Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Конфетка от миссис Мэй
2018-07-10 10:56:55">
2018-07-10 10:56:55
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Британии — правительственный кризис. За два дня кабинет Терезы Мэй лишился двух министров: в воскресенье вечером в отставку подал министр по Brexit Дэвид Дэвис, а в понедельник, 9 июля, о своем выходе из состава правительства заявил глава внешнеполитического ведомства Борис Джонсон. Мэй уже заявила, что этим ее не запугать и что кабинет будет работать и дальше, а она намерена до конца биться за кресло лидера партии. Подробности — в материале портала iz.ru.

Письменный отказ

«Дорогая Тереза! Два с лишним года назад британский народ проголосовал за то, чтобы покинуть ряды ЕС, после того, как им дали однозначное и категорическое обещание, что они вернут контроль над своей демократией… Эта мечта сейчас умирает в бесплодных сомнениях и неуверенности... Сейчас нам говорят, что мы по сути должны согласиться со всеми законами ЕС, которые не изменятся ни на йоту — но на сей раз без возможности как-то повлиять на их принятие. Это приведет к тому, что Британия превратится в полноценную колонию».

                   

Фото: Global Look Press/Alberto Pezzali

Это строки из прощального письма Бориса Джонсона. Безукоризненный слог, в конце целый абзац, исполненный гордости за достижения МИДа под его началом: успешно проведенный саммит глав Содружества, международная поддержка британской инициативы обеспечить к 2030 году всем девочкам стран – членов Содружества доступ к качественному 12-летнему образованию и, конечно, «решение 28 правительств выслать российских шпионов (речь о дипломатических работниках. — iz.ru) в качестве беспрецедентного шага протеста против попытки отравления Скрипалей».

На вид это чисто английский политический развод — с положенными случаю благодарностями и сожалением о том, что приходится расставаться с такими приятными людьми из-за политических разногласий. Мэй, как и Джонсон, попыталась остаться в рамках сценария.

«Я крайне огорчена — и немного удивлена, — этим письмом, полученным после продуктивной пятничной дискуссии, по итогам которой мы достигли согласия по проекту предложения… Если вы не в состоянии поддержать это решение в интересах Соединенного Королевства, ваш уход в отставку будет действительно верным шагом», — гласило ответное письмо, написанное в ледяном, но безукоризненно вежливом тоне.

Мэй пыталась публично выразить на заседании нижней палаты парламента благодарность уходящему министру за его плодотворную работу. Но вышел конфуз: дважды речь премьера прерывали выкриками из зала, и лишь после требования спикера угомониться и дать Терезе Мэй договорить она смогла завершить выступление.

Сами ешьте свои конфеты

Еще в пятницу казалось, что всё можно исправить. Кабинет собрался для обсуждения плана Brexit, который представила Мэй. Речь шла о сохранении зоны свободной торговли продовольственными и промышленными товарами с Евросоюзом. На заседании произошел скандал: ярых сторонников выхода Британии из ЕС, включая Джонсона и профильного министра Дэвиса, не устроила чрезмерно осторожная позиция премьера. Они сочли, что правительство пытается фактически саботировать Brexit: на словах выйти, а на деле остаться в рамках единой Европы.

Джонсон, судя по сообщениям СМИ, в выражениях не стеснялся, обвинив Мэй и ее сторонников в том, что они (цитата) polish a turd — идиома, которую на русский обычно переводят выражением «делать из дерьма конфету». Тем не менее протест был подавлен: большинство кабинета Джонсона и Дэвиса не поддержало. Борис поставил свою подпись под проектом и издевательски поздравил коллег с тем, что они, кажется, наконец-то пришли к соглашению по поводу Brexit.

Министры намека не поняли, а в газетах появились первые, пока еще робкие, предположения о грядущей отставке главы МИДа. Казалось, они так и останутся предположениями, тем более что Джонсон, казалось, смирился с произошедшим.

                 

Фото: Global Look Press/Pete Maclaine

Но в воскресенье вечером ушел Дэвис, не подписавший пятничное заявление. Он объяснил, что не видит возможности дальше исполнять свои обязанности в сложившихся условиях. Вместе с ним правительство покинул его ближайший помощник Стив Бейкер. Мэй, по некоторым данным, пыталась сохранить Дэвиса в составе кабинета, предложив ему должность главы МИДа.

В итоге она потеряла еще и Джонсона — он подал в отставку на следующий день, и теперь все взгляды обратились еще на двух сторонников жесткого Brexit — госсекретаря по международной торговле Лайма Фокса и Майкла Гоува, министра окружающей среды. До последнего времени Гоув играл роль миротворца, демонстрируя полную лояльность Мэй и при этом выступая за жесткий вариант выхода из ЕС, однако сейчас оказался перед нелегким выбором.

Второй раз не Тэтчер

Всем ушедшим быстро нашли замену — так, новым главой МИДа стал министр здравоохранения Джереми Хант. От того, сколько министров покинет кабинет Терезы Мэй, зависит многое. Прежде всего — ее шансы остаться у власти. Мэй стала премьером после того, как по итогам референдума о Brexit в отставку ушел Дэвид Кэмерон — ее выбрали как переходную фигуру, устраивающую всех. Маргарет Тэтчер из нее на данный момент не получилось: она пока так и не смогла создать собственный центр силы в Консервативной партии, постоянно колеблясь между радикальным и умеренным крыльями, пытаясь угодить и тем, и другим.

Зато в одном Мэй преуспела: мало кто из британских премьеров умел так держаться за власть. При любом намеке на внутрипартийный кризис Тереза давала понять: кабинет она распускать не будет. Чего стоит история с июньскими выборами 2017 года: Мэй сама инициировала досрочное голосование, надеясь получить массовую поддержку. Вместо этого консерваторы с трудом набрали большинство и вынуждены были формировать коалиционное правительство. После такой пирровой победы многие политики подали бы в отставку — многие, но не Тереза Мэй.

                

Фото: Global Look Press/Rob Pinney

В этот раз Мэй тоже предупредила, что без боя не сдастся. Вечером в понедельник она встретилась с консервативными депутатами-«заднескамеечниками» и произнесла перед ними яркую речь. Неясно, насколько эта встреча укрепила ее позиции, но 48 писем с выражением недоверия лидеру, которые требуются для начала процедуры смены власти в консервативной партии, на момент написания статьи еще не набралось.

Далеко не все сторонники жесткого Brexit в партии поддерживают отставку Мэй: к примеру, Дэвис в прощальном письме назвал ее «хорошим премьером» и выразил надежду, что она останется во главе тори. Сама Тереза явно демонстрирует, что намерена и дальше вести Британию к выходу из ЕС: показательно, что на место Дэвиса она назначила известного сторонника выхода из ЕС Доминика Рааба, близкого соратника Гоува, который может убедить его остаться в составе правительства.

Уступка брюссельскому Гитлеру

Терезе Мэй предстоят сложные времена. Во-первых, необходимо драться против лейбористов: их харизматичный лидер Джереми Корбин не упускает ни одного случая покритиковать Мэй и ее кабинет. В отличие от Терезы, он пользуется абсолютной поддержкой большинства рядовых лейбористов и, опираясь на них, успешно сопротивляется всем попыткам внутрипартийной оппозиции отправить его в отставку.

Лидер лейбористской партии Джереми Корбин

Фото: Global Look Press/Rob Pinney

И, во-вторых, сражаться с бывшими соратниками, которые, по образному выражению британских СМИ, «втыкают ей нож в спину», обвиняя в капитуляции перед ЕС. На кону — битва за лидерство в консервативной партии. Ярких альтернативных кандидатов пока нет за исключением популярного среди «заднескамеечников»-евроскептиков радикального тори Джейкоба Рис-Могга и… того же Бориса Джонсона. У него в партии немало сторонников, хотя подпись, поставленная им в пятницу, вполне может стоить ему премьерского кресла — парламентарий Эндрю Бриджен уже сравнил бывшего министра с Невиллом Чемберленом, отдавшим Чехословакию Гитлеру на растерзание, и заявил, что он «поднял белый флаг в попытке умиротворить Брюссель».

Среди возможных кандидатов называют уже упомянутых Майкла Гоува, главу МВД Саджида Джавида, министра обороны Гэвина Уильямсона, главу минздрава Джереми Ханта. Прозвучало даже имя Андреа Лидсом, проигравшей в свое время Мэй схватку за власть. Впрочем, пока это всё напоминает дележку шкуры неубитого премьера: Тереза Мэй в отставку не собирается.

Антироссийский велосипед

Как потенциальная смена власти отразится на британско-российских отношениях? Да, в общем, ничем особенным: чтобы перезагрузить отношения Лондона и Москвы, нужно что-нибудь посерьезнее, чем внутрипартийная свара в консервативной верхушке. Но если Мэй останется у власти, об улучшении отношений говорить вряд ли придется — не в последнюю очередь из-за «дела Скрипалей» и пресловутого «новичка».

Вся антироссийская кампания, выдвижение обвинений до получения хоть каких-либо доказательств, отказ от сотрудничества с Россией в ходе расследования были, по сути, направлены на то, чтобы укрепить позиции правительства и сплотить население перед лицом внешней угрозы. В итоге Мэй и ее министры оказались заложниками собственной тактики. «Дело Скрипалей» превратилось в велосипед: нужно непрерывно крутить педали, а то упадешь.

Признать, что правительство поторопилось, заранее назначив виновных, означает своими руками отправить кабинет в отставку. Понятно, что ни Мэй, ни ее потенциальные преемники — что Джонсон, гордящийся тем, что сумел добиться высылки российских дипломатов, что Джавид и Уильямсон, прямо обвиняющие Россию в смерти женщины, отравившейся «новичком» в Эймсбери, на это никогда не пойдут.

 

Загрузка...