и главы ФГУП «НАМИ» Сергея Гайсина. Суд должен вынести свое решение 8 февраля. Сразу после новогодних каникул Бутырку посетили члены Общественной наблюдательной комиссии (ОНК) Москвы по контролю за соблюдением прав человека в местах лишения свободы. Выяснилось, что Александр Кокорин мучается болями в травмированном колене, не обращается за медицинской помощью и принципиально не ест тюремную пищу.

Шарик налево, шарик направо

Кокорина члены ОНК застали в спортивной комнате СИЗО, где бывший игрок сборной России в паре с соседом по камере играл в пинг-понг.

Прервав партию, Александр рассказал о том, что его беспокоит.

— Меня мучают боли в колене после травмы, потому что физических нагрузок не хватает, — рассказал он.

Крестообразные связки колена Кокорин порвал в ходе ответного матча 1/8 финала Лиги Европы между «Зенитом» и «Лейпцигом», который состоялся в марте 2018 года. Такая травма считается одной из самых тяжелых в футболе, лечится иногда год или больше. В том матче футболист даже не смог самостоятельно покинуть поле, миллионы болельщиков у экранов увидели слезы в глазах нападающего. Потом он пропустил турнир своей мечты — чемпионат мира в России. Операцию Кокорину делали в Риме, там же Александр прошел  курс реабилитации.

К тюремным медикам зенитовец, по его словам, теперь обращаться не хочет. Члены комиссии разъяснили футболисту, что в случае необходимости допустимо пригласить к нему врача и с воли.

— Спасибо, я об этом даже не знал. Впрочем, что доктор может сделать в СИЗО? Пощупать колено? Мне после операции были рекомендованы специальные упражнения, нагрузки, а кто мне в СИЗО бассейн предоставит? — иронично спросил игрок.

По словам Кокорина, занятий на тренажерах и игры в настольный теннис для поддержания спортивной формы ему категорически не хватает.

— Как я оцениваю свою спортивную форму? Она ужасная, потому что я уже три месяца не тренировался, — посетовал Александр.

Тем не менее, продолжил футболист, он надеется быстро исправить ситуацию, если 8 февраля срок содержания под стражей не будет продлен.

— Если 8 февраля отпустят, то за три недели тренировок физическую форму смогу привести в норму, — уверенно заявил Кокорин.

Матч не состоится в любую погоду?

Речь зашла и о футбольном матче в СИЗО, о котором много писали СМИ еще перед Новым годом, хотя защита Кокорина сообщала, что он в нем участвовать не планирует.

— Ко мне организаторы этого матча даже не обращались, эту тему со мной не обсуждали. У меня есть контракт. Вы можете где-то выступать без разрешения своего работодателя? — вновь ответил вопросом на вопрос зенитовец и в очередной раз напомнил: — Колено болит.

В пресс-службе УФСИН Москвы «Известиям» сообщили, что пока не располагают информацией о футбольном матче между заключенными СИЗО и его сотрудниками с участием Павла Мамаева и Александра Кокорина.

В Бутырке полноценного футбольного поля нет, есть лишь площадка, своего рода спортивная «коробка» для мини-футбола. Сейчас она покрыта снегом. Играют на ней исключительно осужденные из хозяйственного отряда, обслуживающего Бутырку. Кокорин и Мамаев в отряде не числятся.

Некоторые эксперты ранее указывали на ряд юридических проблем, встающих при организации такого матча. Прежде всего содержащиеся в СИЗО на период следствия и суда граждане не должны пересекаться друг с другом. Именно поэтому в баню, на прогулку, в храм и тренажерную комнату заключенных выводят лишь с соседями по камере, чтобы исключить возможность связи с другими арестантами.

С Мамаевым, который якобы выражал согласие на участие в таком матче, поговорить не удалось — Павел в момент посещения членами ОНК следственного изолятора находился на допросе.

Ешьте сами

На тюремное меню Кокорин не жалуется, потому что блюда из местного рациона в принципе не употребляет. По словам Александра, ему достаточно продуктовых передач от родственников. Этим сотрудников изолятора футболист нисколько не удивил. Во всех СИЗО Москвы часто питаются продуктами, полученными из дома или заказанными через специальный интернет-магазин. Не посягнул на праздничный тюремный ужин Кокорин и в Новый год.

— Я вообще его не отмечал, неважно себя чувствовал — горло болело, насморк, казалось даже, что температура была, — пояснил Александр.

После беседы с членами комиссии футболист вернулся к игре в настольный теннис.

Когда члены ОНК покинули спортивную комнату СИЗО и отправились проверить условия содержания в изоляторе, выяснилось, что в нескольких камерах-карцерах зафиксирована пониженная температура, а заключенным выдали телогрейки. Сотрудники изолятора сообщили, что проблема вызвана поломками в системе отопления Бутырки и будет решена.

 

Прямой эфир