Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Агитка не пытка: сторонники единого ЕС пытаются привлечь внимание
2018-10-29 17:56:40">
2018-10-29 17:56:40
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Брюсселе началась амбициозная кампания граждан по активизации молодого избирателя: в последние годы посещаемость избирательных участков молодежью оставляла желать лучшего. Низкая явка в условиях, когда евроскептики набирают всё бо́льшую силу, обещает Евросоюзу серьезную встряску. О мерах, которые руководство ЕС попытается принять для сохранения стастус-кво содружества двадцати семи, — в материале «Известий».

Сменить акцент, пока не поздно

Последние полгода на страницах европейской прессы практически постоянно «дежурили», сменяя одна другую, статьи с критикой так называемых евроскептиков — парламентариев и членов правительств государств – участников ЕС, выступавших за корректирование общего политического курса содружества в сторону отказа от осуществляемой ныне миграционной политики, а также снятия с России экономических санкций, наложенных Брюсселем на Москву под давлением Вашингтона.

Судя по всему, кампания подавления евроскептиков не удалась. Вначале свою непримиримую позицию отказа в приеме беженцев продемонстрировали страны «Вышеградской четверки» (Венгрия, Польша, Словакия и Чехия). Затем к ним присоединилась Италия, сменившая вместе с правительством и общий курс. А в последние недели настроение еврофилам окончательно испортили «Шведские демократы» Йимми Окессона, не только нарастившие свое присутствие в риксдаге, но и поменявшие статус лидеру социал-демократов Стефану Лёвену, добавив ему к перед титулом «премьер-министр» малоприятную приставочку «и.о.»

Фото: Getty Images/SOPA Images

Именно события последних недель заставили евросоюзные элиты пересмотреть свою снобистско-высокомерную оценку сил евроскептиков. Оказалось, что держать в руках СМИ и демонстрировать шапкозакидательские настроения совершенно недостаточно для того, чтобы без волнений и тревог ожидать результатов выборов в Европарламент в мае 2019 года.

Лишний повод для дрожи в коленках принес еврофилам вышедший на прошлой неделе информационный бюллетень Eurobarometer, опубликовавший результаты проведенного опроса населения ЕС на предмет, нравится ли жителям государств, входящим в сообщество, состоять в этой организации.

Результаты ошеломляют: в семи странах за продолжение пребывания в ЕС высказалось менее 50% населения, еще в шести количество энтузиастов евроинтеграции едва перевалило через этот рубеж.

У правящей элиты после анализа полученных данных хватило ума понять, что одними обвинениями в расизме и пренебрежении человеческими ценностями вроде гомосексуальных браков евроскептиков оставить без поддержки избирателя не удастся. Пора начинать работать.

Избиратель! Вернись, я всё прощу!

Как показывает статистика, ходить на избирательные участки у населения Старого Света вышло из моды. Причем главным образом это касается как раз сторонников «оставить всё как есть» — жизнь как-то устоялась, от добра добра искать не хотим и вам не советуем. Мало-помалу привыкшие убедили сами себя в том, что никому покушаться на существующие формы и нормы в голову не придет. И потому какой смысл ходить голосовать? Только время драгоценное тратить.

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Depo Photos

Особенно сильно установка эта повлияла на молодежь. Парадоксально: вроде бы кому, как не поколению «до 35», заботиться о своем будущем, но нет же — «само собой всё сложится».

Так и получилось, что в 2014 году на выборах в Европарламент явка была всего 42,61%. Рекордно низкая, между прочим. И лишь 28% от общей массы голосовавших составили «дотридцатипятилетние».

Решающее непришествие

Любопытная деталь, на которую, наверно, обратили все-таки внимание евросоюзные стратеги: судьбоносные решения (выбор политического курса государства, его присоединение к каким-то блокам — не обязательно военным, возможное отделение от целой страны ее составной части с попыткой формирования нового государства) принимаются фактически не голосующими, а неголосующими (извините за каламбур) людьми. То есть теми, кто не приходит на избирательные участки.

Самый свежий пример — недавний референдум в Македонии. Организаторам удалось наскрести явку в 36% избирателей, большинство из которых выступили за изменения в жизни страны: смену названия государства, после которой открывалась прямая дорога в НАТО. Но поскольку проголосовавших должно было быть не менее 50% плюс один голос, намерения Македонии стать членом Североатлантического альянса так и остались намерениями.

Участники протеста против референдума. Скопье, Македония

Участники протеста против референдума. Скопье, Македония

Фото: REUTERS/Marko Djurica

Еще один пример из последних — псевдореферендум в Каталонии 1 октября 2017 года. Псевдо — потому что проведен был в нарушение Конституции, допускающей организацию плебисцита только в случае, если правительством страны дано на это разрешение. Так или иначе, а мероприятие было проведено, и 43% имеющих право голоса воспользовались возможностью высказать свое мнение. За изменения, то есть за независимость Каталонии от Испании, тогда проголосовали 90% пришедших к урнам. А победа — не мытьем, так катаньем — осталась всё же за сторонниками «оставить всё как есть». Но только потому, что центральная власть референдум признала нелегитимным, а с ним и его итоги.

Каков будет расклад в каталонском вопросе, Мадриду было ясно еще по результатам так называемой всеобщей консультации об отношении к независимости, проводившейся 9 ноября 2014 года. Фактически это тоже был плебисцит, но назвать его консультацией (опросом — в некоторых источниках) организаторам и вдохновителям пришлось опять-таки по причине несоответствия Конституции. Показатели консультации 9 ноября выглядели совсем уж устрашающими: из явившихся к урнам 37% избирателей за независимость высказались 94%.

Аналитики из центрального аппарата власти королевства потом долго еще рассказывали, что «народ не пошел на участки, ибо опрос ничего не решал, и люди предпочли провести выходной день с семьей, на футболе и за пивом, а не удовлетворяя чье-то любопытство». Правительственные эксперты тогда даже ткнули читателя носом: посмотрите, сколько проголосовало за отделение, если посчитать от общего количества имеющих право опускать бюллетени. Одна треть! Меньшинство! Мол, а если бы действительно решалась судьба государства, то все бы как один...

Транспарант с надписью «Больше демократии!» на здании мэрии. Барселона, Испания

Транспарант с надписью «Больше демократии!» на здании мэрии. Барселона, Испания

Фото: Global Look Press/ZUMAPRESS.com/Marco Panzetti

В общем, это всё было разговорами в пользу непонимающих. Понимающие же, восседавшие в высоких кабинетах дворца Монклоа (резиденция испанского правительства. — Прим. «Известий») сообразили, что допускать референдум никак нельзя: разленившиеся сторонники статус-кво опять не придут, а требующие перемен как раз наоборот — явятся. И выйдет такая картина маслом...

Поэтому в сторону все разговоры о никчемности евроскептиков и их неуважении к общечеловеческим (временами очень сомнительным) ценностям. Рассчитывать на то, что закосневшая масса «от добра добра не ищущих» вдруг поднимется сама собой, не приходится. А при низкой явке ультраправые и популисты из «Альтернативы для Германии», французского «Национального объединения», нидерландской «Партии свободы», «Шведских демократов» и других могут и большинство получить.

Перемен, не хотим перемен

В евросоюзных верхах всерьез зазвучали речи, что «предстоящие европейские выборы в мае 2019 года — это возможное изменение эры в Европейском Сообществе». Как заявил директор европарламентского департамента по связям с прессой Жауме Дух на недавно состоявшейся встрече с молодыми европейскими журналистами, «ЕС сталкивается со сценарием, в котором значительная часть Европейского парламента следующего созыва будет занята силами евроскептиков. По данным некоторых опросов, в распоряжении сил, которые стремятся подорвать статус-кво союза в последние десятилетия, может оказаться около трети депутатских мандатов».

Еще в мае текущего года по разнарядке евросоюзных верхов была смонтирована веб-страница www.thistimeimvoting.eu для освещения подготовки к выборам в Европарламент и агитации населения за участие в них (на «правильной» стороне, разумеется).

После того, как по континентальной прессе пробежала леденящая кровь еврофилов информация о высадке в столице Старого Света организатора и вдохновителя трамповой победы Стивена Бэннона, пропаганда европейского варианта «голосуй, а то проиграешь» с терпеливо-объяснительного тона преобразовалась в истеричный вопль: «Караул! Эмиссар Вашингтона хочет развалить дружную европейскую семью и сможет это сделать, если мы не объединимся под страхом смерти».

Стивен Бэннон, старший советник президента США Дональда Трампа по политическим и стратегическим вопросам

Стивен Бэннон, старший советник президента США Дональда Трампа по политическим и стратегическим вопросам

Фото: Global Look Press/Vit Simanek

Евросоюзу потребовалась «рука миллионнопалая, сжатая в один громящий кулак», причем приводным мускулом этой руки виделась именно молодежь. На упомянутом выше портале начали раскручивать кампанию «На этот раз я голосую» (This Time I’m Voting). Брюссельские политтехнологи решили изменить тактику возврата людей в активную политическую жизнь. Если раньше в странах ЕС действовали точечными методами под лозунгом «Не голосуй!» (Don’t Vote!), указывая, кто именно является мишенью, которую требуется поразить отказом избирателя, то теперь мотив сменили с негативного на позитивный. Полагая, что отрицать и разрушать народ уже устал и ему должно понравиться начать строить.

К сентябрю выяснилось, что методика пассивного привлечения избирателя (а как еще назвать ожидание, что потенциальный голосующий по собственной инициативе зайдет на указанный портал?) сработала плохо. И в ЕС решили надавить. На молодежь, главным образом, как наиболее перспективный и малоиспользуемый до последнего времени ресурс.

Кому — пропаганда, а кому — информирование

С 16 по 18 октября 2018 года в Брюсселе прошли «Европейские молодежные дни СМИ». В течение трех дней опытные пропагандисты натаскивали участников встречи, как вести политические дискуссии и навязывать свою линию большим группам людей и правильно подавать преимущества существующей демократии над авторитаризмом и расизмом, которые воцарятся на территории содружества двадцати семи в случае, если Ле Пен, Сальвинии и Кº, вдохновляемые Бэнноном, получат большинство в высшем законодательном органе ЕС. Обучали, как нужно писать статьи, готовить новости, монтировать аудио- и видеосюжеты с последующим размещением их в соцсетях, вести онлайн-дискуссии.

Вся та работа, которую после семинара молодым журналистам потребуется проводить в среде себе подобных (в смысле, юношей и девушек в возрасте до 35), идеально подходит под определение «пропаганда». Однако брюссельские идеологи предпочитали называть ее объяснением существующих реалий и побуждением к занятию активной жизненной позиции.

Участники «Европейских молодежных дней СМИ» 2018

Участники «Европейских молодежных дней СМИ» 2018

Фото: youthpress.org

Пропаганда — это «сами-знаете-у-кого». У европейцев же то же самое называется выполнением служебных обязанностей по объективному информированию населения о происходящем.

«Чем моложе возрастная группа, тем больше у людей должно проявляться ощущение, что они европейцы, но на деле это пока из разряда желаний, а не действительности, — констатирует брюссельский корреспондент испанской АВС Франсиско Калеро. — В Испании, например, в последних выборах в Европарламент голосовало только 27% молодых людей».

Испания — не феномен в этом смысле. В Австрии, Великобритании, Германии, Нидерландах, Португалии, Франции данному показателю планку, установленную на уровне 30%, тоже преодолеть не удалось.

Ждем, удастся ли только что проинструктированной молодежи из четвертой власти ЕС изменить что-то в этой сфере в лучшую сторону. Пока же евроСМИ всерьез волнуются, что цифровые характеристики влияния «популистов и ультраправых» на умы населения сообщества продолжают неспешно, но неотвратимо нарастать.