Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Двор в законе: каков опыт США в борьбе с подростковым криминалом
2018-12-19 16:14:22">
2018-12-19 16:14:22
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Минувший год запомнился жестокими преступлениями, главными злодеями которых стали несовершеннолетние и незрелые молодые люди — это и школьные расстрелы, и зверские групповые изнасилования с последующим убийством, и унижающие сверстников избиения, снятые на мобильные телефоны... За многими такими действиями стоят подражание взрослым уголовникам, следование культу силы и детское видение романтики воровской жизни. Российская полиция считается одной из самых многочисленных в мире, но органы правопорядка не всегда справляются с задачами, когда речь идет о несовершеннолетних. Сегодня однозначно понятно, что в системе профилактики попросту нет механизмов «отговорить» малолеток от совершения противоправных действий. Впору задуматься о заимствовании зарубежного опыта в решении такой важной проблемы. Высокую эффективность в перевоспитании потенциальных и «действующих» бандитов показала программа, разработанная американским криминологом Дэвидом Кеннеди почти 30 лет назад. «Известия» разбирались, в чем секрет операции «Прекращение огня» и как сотворить «Бостонское чудо».

Американским подходом к решению проблемы вооруженного насилия среди молодых людей посредством диалога с преступниками заинтересовались в Европе, об этом в начале декабря сообщает издание Washington post. В частности, власти Глазго разработали аналогичную концепцию влияния на членов банд, которую готовятся принять на вооружение в Лондоне. На очереди за опытом шведские коллеги англоязычных полисменов.

Искусствовед против убийц

Несколько слов о самой концепции и об авторе идеи борьбы с уличными убийствами. Дэвид Кеннеди окончил колледж в Пенсильвании со степенью бакалавра искусств, кроме того, он дипломированный философ, историк и социолог. Практическая криминология заинтересовала молодого ученого в 1980-х, когда на его глазах началась эпидемия наркотизации бедных районов Лос-Анджелеса, где проживали этнические меньшинства и афроамериканцы.

Всплеск был связан с появлением на черном рынке дешевого синтетического аналога кокаина — крэка, а также с распространением героина. Наркомания вызвала резкий рост уровня преступности, сделала жизнь законопослушных граждан в «плохих» районах невыносимой. Молодой человек решил тогда посвятить свою жизнь снижению уровня преступности в самых страшных местах американских мегаполисов — гетто.

В течение нескольких лет Кеннеди разговаривал со всеми, кто имел хоть какое-то отношение к криминальной проблеме: с полицией, с пострадавшими... и с преступниками. Об этом опыте он подробно пишет в своей книге «Не стреляй: человек, уличное братство и конец городской преступности в США». Он искал модель, которая позволила бы сократить число жертв, в первую очередь от бандитских перестрелок. Его замысел с помощью с властей удалось осуществить в 1990-х в Бостоне. Эффект от эксперимента Кеннеди в США известен как «Бостонское чудо».

Сила слова

В конце 80-х — начале 90-х годов ХХ века, как и многие другие города США, Бостон (Массачусетс) лихорадило от уличной преступности. Уровень смертности молодых людей в результате перестрелок банд был угрожающим — с 1987 по 1990 год число погибших в разборках увеличилось в 2,5 раза. Причем речь идет о жертвах до 24 лет. Программа предлагала сделать акцент на борьбе с незаконным оборотом оружия и с шайками.

Главными действующими лицами стали местная полиция, прокуратура, структуры, отвечающие за условно-досрочное освобождение, молодежную политику, оборот алкоголя, табака и оружия, управление по борьбе с наркотиками. Также к проекту привлекли сотрудников пенитенциарной системы, ответственных за перевоспитание малолетних преступников.

Группы представителей этих организаций, а также ученые-криминологи встречались на регулярной основе для обмена опытом, после чего им удалось выработать единый механизм воздействия на лиц, вовлеченных в городские банды.

С помощью многочисленных рычагов воздействия такие группы начали обрабатывать членов преступного сообщества. Гангстеров (а большинство из тех, кто ответственен за перестрелки и другие преступления, было известно правоохранителям) вызывали для беседы в офис.

Полицейские досматривают предполагаемого члена банды на предмет оружия и наркотиков, США 1985 год

Полицейские досматривают предполагаемого члена банды на предмет оружия и наркотиков, США, 1985 год

Фото: Getty Images/Bettmann/Contributor

На приверженца банды шла психологическая атака с нескольких сторон — вызывали его родных, полицейских, которые проводили его арест. Все эти люди задавали вопросы представителю криминального сообщества о том, что нужно для того, чтобы изменить его жизнь. Площадка программы стала местом диалога между преступниками и институтами общества — национальной общиной, социальными службами, полицией.

Потенциальному преступнику предлагали помощь в оформлении на работу, решение других насущных проблем, образование, а взамен просили рассказать внутри своей банды о том, что общество, община района просит прекратить совершать насильственные преступления и враждовать с другими бандитскими кланами.

Например, в 1997 году благодаря программе в Бостоне было объявлено первое перемирие между враждующими группировками гангстеров. Были проведены даже два форума, в которых приняли участие члены шаек. Самые жестокие банды, которые были катализатором запредельного насилия, были ликвидированы полицией. Так появился механизм, который помогал полиции узнавать о появлении в районах новых отморозков.

С одобрения общины молодые члены банд через посредников в лице волонтеров программы рассказывали об агрессивных проявлениях. Иными словами, они начали сотрудничать с властями в интересах безопасности в родном районе. Таким образом, в частности, была ликвидирована смертоносная банда «Картечь», пишет издание Sensus novus. Со временем бывшие уголовники стали устраиваться на работу, зарабатывать легальным трудом.

«Мы за тебя, но против того, что ты делаешь»

Почему это сработало? В своих книгах Кеннеди отвечает на этот вопрос: в большинстве своем гангстеры и члены банд стали такими не от природы, а ввиду условий, в которых оказались. И движет ими вовсе не желание быть крутыми, а элементарное чувство самосохранения. Беседуя со многими из них, криминолог обратил внимание, что большинство ненавидит ножи и пистолеты, которые они вынуждены носить с собой — ведь в бандитском обществе быть безоружным смерти подобно.

Только община — родные, близкие, уважаемые члены сообщества, в котором вращается уголовник, по замыслу исследователя-практика, способны заставить человека уйти с улицы и стать человеком. Правоохранители же сами по себе бессильны перед оргпреступностью.

Типичное Американское гетто благоприятная среда для роста числа преступлений и молодежных шрупировок, 2003

Типичное американское гетто — благоприятная среда для роста числа преступлений и молодежных группировок, 2003 год

Фото: Getty Images/Alex Wong

Результат опыта 20-летней давности превзошел самые смелые прогнозы — число уличных убийств снизилось в три раза.

Характерной особенностью программы Кеннеди всегда является ударная работа по ликвидации каналов сбыта наркотиков. Криминолог считает, что этот черный рынок — катализатор криминальных проблем. Договариваться пришлось и с наркосбытчиками, их комиссия также приглашала для беседы, обещала забыть про старые грехи, помочь с документами и работой. При одном условии — он уйдет со своим товаром с улицы. В противном случае его ожидали годы тюремного заключения. Согласно теории Кеннеди, этот контингент преступников менее опасен, чем бандиты, так как их интересует лишь заработок, а насилия они избегают.

Изучая зло

Исследование эффективности программы, которое проводилось одновременно с экспериментом, подтвердило тот факт, что всю криминальную статистику в городе делает 0,5% населения — члены высокоактивных криминальных групп. На их совести от половины до трех четвертей убийств. Конкретно в Бостоне, в котором на момент проекта проживало 556 180 человек, 1,5 тыс. гангстеров (61 банда) так или иначе были причастны к 60% всех убийств. И эта цифра существенно занижена, отметили исследователи, так как не обо всех совершенных преступлениях было известно властям.

Проект подхватили в Цинциннати (штат Огайо), там в городе с населением в 330 тыс. в 1997 году 75% всех убийств в перестрелках были на совести 1000 отморозков. 

Операция «Миротворец» в Стоктоне, основанная на бостонском опыте в середине прошлого десятилетия, вновь увенчалась успехом — число убийств уменьшилось на 44%. Похожий проект в Индианаполисе (проводился примерно в то же время) привел к снижению числа убийств на 34%.

подозреваемый в принадлежности к одной из банд Лос Анджелеса
Фото: Getty Images/Robert Nickelsberg

Почему важно бороться с незначительными, казалось бы, преступлениями? Кеннеди считает, что к большому злу приводит череда мелких пакостей. «Вполне возможно, те, кто сегодня готов пойти на риск, зачастую поддавшись импульсу, зачастую с замутненным сознанием, при очень невысокой вероятности очень серьезного наказания, завтра будут готовы точно так же рискнуть при такой же невысокой вероятности еще более серьезного наказания», — пишет Кеннеди в одном из своих трудов.

Парадоксально, но в Бостоне, где появился первый позитивный «опыт убеждения», очень скоро отказались от ноу-хау. После смены руководства полицейского департамента программу свернули, и город вновь погрузился в криминальный мрак — число убийств возросло в несколько раз уже в 2005 году, а пика эта цифра достигла в 2010-м. На улицах города с населением около 600 тыс. человек было застрелено 57 молодых людей. Это не считая многочисленных ранений, которые кратно превосходят число летальных исходов и других сопутствующих преступлений.

Здравствуйте, меня зовут Дэнис, я гангстер

И тем не менее, отказ от полезной программы — это частный случай. В США программа «Прекращение огня» получила широкое распространение. Порождением бостонского эксперимента стали общества «Упреждения группового насилия» (Group Violence Intervention GVI) — такие сообщества появились в десятках городов Америки. На сегодняшний день программа активно развернута в городах со сложной криминальной обстановкой — в Чикаго, Новом Орлеане, Окленде и Балтиморе. Вернулся к программе и Бостон, о чем свидетельствуют данные Национального объединения по вопросам безопасности в проблемных районах (National network for safe communities) при юридическом колледже им. Джона Джея. Эта организация занимается координацией GVI в штатах.

Ключевой составляющей программы становится участие в профилактических беседах лиц, которых малолетние преступники и молодые уголовники считают для себя авторитетами. Команде Кеннеди удалось привлечь к сотрудничеству некогда матерых уголовников, которые не скомпрометировали себя в криминальном сообществе. То есть они не пошли на сделку с правосудием, а по доброй воле изъявили желание удержать молодежь от повторения своего печального пути.

Washington Post рассказывает об одном из бывших бандитов, на протяжении нескольких лет поддерживающем связь со своим наставником из полиции, с которым его связала группа GVI. Дэнис Дюкамель по прозвищу Герцог стал членом бандитской группировки в 16 лет, был судим, но сумел перестроиться в рамках проекта. Сегодня у него свой фотобизнес, семья, трое детей.

Еще одна методика профилактической работы с юными бандитами — это выступление перед ними спикеров. Один из таких людей — Стайси Спелл. Он полицейский «убойного» отдела», он чернокожий, и он хочет помочь трудным парням исправить свою жизнь. Его беседы строятся так: он приглашает членов банды, находящихся на условно-досрочном испытательном сроке, вместе в одну аудиторию и выступает перед ними.

Полицейский внушает им простую мысль, что за любое убийство, совершенное одним, власти и общество будут преследовать всю шайку.

— Даже если вас не было на месте убийства, мы придем за вами, — обращается он к подопечным на одном из своих семинаров.

Проекция на Россию

Несмотря на безусловные плюсы американской программы, даже в Соединенных Штатах у нее немало противников. Одни исследователи считают, что политика переговоров с уголовниками лишь убирает преступность с улиц, тогда как криминал уходит в глубокое подполье. Другие полагают, что подобному диалогу вообще не место в обществе. В частности, знаменитая «теория разбитых окон» в корне отличается от того, что проповедует Кеннеди.

В отличие от операции «Прекращение огня», нью-йоркские власти в свое время сосредоточились не на тяжких преступлениях, а на мелких. Полиция во время эксперимента в мегаполисе жестко пресекала любые нарушения, не проявляла снисхождения за проступки. Эта тактика кнута также принесла позитивный эффект, но требовала огромных затрат на увеличение штата полиции, строительство и содержание арестных домов и тюрем.

Народный мемориал в память о жертвах нападения на Керченский политехнический колледж

Народный мемориал в память о жертвах нападения на Керченский политехнический колледж

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Николай Сиденков

В России обширный опыт США не был подробно изучен, во всяком случае, следов обсуждения идей Кеннеди на серьезном уровне в открытых источниках «Известиям» найти не удалось. Несмотря на то, что в отличие от США в России довольно резко ограничен оборот огнестрельного оружия, только в уходящем году от рук вооруженных молодых людей погибли несколько десятков человек.

В частности, жертвами керченского стрелка стали 20 человек. Расследование показало, что покончивший с собой преступник ранее выделялся своими наклонностями среди сверстников, но никаких профилактических мер воздействия к нему не применялось, и он даже смог легально приобрести охотничье оружие. Напавший в апреле на учеников башкирской школы подросток также имел репутацию трудного подростка, о его агрессивном поведении и угрозах в адрес педагогов руководство школы извещало компетентные органы. Но никакой реакции не последовало. Все эти и многие другие примеры говорят о том, что профилактика преступлений среди несовершеннолетних в стране хромает, и необходим новый подход к проблеме, чтобы избежать волны молодежной преступности в ближайшем будущем.     

 

Читайте также