Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Вашими молитвами: Мамаев и Кокорин рассказали в СИЗО о вере в Бога
2018-12-19 13:34:57">
2018-12-19 13:34:57
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Футболисты сборной России Александр Кокорин и Павел Мамаев в СИЗО стали уделять больше времени духовному самообразованию. Об этом игроки, оставленные Мосгорсудом под арестом, рассказали спецкорреспонденту «Известий», посетившему спортсменов в Бутырке в качестве члена Общественной наблюдательной комиссии Москвы. Во время беседы Павел Мамаев пожаловался, что его электронные письма не доходят супруге, но при этом каким-то образом попадают в интернет. Но больше всего звездных арестантов возмущает решение суда оставить их в СИЗО до 8 февраля.

Веру будут укреплять

В камере Павла Мамаева — самодельный иконостас из бумажных икон, горит лампада. Разговор, естественно, заходит о вере в Бога.

Онлайн-трансляция в Московском городском суде, где проходило рассмотрение апелляции на продление срока содержания под стражей футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева

Онлайн-трансляция в Московском городском суде, где проходило рассмотрение апелляции на продление срока содержания под стражей футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

По словам футболиста, православным он стал задолго до того, как попал в СИЗО.

— Меня крестили, когда мне было 3 года. Можно сказать, с того дня я верующий человек, — рассказывает он. — Но здесь, конечно, больше времени с Богом общаться.

Сосед Павла по камере тоже верующий. Статный, бородатый, многодетный отец — он арестован по подозрению в совершении преступления экономического характера. Сокамерники вместе посещают церковь на территории Бутырки. По словам футболиста, последний раз они были на литургии две недели назад. Частота посещений служб заключенными зависит от возможности отконвоировать их в храм. Надзирателей в московских СИЗО не хватает, а арестантов ежедневно требуется выводить на прогулки, в баню, на допросы и встречи с адвокатами.

В камере игрок «Краснодара» читает религиозную литературу. Павел признается, что хочет читать больше и не возражает, если ему будут присылать христианские книги.

— По поводу веры: мы здесь ее укрепляем и будем укреплять, — подчеркивает он.

Футболист Александр Кокорин, обвиняемый в хулиганстве и побоях, на заседании Тверского районного суда Москвы

Футболист Александр Кокорин, обвиняемый в хулиганстве и побоях, на заседании Тверского районного суда Москвы

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Александр Кокорин оказался менее разговорчив. Во время беседы подтвердил, что верующий, два раза был в храме, один раз — на литургии.

— Читаю Новый Завет. Считаю, главное — как ты веришь, — убежден он. — Передайте священнику, что я был бы рад чаще с ним общаться.

Вместе в храм Мамаев и Кокорин не ходят: подельники не должны пересекаться в СИЗО, поэтому сидят в разных камерах и не видят друг друга ни на прогулках, ни в бане, ни в тренажерной комнате. По словам футболистов, тренировки они посещают три раза в неделю.

«Кто тут без греха?»

Решение Мосгорсуда, оставившего Павла Мамаева и других обвиняемых по его делу под стражей, вызывает у игрока бурное возмущение.

— Суд за 15 минут рассмотрел четыре апелляционные жалобы на арест. Это суд? Их вообще нельзя к людям подпускать, — не сдерживает эмоций спортсмен.

По словам футболиста, он сдал заграничный паспорт и возместил ущерб потерпевшим.

— И всё равно говорят, что я могу скрыться от следствия, — сетует игрок, проходящий в качестве обвиняемого по делу о  хулиганстве. — Прямо вот отсюда скроюсь за границей и продолжу заниматься преступной деятельностью. Как будто я трех-четырех человек застрелил. Взять любого — что, ни у кого не было любовниц? Что, никто не дрался? Господь сказал: «Кто тут без греха?».

Здание Московского городского суда, где проходило рассмотрение апелляции на продление срока содержания под стражей футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева

Здание Московского городского суда, где проходило рассмотрение апелляции на продление срока содержания под стражей футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Алексей Майшев

Павел делает паузу и продолжает монолог.

— Мы никого не ограбили, не убили… Дали по морде, согласен, но здесь мы находиться не должны, — уверен футболист.

Александр Кокорин оказывается краток и в этом вопросе.

— Мы целый день общались с органом власти, который нас не слышит, — неожиданно заявляет он.

Тайна переписки

Заключенные в СИЗО имеют право на переписку — так, для отправки электронных посланий в СИЗО существует система «ФСИН-ПИСЬМО». Этим правом для общения с женой активно пользуется Павел Мамаев. Однако на минувшей неделе почта доходить перестала, пожаловался членам ОНК футболист. 

— Я отправил пять писем жене. Говорил с ней с разрешения следователя по телефону — писем она не получила, они до нее не доходят, но опубликованы в интернете. При этом супруга говорит, что она туда их не выставляла, — рассказал он.

По словам ответственного секретаря ОНК Москвы Ивана Мельникова, члены комиссии уже рекомендовали столичному УФСИН проверить заявление футболиста. Кроме того, в ОНК поступила информация, что письма не доходят и самому Мамаеву: система якобы сообщает, что он «освобожден из СИЗО» и поэтому почта не доставляется.

Ответственный секретарь ОНК Москвы Иван Мельников

Ответственный секретарь ОНК Москвы Иван Мельников

Фото: ТАСС/Щербак Александр

В пресс-службе УФСИН Москвы «Известиям» пояснили, что система «ФСИН-ПИСЬМО» создана сторонней организацией — ООО «Специальные электронные системы». Заместитель гендиректора этой компании Александр Полькин возможность утечки и взлома системы категорически отвергает.

— Письма, которые идут через нас, никуда не могут попасть вовне, они все защищены. Никаких писем не утекало, это технически невозможно, — заверил он.

Сбой доставки писем Павлу Мамаеву представитель Специальных электронных систем объясняет ошибкой сотрудников изолятора.

— Просто ошиблась девушка-цензор в СИЗО. Наша программа не имеет к этому отношения, здесь исключительно человеческий фактор. Но, естественно, ошибка была устранена, — пояснил он.

Супруге Павла Мамаева, если она действительно не получает писем от мужа, Александр Полькин рекомендовал обратиться в техподдержку.