Перейти к основному содержанию
Реклама
Прямой эфир
Мир
США заключили контракт на $1,2 млрд на закупку комплексов NASAMS для Украины
Мир
Кандидат в послы США выступила за расширение каналов связи Москвы и Вашингтона
Мир
CNN узнал о планах США значительно увеличить число тренируемых украинских боевиков
Мир
Умерла солистка рок-группы Fleetwood Mac Кристин Макви
Армия
Чеченский ОМОН приступил к зачистке села Благовещенка от боевиков
Происшествия
Три человека пострадали в ДТП на Рублевском шоссе в Москве
Армия
Ракета «Союз-2.1б» с космическими аппаратами стартовала с космодрома Плесецк
Спорт
Месси не забил гол в ворота Польши в матче ЧМ-2022
Общество
Нацотряды в Херсоне начали зачистки помогавших проводить референдум
Общество
Повышение тарифов ЖКХ произойдет в России 1 декабря
Спорт
Сборная Аргентины обыграла Польшу и вышла в плей-офф ЧМ-2022
Армия
Российские военные уничтожили склад боеприпасов националистов
Главный слайд
Начало статьи
Озвучить текст
Выделить главное
вкл
выкл

Благотворительный фонд «Подари жизнь» пытается бороться с мошенниками из Ялты. Они украли название фонда и собирают деньги будто бы на помощь больным детям. Почему назвать свой фонд чужим именем ничего не стоит и как отличить лжеволонтеров от благотворителей, разобрался портал iz.ru.

Благотворительный фонд против клонов

Волонтеры крымского республиканского благотворительного фонда «Подари жизнь» используют в работе техники агрессивных продаж. «Поощряете ли вы жадность? А детей любите?» — цепляют они прохожих на набережной Ялты, после чего показывают фото детей, которым нужна помощь, и просят пожертвовать деньги.

Такие сборщики пожертвований встречаются по всей России, обычно около метро и вокзалов. Если попросить их показать документы, раскрывающие, какая организация на что планирует потратить деньги, как правило, они или не могут ничего толком показать и объяснить, или исчезают в толпе. Не всегда делают это из злого умысла — иногда их самих обманывают мошенники.

Однако представители ялтинского клона «Подари жизнь» демонстрировать копию свидетельства государственной регистрации некоммерческой организации не стесняются. Как выяснили в фонде «Подари жизнь», основанном в 2006 году Диной Корзун и Чулпан Хаматовой, с документами у этой организации не всё хорошо.

Учредители фонда «Подари жизнь» Дина Корзун и Чулпан Хаматова (слева направо)

Фото: ТАСС/Михаил Метцель

«Мы нашли этот фонд на сайте Министерства юстиции РФ, в реестре зарегистрированных некоммерческих организаций. Но с 2014 года, с момента регистрации, и до настоящего времени этот фонд никакой благотворительной деятельности не ведет, так как нет ни одного отчета, это подтверждающего», — отметили в фонде.

При этом сделать с ними практически ничего нельзя. За призыв к добровольным пожертвованиям уголовное дело не заведешь. Если только призывают к этому совершеннолетние. Тогда никаких проблем у организаторов их деятельности не будет.

Фонд «Подари жизнь»

Это не первая и, увы, не последняя история, когда название нашего фонда используется для регистрации НКО в регионах. Мы насчитали 20 таких организаций, в которых в том или ином виде фигурирует словосочетание «подари жизнь».

Пока что его сотрудникам удалось лишь однажды добиться смены названия другого фонда — красноярского «Подари жизнь 24». На это ушло почти два года работы юристов, которые прошли все судебные инстанции вплоть до Верховного суда РФ. И только после того, как дело было направлено Верховным судом на пересмотр, Красноярский краевой суд принял доводы истцов. До этого ограничивался формальным отказом и даже данные «Левада-центра», подтверждающие, что название «Подари жизнь» устойчиво ассоциируется с фондом Хаматовой и Корзун и его использование вводит в заблуждение россиян, во внимание не принял.

После вмешательства Верховного суда в сентябре 2017 года красноярский суд постановил, что фонд-клон, созданный предпринимателями Еленой и Олегом Чипизубовыми, должен выплатить компенсацию судебных расходов в размере 50 тыс. рублей и сменить название в течение 10 дней.

Волонтеры на зарплате

За регистрацию НКО отвечают Минюст и Федеральная налоговая служба. И по закону в регистрации должно быть отказано НКО c уже зарегистрированным другой организацией названием. Однако, когда во время судебного разбирательства между «Подари жизнь» и «Подари жизнь 24» журналисты Ъ просили в Минюсте прокомментировать причины и последствия регистрации еще двух десятков одноименных фондов, в том числе ялтинского, в министерстве от комментариев отказались.

Красноярский суд до вмешательства Верховного апеллировал к Гражданскому кодексу РФ, который охраняет только названия коммерческих организаций. Забывая, что в законе об НКО закреплено исключительное право НКО на наименование.

Но уникальность выигранного у красноярского фонда-клона процесса не только в том, что его удалось обязать сменить название. Прецедент еще и в том, что двойник вышел в публичное поле, чем, по сути, признал факт нарушения. Как правило, те, кто использует известные названия НКО для сбора денег, поступают иначе.

Фото: ТАСС/Юрий Машков

На любом сайте бесплатных объявлений в разделе вакансий можно найти массу предложений поработать волонтером/промоутером — собирать деньги в помощь детям. Среди нанимателей как известные фонды, отправляющие средства на помощь больным детям, так и организации с похожими названиями. Например, «Подари жизнь детям». Дублируется это и в пабликах во «ВКонтакте». Кто-то обещает зарплату в пределах определенной суммы, кто-то — процент от собранного. И все они не имеют никакого отношения к благотворительности, уверен президент благотворительного фонда «Предание» Владимир Берхин.

«Во-первых, они [работающие на улице с ящиками для пожертвований] не волонтеры. Эти люди получают зарплату — процент от собранных средств. Как при этом их руководство защищается от воровства — непонятно. Деньги гуляют бесконтрольно из рук в руки, ящики закрываются для вида. Второе — они слабо подготовлены и почти не представляют, что должны рассказывать людям. Например, они могут сказать название детского дома, но не знают, что там за дети, какие у них проблемы, что будет куплено на эти деньги. Причина достаточно простая — текучка в этих группах довольно большая. Работа малоприятная и выматывающая. Нет задачи вести длинные разговоры, задача — быстро подойти и получить хоть какие-то деньги», — рассказал Берхин в лектории АСИ.

С мая 2017 года почти 300 НКО подписали декларацию «Все вместе против мошенников» о добросовестности в сфере благотворительности при сборе средств через ящики-копилки. Все они договорились, что не собирают наличные деньги от имени организации вне мест проведения благотворительных мероприятий и вне стационарных ящиков для сбора наличных денег, опечатанных и вскрываемых в присутствии независимых контролеров.

Стационарные ящики устанавливаются во время благотворительных забегов, концертов и т.п. То есть если к вам на улице подошел человек в майке с надписью вроде «Я помогаю детям» и попросил пожертвовать на лечение детей, это как минимум значит, что он не представляет фонд, подписавший декларацию.

Катя Бермант, директор благотворительного фонда «Детские сердца»

Ни один честный благотворительный фонд не собирает наличные на улице. Если вы видите на улице вот такого лжеволонтера, вызывайте полицию.

Правило трех «если»

Если за помощь детям вам предлагают какой-то сувенир: шарик, ручку, фонарик и т.п. — перед вами абсолютно очевидный представитель лжефонда. Так не поступает ни одна благотворительная организация, в том числе не связанная с помощью людям.

Если купить ничего не предлагают, чтобы удостовериться, мошенники ли перед вами или сборщики пожертвований, как правило, достаточно задать им вопрос о регистрации или контактах фонда, о детских домах или больницах, которым они помогают. После этого лжеволонтеры, как правило, исчезают.

Посетители на инклюзивном благотворительном фестивале House of Hearts на территории Государственного музея архитектуры им. А.В. Щусева в Москве

Фото: РИА Новости/Екатерина Чеснокова

Если после вопроса волонтер не отошел со словами «Ах, не хотите помогать, тогда хотя бы не мешайте!», можно позвонить директору фонда. Телефон должен быть указан в документах, которые должны иметь при себе сборщики денег. Если номер не отвечает, скорее всего, фонд ненастоящий. Но иногда сборщики пожертвований называют себя представителями реальных фондов (к которым не имеют отношения). Тогда по телефону смогут рассказать, для кого и как собирают деньги. Скорее всего, коробочками, которые закрываются только для вида, они не пользуются. И не прибегают к услугам платных волонтеров.

Практика малых дел

Но есть и такие организации, которые все-таки отправляют какое-то количество собранных средств на благотворительность. Это позволяет держать документы в порядке и отбиваться от любопытных жертвователей.

«Проблема в том, что путь наличных от коробочки до детского дома неизвестен. На часть денег действительно покупается что-то для детского дома. Мы разговаривали с одним из директоров детского дома, который подтвердил, что дважды им привозили бытовую химию на 15 тыс. рублей за четыре месяца сотрудничества. А куда деваются остальные деньги — неизвестно. Мы пытались подсчитать: одна такая группа энергичных и активных волонтеров на людном перекрестке может собрать за один час 50 тыс. рублей запросто», — отметил Владимир Берхин, который руководит фондом «Предание».

Фото: Depositphotos

Он рекомендует при встрече с потенциальными лжеволонтерами вызывать полицию, хотя признает, что реальных рычагов влияния на людей, которые, по сути, просят милостыню, в законе не предусмотрено. Чтобы предъявить им обвинения, нужно чтобы кто-то, пострадавший от их деятельности, написал заявление. А этого практически не бывает, в том числе в силу мизерных единичных сумм пожертвований, из которых складывается весьма серьезный доход.

Изредка таких сборщиков задерживают, но зачастую вскоре отпускают. Как, например, подростков, которых прошлым летом после жалоб граждан задержали в Твери. Выяснилось, что несовершеннолетние и сами не знали, в какую схему втянуты. Или граждан ближайшего зарубежья, которые просили денег в помощь детям, в Курской области. Полиция установила, что они к фондам отношения не имеют и забирают процент от собранного. Если бы они имели миграционный патент, им пришлось бы заплатить штраф в 500 рублей. А так 2,5 тыс. «Примерно посчитали, что в Перми, которая даже не город-миллионник, они [лжеволонтеры] в день получают до миллиона рублей», — отметила директор благотворительного фонда «Детские сердца» Катя Бермант.

Поддельные репосты

Чтобы быть уверенным в том, что помощь пойдет нуждающимся, а не мошенникам, представители НКО призывают переводить деньги онлайн по указанным на сайтах реквизитам. Но здесь желающих пожертвовать деньги, тоже подстерегают опасности.

Лжефонды комбинируют сразу несколько уловок, чтобы заставить невнимательных пользователей перевести деньги им, а не НКО. Создают сайты несуществующих фондов, при этом копируют логотипы, а также фотографии и истории нуждающихся у реальных организаций. Или целиком копируют странички известных фондов, указывая поддельные реквизиты, — это особенно распространено в соцсетях.

«Новый способ — мошенник позиционирует себя в соцсетях как сотрудника какого-то реального фонда. Пишет душещипательные истории про детей, с пояснениями, что нужна помощь. Истории могут быть и реальные, и вымышленные — и реквизиты вроде бы совпадают с реквизитами, указанными на сайте упоминаемого фонда. Но есть нюанс: номер «Яндекс-кошелька» другой. Автор поста просит присылать средства именно на «Яндекс-кошелек». Вроде визуально с первого взгляда кажется, что обмана нет. И люди ведутся», — рассказал исполнительный директор фонда «Подари жизнь» Григорий Мазманянц.

Фото: ИЗВЕСТИЯ/Михаил Терещенко

Также среди популярных методов обмана он назвал перепосты реальных постов с просьбами о помощи, но с указанием в шапке других реквизитов; и массовую рассылку писем, в том числе с использованием компьютерных вирусов, которые делают подобную рассылку с компьютера другого пользователя по списку его контактов. «Это как раз рассчитано на реакцию не близких друзей, которые, конечно, перезвонят и уточнят, что же случилось, а на малознакомое окружение. А количество людей, которые отреагируют, огромно. Ведь не жалко дать 100, 500, 1000 рублей», — заключил Мазманянц.

Несмотря на сложности, с которыми сталкиваются и НКО, и их благотворители, суммы пожертвований не сокращаются даже в кризис. Так, к середине 2016 года в России действовало 485 фандрайзинговых (собирающих средства) благотворительных фондов. Им миллионы россиян пожертвовали 10,4 млрд рублей. Причем сборы половины фондов тогда выросли по сравнению с 2014 годом.

 

Читайте также
Реклама