Перейти к основному содержанию
Прямой эфир

Александр Борода: «В Москве будет больше синагог»

Федерация еврейских общин России планирует возвести в столице 20 культовых сооружений
0
Фото: пресс-служба ФЕОР
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В Москве не хватает примерно 20 синагог. Федерация еврейских общин России (ФЕОР) планирует восполнить этот пробел и уже наметила места для возведения первых из них — на Мичуринском проспекте и Варшавском шоссе. А в Коммунарке синагога появится в составе мультиконфессионального центра. Об этом в интервью «Известиям» рассказал глава ФЕОР Александр Борода. Он также отметил, что перед архитекторами стоит задача поиска новых форм для этих сооружений. И сообщил, что одна из новых синагог получила на днях престижную международную архитектурную премию. 

— Подмосковный Еврейский религиозно-культурный центр (ЕРКЦ) «Жуковка» стал лауреатом международной премии в области архитектуры The International Property Awards. Раньше российские или иностранные синагоги получали такие премии? Почему именно этот проект выиграл?

— ЕРКЦ «Жуковка» существует почти три года, мы открыли его в декабре 2015-го. Здание было спроектировано архитектурным бюро Gensler. Это один из крупнейших общинных центров в России и Восточной Европе. The International Property Awards — известная европейская ежегодная премия за достижения в архитектуре. Мы подали на нее заявку, потому что считаем, что наше здание уникальное — эффектное и нестандартное. Это подтвердилось победой в трех номинациях: «Дизайн общественных зданий», «Архитектура общественных проектов», «Строительство общественных проектов».

— Чем продиктована необходимость нестандартной архитектуры культового здания?

— Архитектура важна везде. Встречают-то по одежке. Насколько здание эффектно, настолько оно привлекает людей. Немаловажна и атмосфера внутри — она тоже создается архитектурой и интерьером. Пусть даже это религиозное строение — если атмосфера в нем тяжелая, гнетущая, то и людям не очень комфортно.

В иудаизме нет канонов для зданий синагог, есть больше свободы в архитектуре, и не пользоваться этим просто неправильно.

— Насколько эта тенденция поддерживается в мире при строительстве синагог?

— Полностью поддерживается: люди ищут новые формы. Интересна современная синагога в Мюнхене. В Америке к проектированию таких зданий привлекают самых смелых архитекторов и дизайнеров. Наш центр «Жуковка» чуть-чуть впереди планеты всей, но нельзя сказать, что планета стоит на месте. Все мыслят в этом направлении. Мы создали, я считаю, шедевральный объект, но во всем мире есть интересные синагоги.

— У нас планируется строить еще что-то подобное?

— Каждая новая синагога по-своему интересна. Зависит от того, кого привлекли. Но задача такая стоит, потому что стиль — вопрос не денег, а таланта. Интересное здание необязательно должно быть ультрасовременной архитектуры. В ноябре открывается синагога в Калининграде. Старое здание сожгли нацисты в Хрустальную ночь (9–10 ноября 1938 года). Новое соответствует духу квартала, который там восстанавливается, стилю Калининграда, в прошлом Кенигсберга, в котором преобладала архитектура Восточной Пруссии.

Еще раньше, в октябре, откроем синагогу в Архангельске. Она тоже соответствует стилю города. Думаю, что для него это будет большим событием.

— Еще где-то строятся сейчас синагоги? Какие планы по их строительству на ближайшее время?

— В Москве будет больше синагог, мы сейчас проводим тендеры по разным объектам столицы, в том числе в «новой Москве». Мы видим в этом явную потребность. Число евреев, проживающих в Москве и области, примерно в два раза больше, чем евреев, проживающих во всех остальных регионах.

— Как вы считаете, сколько синагог не хватает Москве?

— Небольших — до 2 тыс. кв. м — нужно минимум 20. Мы строим не просто синагоги, а комьюнити-центры, где смогут проводить досуг пожилые, будут благотворительная столовая и воскресная школа для детей, будут проходить молодежные мероприятия. Создаем многофункциональные комплексы, включающие синагоги.

— Когда они будут построены?

— Не за один день, и, повторяю, нам не нужно строить огромные центры. Постепенно построим. Всё должно произойти в свое время. Община тоже должна соответствовать, ведь построить синагогу — это полдела, ее надо еще содержать.

— Есть уже договоренности об этом с московским правительством?

— Мы не всегда идем и просим землю, мы стараемся что-то покупать, перестраивать или арендовать. У московского правительства нет специальной программы, по которой нам бы полагались земля или помещения под религиозные учреждения. Под Еврейский музей и центр толерантности Юрий Лужков выделил нам автобусный парк, правительство Московской области выделило землю под «Жуковку», есть и другие примеры, но большинство наших общин построены исключительно нашими силами.

— Москва настолько застроена, что, наверное, непросто найти место для синагоги? Или мы говорим об окраинах?

— Мы чаще реконструируем под общинные центры существующие здания. Синагоги никак не беспокоят жителей, потому что у нас нет уличных обрядов, которые будоражили бы местное население. К их появлению жители относятся спокойно.

— Уже наметили районы, где в ближайшее время будете строиться?

— На Мичуринском проспекте, на Варшавском шоссе. Мы сейчас подбираем там подходящие участки. А вот в «новой Москве», в Коммунарке, строительство ведется с участием правительства Москвы — там хотят сделать мультиконфессиональный центр, где были бы недалеко друг от друга и церковь, и мечеть, и синагога.

— В Калининградской области несколько десятилетий не было синагоги. Есть подобные примеры в других регионах?

— Остро не хватает синагоги в Сочи. Во всех регионах они есть, но мы уже прошли этап строительства синагог. Сейчас создаем общинные центры, которые включали бы и молодежные программы, и благотворительность, и образование.

— В каких городах, регионах сама синагога есть, но этого недостаточно? Каковы ваши планы по строительству общинных центров?

— Городов, нуждающихся в них, много: Ульяновск, Ростов-на-Дону, почти всё Поволжье, Западная Сибирь. Мы планируем построить пять общинных центров в течение ближайших 2–3 лет, сейчас идет строительство синагоги и общинного центра в Саратове, надеемся его открыть уже в следующем году.

— На какие средства ведется строительство?

— Только на частные пожертвования. В каждом проекте свои жертвователи. Все они — жители России. Мы сторонники того, чтобы общинные синагоги строились силами общины. Мы можем поддержать как централизованная организация, объединяющая общины по всей России, но если сама община не готова вложиться в проект, может быть, строительство синагоги в данном регионе не так и необходимо.

— Вы ощущаете рост или уменьшение антисемитизма?

— Ситуация с антисемитизмом стабильная в последние 10 лет. Нуля никогда не бывает, но уровень низкий. Статистика происшествий на национальной почве, связанных с антисемитизмом, не фиксирует никаких глобальных инцидентов. В этом большая заслуга правоохранительных органов, ФСБ в первую очередь. Они заслужили благодарность, потому что смотрят за этим.

— После принятия закона о защите чувств верующих были случаи привлечения к ответственности, связанные с иудаизмом?

— К счастью, не было. Но важность защиты чувств верующих нельзя недооценивать, потому что это касается большого количества людей. Мы видели, к чему приводили оскорбления пророка Магомеда во Франции. Государство об этом думает.

— А почему чувства верующих особо уязвимы и их надо защищать законом?

— Вера по своей сути абсолютно бескомпромиссна. И Бог (объект поклонения) — самое святое, что есть у человека. Оскорбления веры социально опасно, потому что задевает самые глубокие чувства не одного, не двоих, а большой массы людей.

— Чувствуете ли вы с введением этого закона, что стало больше защиты со стороны государства?

— Наличие статьи, думаю, охлаждает горячие головы провокаторов пониманием, что за свои выходки можно получить наказание. Государство выполняет свою функцию — наводит порядок, и мы за это выражаем большую благодарность.

Но не менее важно и то, как закон будет исполняться. Мы и, полагаю, все религиозные организации в нашей стране готовы активно сотрудничать в этом вопросе с правоохранительными органами. В данном случае на нарушителей закона важно смотреть не только с сугубо правоохранительной точки зрения, но и с точки зрения общегуманистических соображений. От религии ждут гуманизма и воспитательного эффекта. Когда человек сделал глупость и раскаялся, необязательно его сажать в тюрьму. Бывает, что прощение оказывает гораздо более положительный эффект, чем наказание.

— В православии сейчас говорят о духовном подъеме общества, его большей религиозности. Как с этим обстоят дела в еврейской общине?

— В последние 10–15 лет мы тоже наблюдаем большой духовный подъем. Мы открываем новые синагоги, в них приходит всё больше и больше людей. Сейчас основные их посетители — молодежь и люди среднего возраста. Община растет в арифметической прогрессии. Например, московская община за последние пять лет выросла примерно в пять раз — мы видим это по количеству людей, принимающих участие в основных религиозных праздниках, по количеству участников разных образовательных и благотворительных программ.

 

Прямой эфир