Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Базовая сборка: Турция наращивает военное присутствие на Черном море
2018-12-17 12:04:44">
2018-12-17 12:04:44
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Единственная граница между Турцией и Россией проходит по Черному морю, события на одном берегу которого, доносясь до противоположного края, рано или поздно вызывают ответную реакцию. Усиление российского присутствия в Черном море не может не беспокоить турецкую сторону. Как член НАТО Турция пытается соответствовать целям организации в регионе, но как крупнейший сосед и важный торговый партнер России пытается проводить самостоятельную политику в отношении своего северного соседа. Как в этом свете расценивать планы Анкары по строительству военно-морской базы на берегу Черного моря — разбирались «Известия».

Доминантная сила

Девятая логистическая база флота Турции будет располагаться недалеко от крупного черноморского города Трабзона. На ее территории планируется разместить 400 человек военного и 200 человек гражданского персонала для обслуживания фрегатов и подводных лодок. Хотя решение не связано напрямую с недавней украинской провокацией в Керченском заливе, было оно принято в 2014 году, возможно, под влиянием событий в Крыму. Строительство объекта, кроме того, укладывается в логику развития военно-морского флота Турции, стремящейся войти через 15–20 лет в число ведущих морских держав.

Корабли ВМФ Турции на базе в городе Фока

Корабли ВМФ Турции на базе в городе Фока

Фото: Getty Images/Anadolu Agency

Акцент Турции на развитии собственного оборонного потенциала в морских владениях делается на фоне безрезультатных дипломатический усилий последних лет создать в Черном море региональный механизм сотрудничества. Так, образованная в 1999 году Организация черноморского экономического сотрудничества не смогла стать стимулом для прибрежных государств к переходу к более тесной политической кооперации. Процесс затрудняется и расширением НАТО в Восточной Европе, в процессе которого у новых членов исчезает желание решать существующие в Черном море проблемы путем консультаций.

С другой стороны, усиление российского присутствия на Черном море в последние годы также заставляет Турцию всё чаще задумываться о модернизации собственного флота и логистической инфраструктуры. Наращивание Россией доли современного морского и ракетного вооружения и изменение баланса сил в Черном море заставляет Турцию искать возможность для удержания разворачивающегося процесса в рамках предсказуемости.

«Озеро России»

Очевидно, что взгляд Анкары направлен прежде всего в сторону НАТО. В середине 2016 года, в пик кризиса российско-турецких отношений, опасения Турции относительно российского присутствия были высказаны президентом Турции Реджепом Эрдоганом, который, обращаясь к генсеку НАТО, заявил: «Черное море стало почти что озером России. Если мы не будем действовать сейчас, история нам этого не простит».

Несколько факторов заставляют Анкару не участвовать в стратегии альянса по сдерживанию России в регионе. Во-первых, экономическое сотрудничество с Россией приобретает характер стратегического, причем оно остается неполитизированным в отличие от отношений Турции с западными странами. Во-вторых, участие Турции в конфликте с Россией на стороне НАТО может не только превратить турецкие территории в приоритетную цель ядерных сил РФ, но послужить началу ряда конфликтов на границах Турции на Балканах и Кавказе с непредсказуемыми последствиями для государственности самой Турции.

Сторожевой фрегат «Пытливый» проходит через пролив Босфор в Стамбуле

Сторожевой фрегат «Пытливый» проходит через пролив Босфор в Стамбуле

Фото: REUTERS/Murad Sezer

Турция не заинтересована и в пересмотре Конвенции Монтрё о статусе проливов, чего косвенно и напрямую добиваются США. Конвенция является сильным инструментом в руках Турции, закрепляет суверенитет над важнейшим международным морским проходом. Но, даже будучи членом НАТО, Турция старалась не использовать подобный козырь против крупнейшей морской державы в Черном море — России. Проход российских кораблей в большинстве случаев не является проблемным даже при разных взглядах на классы и вооружение кораблей. Босфор и Дарданеллы оставались открытыми и в период похолодания российско-турецких отношений в 2015-2016 годах. В то же время в дни грузинского кризиса в августе 2008 года Турция решила проконсультироваться с российской стороной перед принятием решения о пропуске кораблей США.

Своя игра

Очевидно, что Турция держится самостоятельной линии поведения в отношении России, и западные страны вынуждены с этим считаться. За последние 10 лет Турция превратилась в амбициозного игрока, нацеленного на расширение влияния в соседних регионах, прежде всего на Ближнем Востоке. Динамичная внешняя политика в регионе сталкивает Анкару с интересами западных партнеров. В таких условиях турецкая дипломатия стремится использовать имеющиеся геополитические преимущества в торге с Западом для продвижения своих узких национальных интересов.

Вопрос о приобретении Турцией российских ЗРК С-400 является наглядным примером тому: турки готовы использовать российский фактор в рамках собственных отношений с западными союзниками. Иметь такого строптивого партнера непривычно для США. К тому же архитектура безопасности руководимого Штатами военного альянса опирается на участие Турции, что еще больше осложняет двусторонние отношения. Давление на политическое руководство Турции может не только поставить под вопрос присутствие американских войск в регионе, но также и вынести на повестку дня судьбу стратегических военных объектов НАТО. Таким образом, отказ от Турции невозможен.

Президент РФ Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (слева) во время встречи на полях саммита G20 в Буэнос-Айресе. 1 декабря 2018 года

Президент РФ Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган (слева) во время встречи на полях саммита G20 в Буэнос-Айресе. 1 декабря 2018 года

Фото: РИА Новости/Михаил Климентьев

Вероятно, США в рамках противостояния с Россией в Черном море следуют политике увеличения стратегических альтернатив. С усилением самостоятельности Турции и явным нежеланием участвовать в политике давления на своего соседа по берегу американские военные развивают отношения с другими государствами региона.

В 2005 году Болгария и Румыния подписали соглашение о создании на черноморском побережье военно-морских баз США. Теперь Румыния представляется главным претендентом на замещение Турции в качестве главного антироссийского компонента американской стратегии. В 2010 году Бухарест активно участвовал в размещении на своей территории элементов ПРО США. В июле 2016 года Румыния выступила с инициативой по создании объединенной военно-морской группировки НАТО в Черном море. Хотя планы не были поддержаны всеми участниками, было очевидно, что значимость Турции в рамках активности НАТО в Черном море постепенно снижается.

Эсминец ВМС США «Карни» и румынский корвет «Контр-адмирал Хория Мачеллариу» в Черном море

Эсминец ВМС США «Карни» и румынский корвет «Контр-адмирал Хория Мачеллариу» в Черном море

Фото: navy.mil

Решение Анкары о строительстве логистической базы возле Трабзона призвано продемонстрировать западным союзникам, что Турция не намерена покидать акваторию Черного моря. Наоборот, участие страны в важных проектах, таких как, например, «Турецкий поток», предполагает более пристальное внимание страны к ситуации в регионе. Сохранение военного паритета в море оказывает прямое воздействие на политическую ситуацию в так называемый Большом Черноморье — регионах Кавказа и Балкан. Развитие оборонного потенциала, частью которого и будет являться новая логистическая база ВМФ Турции, нацелено на сохранении за Турцией ведущей морской силы в НАТО. Это означает, что перед Россией будет стоять задача развивать отношения с Турцией, продемонстрировавшей не раз свою позитивную роль в снижении антироссийских настроений в альянсе, на основе взаимоуважения. России необходимость показать, что усиление военного присутствия не направлено против коренных интересов Турции, а является логическим ответом на действия НАТО в Черном море.