Перейти к основному содержанию
Прямой эфир
Главный слайд
Начало статьи
Берут штормом: почему миссия МВФ приехала в Киев в разгар кризиса
2018-09-06 14:59:56">
2018-09-06 14:59:56
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

В четверг, 6 сентября, в Киев с рабочим визитом прибыла миссия МВФ. Задача сотрудников фонда — оценить выполнение Киевом бюджета на текущий год, а также ознакомиться с проектом бюджета на следующий. Проанализировать состояние дел фонду нужно для того, чтобы снова начать кредитовать Украину — официальный Киев очень рассчитывает на очередной транш (порядка $2 млрд). Однако есть и проблема — обстоятельства в этом году складываются не в пользу украинских чиновников — страна попала в идеальный шторм: у государства попросту нет денег на обслуживание текущих обязательств. Почему так получилось и на что рассчитывает Киев — разбирался портал iz.ru.

По чайной ложке в день

Как и всякая уважающая себя «аграрная сверхдержава», современная Украина имеет выраженные минимумы и максимумы курса национальной валюты. Каждый год они примерно одни и те же: осенью курс начинает проседать (закупка энергоносителей, контракты на зимний импорт, скупка зерна нового урожая трейдерами). Минимума гривна достигает обычно в январе — из-за праздников возникает дефицит валюты. После чего курс снова укрепляется. А осенью всё повторяется снова. Однако в этом году система дала существенный сбой — курс гривны в разгар летнего отдыха ушел в настоящее пике, упав более чем на 8% за два неполных месяца. Можно говорить, что виноват в этом МВФ — не дал вовремя денег. Можно обвинить правительство Украины, которое рассчитало бюджет в надежде на транши фонда, а также допустило еще несколько серьезных ошибок в конце прошлого года. Только вот искать виноватых уже поздно. Однако проанализировать причины нынешних проблем стоит.

Табло пункта обмена валют в центре Киева

Информационное табло пункта обмена валют в центре Киева

Фото: Global Look Press/Jaap Arriens

Последний раз МВФ давал деньги Украине в начале апреля 2017 года, перед этим — в сентябре 2016-го. К тому времени все первоначальные договоренности и примерные сроки уже были сорваны. Так, в 2016 году Украина должна была получить четыре транша на общую сумму более $5 млрд, в 2017-м — два транша на 3,5 млрд. Вместо этого она получила два раза по $1 млрд, да и они на самом деле были фикцией. Эксперты подсчитали, что за последние два года Украина получила от МВФ ровно столько кредитов, сколько выплатила обратно фонду. В Национальном банке (НБУ) продолжали цепляться за уже давно не работающий график кредитования и надеялись, что если получение траншей несколько раз срывалось, то в следующий раз дадут то, что недодали раньше. Именно так в доходной части бюджета-2018 «появились» $3,5 млрд от МВФ. Их ждали в конце прошлого года, потом — в I квартале 2018-го, затем ожидания сдвигались еще на квартал, и в результате теперь их очень ждут к концу года. Правда, уже не 3,5, а в лучшем случае всего 2 млрд.

Сами виноваты

Тем не менее от недостатка валюты Украина в первом полугодии не страдала — помогли трудовые мигранты. В конце 2017-го и в 2018-м поступления от них сильно возросли — в прошлом году они перевели на $3 млрд больше, чем ожидалось. Однако эти поступления были не запланированы и в итоге оказались своего рода миной замедленного действия. Украина зависит от импорта, а значит, сумма пошлин и налогов импортеров напрямую зависит от курса гривны к доллару. При расчете бюджета на текущий год правительство заложило в него среднегодовой курс в 29,3 гривны за доллар. Однако даже во время январских пиков гривна не проседала так низко. В феврале доллар стоил порядка 27 гривен, а уже в марте — на 3 гривны дешевле бюджетного курса. И это продолжалось примерно 4,5 месяца.

Автобус Черновцы – Варшава на автовокзале польской столицы

Автобус Черновцы–Варшава на Западном автовокзале польской столицы

Фото: РИА Новости/Алексей Витвицкий

На практике это означает, что всё это время импортеры «недоплачивали». Сегодня дефицит бюджета оценивается в 17 млрд гривен, но это далеко не всё. У правительства есть расходы на такую сумму и нет денег. Но год назад оно собирало налоги и пошлины, финансировало расходы и оставалось в плюсе (25–30 млрд гривен). Как раз из-за проблем со сбором налогов в июле впервые за многие годы произошел сбой в выплате пенсий. Теперь они, конечно, наверстают упущенное, но всё имеет свою цену. Импортеры наполнят налогами бюджет, но они же поднимут цены на импорт — ведь курс растет. А это означает виток инфляции.

В былые времена на Украине проблему недостачи решали просто. Самым главным источником денег в такие периоды становился бизнес — крупных игроков «убеждали» заплатить налоги вперед. Кроме того, переставали возвращать НДС экспортерам. Ну и, конечно, занимали. Сейчас первый способ уже исчерпан. По данным источников, знакомых с ситуацией, почти весь украинский бизнес и так платит налоги с трехмесячным опережением. Второй — и самый выгодный — сейчас не применяется, а это означает, что каждый месяц казначейство выдает бизнесу 10–15 млрд гривен, которые тут же конвертируются в валюту. Третий метод имеет ограничения. Занимать на внешних рынках Украина, конечно, может, но это очень дорого. Все знают, что судьба сотрудничества Киева с МВФ под вопросом, и задирают процент: Украине занимают деньги на тех же условиях, что и странам Африки, раздираемым гражданскими войнами. В конце августа для срочных выплат удалось привлечь $725 млн под 9% годовых. Для сравнения: год назад Украине удалось занять $3 млрд под 7,375%. Занимать через ОВГЗ (облигации внутреннего государственного займа) Украина тоже бесконечно не может, поскольку выплата процентов по облигациям каждый раз отражается на валютном рынке.

Вид на одесский морской порт

Одесский морской торговый порт

Фото: Global Look Press/Server Amzayev

К тому же в этом году Украина возвращает беспрецедентную сумму внешних и внутренних долгов — 325 млрд гривен. Финансировалось это новыми долгами: в январе–июне правительство активно привлекало в том числе зарубежных инвесторов, продавая им ОВГЗ. Это укрепляло гривну, то есть власти Украины своими руками создавали дефицит бюджета. Впрочем, другого выбора у них не было. В итоге уже с середины июля НБУ был вынужден регулярно выходить на межбанковский рынок. Сложно сказать точно, сколько валюты пришлось распродать. Приблизительно — $1 млрд, если считать вместе с первой неделей сентября. Для Украины это много, ведь большая часть ее валютных запасов — фикция, кредиты МВФ. На начало августа своих резервов у НБУ было всего лишь $6,8 млрд. За август на поддержание курса спустили около полумиллиарда долларов, в первые дни сентября — еще около 100 млн.

За всё заплатит народ

О том, что миссия МВФ прибудет в Киев этой осенью, было известно еще в июне. Но суть в том, что три месяца назад ситуацию в экономике можно было привычно назвать «стабильно тяжелая». Сейчас же, к моменту визита, мы видим зарождающийся идеальный шторм. Из-за этого совпадения Украина оказалась в ситуации, когда ей не только нечем возвращать долги, но и оплачивать текущие внутренние расходы. Фонд же, как известно, в своей работе руководствуется основным правилом. Он — первый кредитор. Не вернуть кредит фонду нельзя. А значит, деньги даются с таким расчетом, чтобы гарантия их возврата была стопроцентной.

Первыми в списке идут социальные расходы. Даже беглый анализ черновика бюджета-2019 это показывает. Госслужащим замораживают зарплаты и готовят 30-процентное сокращение штатов в районных администрациях. Пенсии и минимальную зарплату вроде бы повысят, но с небольшими нюансами. Минимальная зарплата вырастет до 4200 гривен с 1 января, хотя ее собирались поднимать до 4500 уже в этом году, а с 2019-го — еще выше. Пенсионерам приготовили другой сюрприз: индексацию пенсий проведут в сентябре, а не как обычно в марте. Только одним таким нехитрым финтом экономят 12 млрд гривен (около $420 млн).

Участники марша протеста против повышения цен на газ и роста коммунальных тарифов

Участники марша протеста против повышения цен на газ и роста коммунальных тарифов

Фото: РИА Новости/Алексей Вовк

К тому же рост зарплат и пенсий имеет обратную сторону — позволяет сокращать количество получателей субсидий. То есть государство перекладывает деньги из кармана в карман. Есть и другие хитрости. Доходную часть снова набивают мифическими доходами, наподобие 17 млрд гривен ($600 млн) от приватизации. Напомним, в текущий бюджет по этой статье заложены 22 млрд гривен поступлений, из которых за полгода получено 50 млн гривен. Так создается впечатление платежеспособности.

В МВФ, впрочем, помнят, что программы приватизации на Украине никогда не выполнялись, что дефицит бюджета всегда оказывался выше обещанного, доходы — меньше, а инфляция — больше. В прошлые годы в фонде вынужденно с этим мирились. Но в этот раз ситуация выглядит иначе — у фонда очень сильная переговорная позиция: действующая программа для Украины заканчивается весной будущего года. Теоретически МВФ может выплатить Киеву $1 млрд (как уже делал это в 2016–2017 годах) и снова начать процесс контроля за исполнением требований. Всё равно Украина вернет эти деньги в течение нескольких месяцев, и единственным профитом для нее станет получение средств от Мирового банка и ЕС — их выдача завязана на продолжение сотрудничества от МВФ. Но Украина просит о новой, третьей программе, и это дает МВФ больше рычагов влияния.

Газ всему голова

Главная причина приостановки сотрудничества Украины и МВФ почти на 1,5 года — отказ правительства выполнять меморандум МВФ. Речь идет об индексации тарифа на газ для населения. Весной 2017 года стороны договорились проводить такой пересмотр дважды в год, если цены за это время меняются более чем на 10%. После того как в начале прошлого года страны — экспортеры нефти договорились об ограничении ее добычи, цена на нефть начала укрепляться. А вместе с ней начал дорожать и природный газ. МВФ уже летом предложил кабинету министров повысить тариф на 15–20% и получил отказ. Причин могло быть множество. Возможно, на Украине ждали, что стоимость нефти упадет и проблема решится сама собой. Потом начался отопительный сезон, следом — приняли бюджет 2018 года, сверстанный из расчета актуальных и сегодня цен. Пришлось бы пересматривать в том числе сумму субсидий, вновь балансировать бюджет. Не исключено также, что премьер-министр Владимир Гройсман попросту не захотел совершать акт политического самоубийства.

Но и после окончания отопительного сезона Украина продолжала тянуть. Несколько раз объявляла мораторий на повышение цен (в октябре ему исполнится уже полгода). Торговались, ждали. В результате пришли к нынешней ситуации. Но нефть снова растет в цене — в основном из-за вероятной остановки экспорта Ираном. Вслед за ней дорожает и газ. А на Украине стремительно, как уже отмечалось, девальвирует национальная валюта.

Горящая газовая конфорка и денежные купюры Украины

Резкое подорожание тарифов на газ снова заставит каждого второго украинца обращаться за помощью государства

Фото: РИА Новости

Еще весной в МВФ озвучили свою позицию по повышению тарифа для населения: на 60% сразу и на 10–15% — с начала нового отопительного сезона. Правительство предлагало в ответ разные варианты, сводившиеся в итоге к согласию поднять тариф на 25–40%. Однако не исключено, что теперь придется выбрасывать белый флаг и соглашаться на все условия без обсуждения. И весенний вариант может оказаться щадящим. Скажем, коммерческий тариф в сентябре вырос почти до $470. Для сравнения: в мае–июне бизнес платил $360–370 за тысячу кубометров топлива.

Показательно, что еще в июле киевские чиновники хоть как-то комментировали ход переговоров с МВФ. Сегодня же говорят только одно: да, будем повышать. На сколько — пока неясно. Учитывая скорость девальвации и роста коммерческих цен, не исключено, что сразу вдвое.

И вот тут самое время вернуться к субсидиям. Такое резкое подорожание снова заставит каждого второго украинца обращаться за помощью государства. Под 60-процентный рост тарифа их объем уже просчитан (120 млрд гривен), на 50 млрд гривен больше, чем в 2018 году. Но просчитано это чисто математически, а по факту у правительства нет денег платить их даже на сегодняшнем уровне: собесы под любыми предлогами сокращают, а то и вовсе отказывают в выплате этой помощи.

В итоге получается, что Украина попала в любопытную ловушку. Для обслуживания госдолга нужны новые кредиты. Взять их можно, только если искусственно подтянуть некоторые экономические показатели (инфляцию, курс гривны) под стандарты МВФ. Но как только правительство это делает, у него перестает хватать денег на выполнение текущих обязательств. Правительство в панике бросается занимать деньги — и круг повторяется. И вырваться из него, похоже, невозможно.